На главную   |    Рекомендуем - {sape_links}

В 1971 г. эпиграфистка Э. И. Соломоник прислала мне прорисовку граффито на обломке амфоры позднего римского времени, найденном в 1970 г. в Херсонесе. Граффито процарапано каким-то острием настолько тонко, что Э. И. Соломоник не удалось сделать с него фотоснимка (см. табл. XII, рис. 1).
Очерк  1.  Фрагмент аланского граффито на обломке амфоры из Херсонеса (VII в. (689—690 гг.) н. э. Крым)
Находка случайная. По археологическому материалу участка, где найден обломок, его можно датировать VII в. н. э.
Надпись читается слева направо. Начало отбито, в конце ее стоит число из двух цифр арамейского дукта. То, что это цифры, видно по небольшой горизонтальной линии над знаками. Цифрам предшествует девять букв. От крайней слева, что на изломе, сохранилось две трети. Прорисовка граффито сделана в натуральную величину.
Граффито выполнено аланским (средневековым осетинским} письмом, представлявшим собой, как это теперь известно, смешение букв древнеосетинского (скифо-сарматского) письма арамейского дукта с буквами частично измененного сиро-несторианского письма. Последним средневековые осетины пользовались иногда наряду со своим собственным письмом при форме букв, весьма близкой к несторианскому оригиналу, соблюдая, однако, при этом свое левостороннее направление письма.

В 1954 г. появилась статья тюрколога А. М. Щербака «Несколько слов о приемах чтения рунических надписей, найденных на Дону», в которой автор делает попытку дешифровки поименованных в заглавии нашей статьи надписей, объявляя их тюркскими, а письмо тюркским руническим.
Вопрос об определении язьгка надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах Новочеркасского музея имеет для науки принципиальное значение.
Маяцкое городище на Дону при устье р. Тихая Сосна относится, как признает большинство археологов, к салтовской (аланской) культуре VIII—X вв. Фляги Новочеркасского музея, найденные на Нижнем Дону и датируемые теми же VIII—X вв., хотя и не являются непременными в археологическом комплексе салтовской культуры, все же, если язык надписей маяцких камней и новочеркасских фляг окажется общим, естественно, будут говорить и об общности культур народов, создавших эти надписи.

По своему далекому происхождению новое письмо оказалось связано с арамейским, а в дальнейшем частично с квадратным еврейским письмом достаточно старых форм. В отличие от семитического оно имело направление — слева направо. Этот вывод был сделан нами на основе новой, изменившейся обращенности подавляющего большинства в той или иной мере реформированных семитических букв. Для одного и того же звука в письме употребляется по нескольку разных форм букв, что говорит о его длительной жизни и большой локальной разветвленности. В первой публикацш статьи в 1964 г. мы назвали это письмо «причерноморским буквенным письмом», но теперь приходится от этого названия отказаться. В своей исходной этнической форме письмо представилось древнеосетинским (скифо-сарматским), а средневековые осетинские (аланские) формы этого письма — его изводами, т. е. вариаитами.




По сведениям, полученным от археолога Э. В. Ртвеладзе, обстоятельства находки горшочка с надписями малоизвестны и скудны. Обнаружен он обильненскими ребятишками в обрезах р. Кумьг и доставлен в школу. В 1962 г. сотрудник Пятигорского краеведческого музея Е. Е.Ивашнев взял его из школы и передал в музей. О нахождении его в Пятигорском музее впервые было сообщено в статье археолога В. А. Кузнецова, где автор, находясь под влиянием гипотезы тюрколога А. М. Щербака, относит данный горшочек с письменами к памятникам тюркской культуры, а сами письмена считает вслед за А. М. Щербаком вариантом тюркского рунического письма. В статье В. А. Кузнецова воспроизведен схематический рисунок горшочка, а из надписей прочерчена небрежно только одна, прорись которой отдельно не дается. Судя по тексту статьи, В. А. Кузнецов сам не видел горшочка. Прорись надписи была ему прислана музеем.



Во время раскопок восточно-славянского городища Титчиха, производившихся археологом А. Н. Москаленко с 1954 по 1962 г., среди лепной керамики были обнаружены фрагменты сосудов салтово-маяцкого типа. Керамика этого типа составляет около 10% всего керамического материала городища. Обломки ее встречены во многих жилищах, хозяйственных ямах и на свободной от построек территории городища. А. Н. Москаленко полагает, что аланское население Титчихи было пришлым и составляло на городище среди славянского (вятичского) населения, незначительный процент. Незначительный процент составляла и оставленная аланами керамика. На основании ряда объективных данных А. Н. Москаленко заключает, что городище Титчиха перестало существовать не ранее конца X в., хотя по некоторым вещам (например, браслету XII—XIII вв. в полуземлянке № 17 (можно полагать, что жизнь здесь) замерла значительно позже.



Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

Другие опросы...