У нас нет текста постановления, принятого 12 июля 1925г. по докладу Симона Такоева на Большом Президиуме Северо-Кав­казского ЦИКа. Однако можно с уверенностью утверждать, что оно вопреки воле Генерального секретаря ЦК партии Сталина было против присоединения объединенной Осетии к Грузии. Не исключено было, что такое решение краевого ЦИКа было приня­то не без участия самого Такоева и его соратников. Это хорошо видно из письма первого секретаря Закавказского крайкома РКП(б) Орджоникидзе, направленного Сталину 9 сентября 1925г. Обращаясь к своему адресату по-домашнему - «Дорогой Coco», Орджоникидзе с нескрываемым раздражением сообщал; «Се­годня приехал ко мне Такоев и показал решение крайкома Севказа (Северо-Кавказского крайкома - М.Б.), в котором говорит­ся, что решение их отменяется» (Орджоникидзе имел в виду отме­ну решения, ранее принятого Сталиным совместно с осетинской делегацией во главе с Такоевым. - М.Б.).




Раздел написан с привлечением документов, опубликованных в серийном издании "Документы советской истории", Основная часть из них содержится в Книге 1, "ЦК РКП(б)-ВКП{б) и национальный вопрос". Составители Л.С. Гатагова, Л.П.Кошелева, Л,А. Роговая. Москва, 2005. Выражаю глубокую благодарность Людмиле Гатаговой, обнаружившей ценные документы по Кавказу и любезно приславшей их автору.


Как известно, в феврале-марте 1921г. силами российских войск и местных большевиков в Грузии была установлена Советская власть. При формировании Грузинской Советской рес­публики грузинские большевистские организации устойчиво придерживались ранее сложившегося идеологического стерео­типа о «Великой Грузии». На политические планы советского руководства Грузии сказывались еще недавно выдвинутые на­ционалистическими партиями и правительством Жордания идеи о вооруженном присоединении Южной Осетии к Грузии. Советское правительство Грузии с самого начала остро поста­вило вопросы присоединения к Грузии новых территорий.


Начальник штаба Грузии В. Джугели двинул под собственным ко­мандованием правительственные войска к Цхинвал. От Жорда­ния, Гегечкори и Рамишвили - основного ядра правительства Грузии - начальник штаба имел четкую установку: «Каленым же­лезом расправиться с Южной Осетией». В первых боях с превос­ходящими силами противника малочисленные осетинские отря­ды сопротивления в течение двух дней обороняли Цхинвал на его подступах. Единственный пулемет системы «Максим», кото­рым располагали осетины, переносили с одного места на другое и тем сдерживали атаковавшие грузинские войска. Однако у оборонявшихся не было боеприпасов. В отличие от них, грузинс­кие войска были вооружены новейшими образцами английского и немецкого тяжелого и стрелкового оружия. 14 июня начался расстрел мирных сел, их жителей - массы никому не сопротив­лявшихся людей. К осетинским селам подводилась артиллерия, открывалась канонада, и села сравнивали с землей.


Бывшая российская Грузия, взлелеянная Петербургом, не прос­то отделилась от России, от своего создателя, а в противовес ей выставила себя на международный политический аукцион. Она особенно не торговалась, отдавала предпочтение всем, кроме России, кто желал оказывать ей знаки внимания. Сюда, в Тиф­лис, спешили посланцы из Англии, США, Германии, Франции и Турции. Разумеется, ни одна из этих стран не собиралась зани­маться строительством «великой Грузии», как то позволяла себе Россия. По верному суждению грузинского историка Г. Гамбашидзе, для великих держав, ожидавших окончательного распада России, «Грузия была удобным плацдармом» для осуществления вооруженного нападения на Россию, ослабленную войной и ре­волюциями. Занимая на Кавказском перешейке выгодное поло­жение, Грузия с ее противостоянием России привлекала внима­ние крупных держав не только на случай раздела России, но и в контексте проблем ближневосточной нефти и ее богатых для то­го времени запасов в Азербайджане.



Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

Другие опросы...