На главную   |    Рекомендуем -
По сведениям, полученным от археолога Э. В. Ртвеладзе, обстоятельства находки горшочка с надписями малоизвестны и скудны. Обнаружен он обильненскими ребятишками в обрезах р. Кумьг и доставлен в школу. В 1962 г. сотрудник Пятигорского краеведческого музея Е. Е.Ивашнев взял его из школы и передал в музей. О нахождении его в Пятигорском музее впервые было сообщено в статье археолога В. А. Кузнецова, где автор, находясь под влиянием гипотезы тюрколога А. М. Щербака, относит данный горшочек с письменами к памятникам тюркской культуры, а сами письмена считает вслед за А. М. Щербаком вариантом тюркского рунического письма. В статье В. А. Кузнецова воспроизведен схематический рисунок горшочка, а из надписей прочерчена небрежно только одна, прорись которой отдельно не дается. Судя по тексту статьи, В. А. Кузнецов сам не видел горшочка. Прорись надписи была ему прислана музеем.
Во время раскопок восточно-славянского городища Титчиха, производившихся археологом А. Н. Москаленко с 1954 по 1962 г., среди лепной керамики были обнаружены фрагменты сосудов салтово-маяцкого типа. Керамика этого типа составляет около 10% всего керамического материала городища. Обломки ее встречены во многих жилищах, хозяйственных ямах и на свободной от построек территории городища. А. Н. Москаленко полагает, что аланское население Титчихи было пришлым и составляло на городище среди славянского (вятичского) населения, незначительный процент. Незначительный процент составляла и оставленная аланами керамика. На основании ряда объективных данных А. Н. Москаленко заключает, что городище Титчиха перестало существовать не ранее конца X в., хотя по некоторым вещам (например, браслету XII—XIII вв. в полуземлянке № 17 (можно полагать, что жизнь здесь) замерла значительно позже.
Кроме этих двух пространных граффити, на сосудах имеются еще одиночные слова — имена. Всех имен граффити пять. Два из них повторяются дважды. Рассмотрим эти граффити.
1. На чаше № 10 с гравированной надписью «пенящаяся чаша счастья» прочерчено граффито (см. табл. XXI, рис. 6) из четырех уже известных нам букв, которые транслитерируются как тагӕ. По-видимому, это слово следует сопоставлять с диг. тагӕ — 'жила', 'веревка', употребленным в значении имени-прозвища, Предпоследняя буква граффити с выходящим за угол соединения небольшим шипом, направленным наискось вниз, а не горизонтально, вероятно, передает г, а не к. Возможно, конечно, что графически и «орфографически» в этом граффити не точно передано другое слово — дигорское собственное имя Тӕкъа, которое, как подсказал М. И. Исаев. наличествует в дигорском селении Лескен. Важен тот факт, что оба имени, какое бы не закрепить за граффито, осетинские.

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

Другие опросы...