Новый 1919 год был одним из самых тяжелых в политической ис­тории Осетии XX века. Он был предсказуем, и к нему тщательно готовились как в Северной Осетии, так и в Южной. Здесь хорошо понималось то прямолинейное восприятие, которое склады­валось вокруг политического положения Осетии, являвшейся якобы форпостом русского большевизма. Не было сомнения в том, что российские белогвардейские патриотические силы, концентрировавшиеся на Северном Кавказе, обрушатся, преж­де всего, на Северную Осетию, занимавшую центральное стра­тегическое положение на Кавказе. О вооруженном походе на Осетию открытые заявления делали и представители грузинско­го правительства. В начале 1919 года из этих двух опасностей главной считалась грузинская агрессия, ставившая перед собою задачи, связанные с организацией геноцида осетинского наро­да; идеи о геноциде рождались в подтверждение тезиса о том, что нет «никакой Южной Осетии», а есть только Грузия.


Накануне Второй русской революции Южная Осетия оставалась под неослабным игом грузинских тавадов. В течение послед­них 10 лет, прошедших с окончания Первой русской революции, осетинское крестьянство постепенно утратило свои завоевания и вновь подпало под гнет феодально-полицейского режима. Редкие поползновения к бунтам и волнениям пресекались властями жестоко и неукоснительно. Замечалось и другое - по мере ужесточения деспотического режима явно росло социальное напряжение. Особенность югоосетинских крестьянских выступлений заключалась в их четкой зависимости от российских поли­тических кризисов. Осетинское крестьянство, несмотря на край­не угнетенное положение, хорошо ориентировалось в общей обстановке, складывавшейся в стране. Оно не предпринимало опрометчивых шагов, не открывало себе «фронта», заведомо ведшего к поражению. Этим объяснялось успешное наступление на Южную Осетию реакции феодалов, вернувших себе прежние позиции. Но события 1917 года, в особенности - про­должавшаяся для России мировая война, были закономерны и вполне предсказуемы. О них догадывались даже в столь отда­ленных глухих районах, каким, несомненно, оставалась Южная Осетия. Стоит отметить еще одну важную черту осетинского народа: в обстановке, когда Россия была занята тяжелой мировой войной, в Осетии больше задумывались о том, как принять учас­тие в этой войне и помочь России обезопасить себя, нежели о крестьянском восстании.






Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

Другие опросы...