На главную   |    Рекомендуем - {sape_links}


Очерк 7. Аланские слова и буквенные меты на альчиках салтовского могильника (IX—X вв. н. э. Харьковская обл.)


В 50 км от Харькова на территории Салтовского и Волчанского районов, вблизи селения Верхнее Салтово, на правом берегу р. Северский Донец в 1900 г. был обнаружен катакомбный могильник.
С года обнаружения и до сих пор могильник подвергается систематическим раскопкам. Салтовский могильник находит себе полную аналогию в погребениях селений Чми, Верхняя Рухта, Кумбулта и Камунта в Северной Осетии.
О принадлежности салтовского могильника средневековым осетинам-аланам говорит не только материальная культура могильника, но и эпиграфический материал, обнаруженный в нем во время раскопок в 1947— 1948 годах экспедицией С. А. Семенова-Зусера и до сих пор никем не исследованныи.
В катакомбе № 4 (1948 г.) значительный интерес представила находка астрагалов (бараньих косточек), называемых русскими на Северном Кавказе альчиками, а осетинами хъул. Они были сложены пирамидой. Археолог пишет, что на 14 астрагалах из 69 были какие-то буквоподобные знаки. 8 астрагалов были просверлены то в одном, то в нескольких местах. В конце 60-х годов нам предоставилась возможность, благодаря любезности харьковского археолога В. И. Кадеева, осмотреть астрагалы, сделать с них фотографии и прорисовки и убедиться в том, что в «буквоподобных знаках» представлено средневековое осетинское письмо, отчасти того дукта, что на камнях Маяцкого городища VIII—X вв., а более дукта сиро-несторианского.
Осетинских слов, написанных на альчиках полностью, оказалось три. На альчике № 3 четко вырезано слово иш, равное совр. осет. ирон. ис в значении 'достаток'. С палеографической стороны слово состоит из буквы и того дукта древнеосетинского письма, которая впервые появляется в надписи на баночном сосуде V в. до н. э. из Горной Пролейки и держится в этом хабите во многих древних, а затем средневековых надписях осетинского письма. Вторая буква слова — типичная сиро-несторианская šin, поставленная в вертикальное положение. Точно такую букву мы видим в надписи на кирпиче из Саркела.
На альчике № 7 начертано хорошо читаемое слово ихъаурӕ, равное совр. осет. дигорскому слову со значением 'доблесть'. Слово интересно тем, что оно написано с определенным артиклем и, сохраняемым и до сих пор в дигорском диалекте. По недостатку места на альчике буквы слева ихъаурӕ расположены столбцом сверху вниз, набегая одна на другую, однако, независимо от этого, слово хорошо читается. Дукт письма в основном сиро-несторианский. Некоторые из букв в этом хабите уже встречались в надписях на камнях Маяцкого городища.
Палеография слова такова. Начинается оно с буквы и того же хабита, что и в предыдущей надписи — вертикального, прямостоящего штриха. К этой букве вплотную в нижней части примыкает сиро-несторианского письма буква gof в виде неправильного четырехугольника. Ее пересекает с длинным стержнем буква а того образца, который нам хорошо известен из маяцких надписей. Буква представляет соответственно перевернутую сиро-несторианскую 'alef. Далее идет сиро-несторианского хабита буква waw, выполняющая в осетинском письме функцию звука у, за ней р маяцкого хабита, но иной обращенности и завершает слово 'ajin сиро-несторианского хабита, в средневековом осетинском передающая звук ӕ.
Дигорское слово хъаурӕ 'доблесть' считается в осетинском заимствованным из тюркского языка. В иронском диалекте ему соответствует форма хъару. В тюркском къару означает 'сила'.
На альчике № 12 начертано буквами сиро-несторианского письма осет. ирон. слово ӕв(ы)д — 'благополучный', 'невредимый'. С палеографической точки зрения в слове все выдержано в норме осетинского письма сиро-несторианского дукта: звук ӕ передан сиро-несторианского хабита буквой 'ajin, поставленной почти вертикально, далее следует сиро-несторианская WAW, передающая совр. осет. в и заключает слово буква daleth, опять сиро-несторианского хабита. Звук ы в слове не выписан и поставлен нами в скобки
Исследуя слова и меты на альчиках, мы пришли к мысли, что ими, вероятно, обозначались различные стороны человеческой личности и жизни. Альчики были игральными костями и когда игроку выпадал альчик с тем или иным начертанным на нем словом, он считал это знамением судьбы.
Если эта точка зрения верна, то вслед за альчиками № 3 с иронским словом иш (= совр. ис) — 'достаток', № 7 с дигорским словом ихъаурӕ — 'доблесть' и № 12 с иронским ӕв(ы)д — 'благополучный1, 'невредимый', остальные сокращенные слова и буквенные меты можно, предположительно, расшифровать так: альчик № 1 ант (= ирон. ӕнт[ыст], диг. ӕнт[ӕст] — 'удача', альчик № 2 нис (= диг. нис[ан]) — 'цель', альчик № 4 ан (— ирон. ӕн[тыст], диг. ӕн[тӕст]) - 'удача', альчик № 6 ин (= ирон. ин[гӕн]) — 'могила', альчик № 8 н(ы\\и)ш (= диг. н(и)с[ан]> ирон. н(ы)-с[ан\} — 'цель', альчик № 10 з (== диг. з[ин], ирон. з [ын\) — 'тягота', альчик № Ц ц (— диг. н[ивӕ], ирон. н[ыв]) —'счастье'.
На семи альчиках две метьг оказались негативйыми: ирон. ин[гӕн] -- 'могила', диг. з[ин], ирон. з[ын] — ‘тягота'. Если меты расшифрованы верно, то в последнем случае нельзя не вспомнить аланскую надпись на амулете IX в. из Донецкой области: ӕйсӕд нӕ зынты (м. б. зинти) — 'да возьмет он наши тяготы!'. Надпись на амулете показывает, что достаточно было написать слово и носить писанку с ним при себе, чтобы тяготы жизни были отвращены. Перед нами магия слова.
Соображения эти возникли в связи с тем, что там же, в Салтове, С. А. Семеновым-Зусером в 1947 г. в катакомбе № 9 с двумя костяками были обнаружены альчики — один с полным словом ирон. аиб (совр. осет. аипп) — 'недостаток', 'порок', просверленный и носившийся как амулет, другой целый с буквенной метой т раскрытой нами как ирон. т[ых] —'сила', 'мощь'.
Интересно, что слово аиб выписано на альчике в форме, отвечающей араб. перс. aτb, а не осетинскому аипп. Вероятно, это слово вошло в осетинский язык салтовских поселенцев сравнительно недавно.
Надпись любопытна с палеографической стороны.
Начинается она с буквы, передающей дифтонг ай в том хабите, в котором эта буква знакома нам в этой форме и звучании в таласской тюркоязычной надписи аланского (ясского) письма XII в. н. э., а заканчивается буквой б того хабита, что засвидетельствована в маяцкой надписи VIII—Хвв. в имени Бан (-Бен) 'Атыф. Высказанное во «Введении» к этой книге соображение о том, что в подонские массы алан вместе с гуннскими ордами могли влиться в каком-то количестве среднеазиатские приаральские ясы, оказывается таким образом палеографически подтвержденным.
С исторической стороны салтовские средневековые осетины представляют значительный интерес. Было бы весьма полезным, если бы ими пристально занллись осетинские этнографы и подтвердили или опровергли наши соображения относительно чтения сокращенных слов и мет на альчиках.
С диалектальной стороны салтовские осетины представляли собой ясский диалект осетинского языка,— смесь дигорского с иронским. Первым памятником, подтверждающим наличие этого диалекта в Северном Причерноморье, является калиновская надпись II в. н. э. из Одесской области.


Г. Ф. Турчаниновскачать dle 12.1


 

 

 

Похожие новости



Комментариев 0