Назад   Начало   Вперед

 

 

 

 

говорит о существовании в древние времена некой контролирующей «духовной силы», стоящей над всеми раздробленными арийскими племенами. Опираясь на выявленные нами системы культовых комплексов школ-«дзуар»-ов, поддерживаемые расшифрованными с «хатиаг»-ского иносказания Нартскими идеологическими представлениями, мы можем реконструировать процесс некогда возможного возвышения горцев Центрального Кавказа над родственными им кочевниками.

Начнем с того, что «по археологическим и лингвистическим источникам ранняя область обитания носителей древней индоевропейской культуры в 4‑3 тыс. до н. э.» локализуется в южнорусских степях, на юго-востоке Европы и северо-востоке Передней Азии (Мифы народов Мира, т.1, стр.   527). На одной из этих же территорий ученые обозначают происхождение праиндоевропейской общности. Мы же осмелимся пойти «выше» основных, принятых исследователями, локализаций индоевропейцев, и добавим к перечисленному Кавказ. Для этого предположения у нас есть достаточно весомые аргументы.

Первое. Легенды, существующие у двух, отдельно стоящих групп Ариев — иранцев и индоариев, хранят память о некой прародине‑-горе (у иранцев — это Хара Березайти; у индоариев — это гора Меру), то есть, изначально утверждается «горское» происхождение индоевропейцев. И, хотя легенды о прародине‑горе могут быть (и вероятнее всего) более позднего происхождения (III – II — тысячелетие до н. э.) и связаны с формированием южных иранцев и перемещением индоариев на полуостров Индостан, все равно обозначение
некоей северной священной горы «Меру»-«Хара Березайти» должно ставиться во главу поисков прародины Ариев. Другое дело, локализация этой священной горы учеными представляется по-разному (в том числе — полумифическими-полуфантастическими теориями на примере некоей арктической горы). Если хребет Хара-Березайти и иранскими источниками, и большинством исследователей сопоставляется с Кавказскими горами, то расположение горы Меру у разных искателей видится по-разному. Преобладает мнение, что гора Меру, находящаяся, согласно легендам, где-то «на Севере, под Полярной звездой», то есть, за Гималаями, может быть — Алтай. Но последние исследования показывают, что индоарии двинулись на полуостров Индостан из Передней Азии, значит, «понесли» с собой на восток и легенды о «северной прародине» — горе Меру (в таком случае становится понятным, почему у переселившихся на полуостров Индостан индоариев произошла дезориентация в определении местонахождения горы Меру, расположенной «на Севере, под Полярной звездой»). Для Передней Азии «северная гора под полярной звездой» — это Кавказ, то есть Хара-Березайти и гора-Меру — одна и та же гора. (К сказанному можно добавить упомянутые нами ранее частые топонимические названия гор и хребтов Центрального Кавказа с корнем «мар»: Джи‑мара, Марау‑хор, За‑мар-аш, Мар-уат, Мор-ах, Мары-кау, Мара и т. д.)

 

Второе. Весомый аргумент в пользу древнейшего присутствия на Кавказе индоевропейцев доносит до нас грузинский историк XI века Леонтий Мровели в летописи о происхождении осетин:

«…Всколыхнулись все родственные племена таргомосиани и перешли гору Кавказ, и опустошили всю Хазаретию, и построили города в этой стране, и вернулись обратно.

После этого выбрали царя хазары и подчинили всё они своему избранному царю. И, собравшись под его руководством, перешли морские ворота, которые сейчас называются Дербентскими. Не смогли противостоять им таргомосиани, так как хазаров было несметное количество. Полонили они всю страну таргомосиани…

Изучили хазары обе эти дороги, которые назывались морские ворота, Дарубанды и арагвские ворота, называемые Дариалом, и участили хазары нашествия и пленения, и никто не мог сопротивляться. И с тех пор все таргомосиани стали данниками хазар.

Но когда впервые выступил царь хазаров и завладел странами, о которых писал выше, и перешел Кавказские горы, у него был сын Уобос, и отдал сыну своему пленников из Армении и Картлии, и дал так же страну, часть Кавказа к западу от реки Ломеки до западных склонов Кавказа.

И поселился тут Уобос: его потомки суть осетины, страна их — Осетия, которая была частью Кавказа…» («История Осетии в документах и материалах» [с древнейших времен до конца XVIII века] Леонтий Мровели [историк XI в.] «Жизнь грузинских царей», т.1, стр. 35-36). О каком времени и каких событиях сообщает нам средневековый летописец?

В науке за этими «хазарами» общепринято подразумевать скифов, вторгшихся в VII веке до н. э. в Переднюю Азию и далее — на юг и восток (очевидно, на мнение историка (Мровели), жившего в XI веке, повлияла усилившаяся [до походов князя Святослава] Хазария, в образе которой на тот период для грузин представлялась в целом вся Великая степь, что и послужило поводом для ошибочной подмены в многотысячелетней легенде исчезнувшего, древнего и уже забытого индоевропейского [доаланского] «хозяина Северокавказских степей» на более позднюю, доминирующую и единственно известную для грузин в степях силу. Но еще более очевидно явное заимствование приведенной летописи из негрузинских [вернее догрузинских] источников). То, что за «хазарами» подразумеваются предки осетин, — это понятно, но то, что ими должны быть непременно скифы, — сомнительно.

«…Скифы не сею дорогою [вдоль берега Черного моря] ворвались, а уклонились на другую, повыше сей и, гораздо, длиннейшую, оставив гору Кавказ по правую руку. Там-то мидяне сошлись со скифами и, быв последними побеждены, лишились владычества своего.

Так завладели скифы всею Азиею. Отселе пошли они на Египет; но когда вошли в Палестинскую Сирию, то Псамметих, царь египетский, выйдя к ним с дарами и просьбами, отклонил их от дальнейшего похода…

 

Рейтинг@Mail.ru