Центральная Осетия расположена в верховьях рек Ардона и Те­река. Ее территория включает Мамисонское ущелье, Зарамагскую кот­ловину, довольно большую Нарскую котловину с ее ответвлениями (ущелье рек Зругдон, Гуркумтиком, Джинат), Закинское и Трусовское ущелья, а также Кобинскую равнину близ Военно-Грузинской дороги, Некоторые исследователи всю эту территорию наряду с верхними районами Юго-Осетии считают Туалетией. При этом обычно ссыла­ются на автора исторической географии Грузии — Вахушти. Но, по Вахушти, центром формирования этнической общности туалов была только часть Центральной Осетии: Зарамагская котловина, Нарское> Зругское, Закинское и Касарское ущелья. Позже это наименование распространилось и на другие районы Центральной и Южной Осетии.

Однако ни один осетин из других районов Юго-Осетии не назовет себя туальцем, а скажет, что он «хусайраг», т. е. южанин из Юго-Осе­тии. Это же относится и к жителям Закинского и Турсовского ущелий, которые называют себя по имени своих ущелий — закинцы, турсовцы.

Дореволюционная Осетия характеризовалась наличием древних об­щественных форм. К ним относятся формы семейных отношений: патро­нимия, фамилия первого порядка (фамилия простая) и фамилия второго порядка. Такие родственные коллективы, получившие впервые научное определение в трудах М. О. Косвена, присущи также многим другим народам Кавказа. Однако наиболее полно они сохранились до послед­него времени у осетин, что помогло, например, открытию одной из этих форм (патронимии) на материале южных осетин.

Патронимия у осетин имела несколько названий: «иу фыды фырта» («дети от одного отца»), «иу артай баиуарга» («от одного огня разделившиеся»), «дыггат хадзар» (второй дом). Эта общественная форма возникла в результате сегментации или распада семейной общины. Она объединяет несколько больших и малых семей, которые в свою очередь вследствие дальнейшего роста распадались на новые патронимии. Каж­дая патронимия носила имя своего основателя — главы дома, давшего начало данной группе. Вновь образовавшиеся патронимии поселялись обычно компактно, образуя отдельные селения или кварталы. Однако с проникновением в осетинскую деревню товарно-денежных отношений, способствовавших росту имущества отдельных ее членов, участились семейные разделы, вызываемые обычно ссорами братьев. В таких слу­чаях братья стремились поселиться в разных местах, не создавая пат­ронимических поселений. Патронимические поселения распространены преимущественно в Центральной Осетии и большей части Юго-Осетии. Объясняется это большим сохранением здесь патриархально-родовых пережитков и географической изолированностью района. Здесь целый ряд ущелий (Нарское, Зругское, Закинское, Сба, Рук и др.) заселялся исключительно однофамильцами, родственными группами, образовавши­мися в результате распада больших семей.

Период с XV до начала XVIII в. иногда называют «темными веками» осетинской истории, имея в виду не только малочисленность письменных известий об этом времени, но и тяжелые последствия катастрофы, постигшей народ в XIII-XIV вв. Потерю государственности, городов и письменной традиции было невозможно восполнить в условиях суровой природы и скудного горного хозяйства. Единственным хранилищем духовных ценностей оставалась коллективная память народа. Необходимым условием преемственности поколений было личное участие каждого осетина в использовании и приумножении культурного наследия. У человека любого возраста и положения имелась своя доля ответственности и собственная роль в культурной жизни общества. Наверное, в этом и кроется причина удивительной сохранности в осетинском языке и народной культуре древнейшего индоевропейского и арийского наследия, утраченного многими другими народами.




Территория и население. Тагаурское общество занимало ущелья рек Гизельдона (Даргавская долина и Кобанское ущелье), Ганалдона (Санибанское ущелье) и Терека (Дарьяльское ущелье). На западе тагаурцы граничили с куртатинцами, на юге — с Тырсыгомским обществом. Восточными соседями тагаурцев были ингуши, а северными — кабардинцы.

Тагаурское общество сложилось как политический союз крупной Тагаурской гражданской общины и нескольких небольших самостоятельных общин-селений.

Независимыми общинами были селения Ганал, Джимара, Хуссар-Ламардон и Цагат-Ламардон. Еще две такие общины жили в Каккадуре и Санибе — совместно с тагиатами. В Ганале, Хуссар-Ламардоне и Санибе выделились «сильные» фамилии, которые владели собственными пастбищами и имели зависимых людей. Но по богатству и знатности они уступали тагиатам — высшему сословию Тагаурской общины.



Политический строй Осетии XV-XVI вв. был демократическим. Древнегреческое слово «демократия» переводится как «народоправство» или «власть народа». Власть в каждой гражданской общине и в целом обществе принадлежала коллективу граждан. Уаздан имел свою землю и вел самостоятельное хозяйство. Он ни от кого не зависел и активно участвовал в политической жизни. Его гражданские права соблюдало народное собрание и защищал суд.

Ныхас. Высшим органом управления в Осетии было народное собрание — Ныхас. Слово «ныхас» в переводе с осетинского языка и означает «народное собрание». К нему очень близки по смыслу старые русские названия «собор» и «вече». Другое значение слова «ныхас» — «разговор», а происходит оно от общего корня с глаголом «ныхасын» — «склеивать, соединять». Народное собрание объединяло людей и было символом единства народа.



Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

Другие опросы...