Исторические известия об аланах-осах (введение)


Осетины до XX в. не имели своей письменности и поэтому для истории их отсутствуют какие-либо письменные исторические памятники иа осетинском языке. Исторические сведения об осетинах прихо­дится искать в письменных памятниках других, бо­лее культурных народов, с давних пор обладавших письменностью. Сведения об осетинах, довольно скудные, мы находим в грузинских летописях, у древнегреческих, византийских, арабских и других
авторов.
При этом только в грузинских источниках осе­тины известны под тем же названием — «осы» (ов­сы), которым они называются у грузин до сих пор.
В русских летописях осетины упоминаются под названием «ясы». В некоторых источниках они на­зываются «ас» или «аси». Последнее название в настоящее время у дигорцев — западной ветви осе­тин-— сохранилось за балкарцами. Но исследова­тели (В. Миллер, И. В. Абаев), на основании до­бытого ими лингвистического материала, пришли к выводу, что в Балкарии, до прихода сюда нынеш­него балкарского населения, обитали осетины, к ко­торым и относится название «ас», перешедшее по­том к новым поселенцам— балкарцам.
В источниках древнегреческих, латинских, ви­зантийских, арабских и др. осетины известны под именем «алан».
Разумеется, прямое отождествление древних алан и осетин, как «предков» и «потомков» (в ант­ропологическом смысле), было бы совершенно неправильным. Здесь речь идет только о языковых и культурно-исторических связях между аланами и осетинами.
К осетинам собственно следует отнести лишь сведения о кавказских аланах, памятуя, что эти аланы-осетины являются продуктом разнообразно­го смешения древних алан с другими этническими элементами Кавказа и прежде всего с местными яфетидами.
Так как для истории осетин особенно важное значение имеют сведения об аланах, то здесь сле­дует привести те доказательства, которые послу­жили основанием для отождествления алан и осе­тин.
1. В армянской истории М. Хоренского сообща­ется о нашествии на Армению в I в. нашей эры, в царствование Арташеса, алан в союзе с грузина­ми. Об этом же событии сообщает и грузинская летопись, называя при этом союзников грузин ов­сами (т. е. осетинами).
Сопоставление этих двух известий — армянского к грузинского — дает основание для вывода, что аланы и овсы-— один и тот же народ,
2. Иосиф Флавий сообщает, что «народ аланы есть часть скифов, обитающая у Танаиса и Меотийского озера».
Русский переводчик XII в. передает это извес­тие так: «язык же яський ведом есть, яко от пече­нежского рода родился, живуща подле Тани и Меотьского озера». Таким образом, у русского авто­ра XII в. было убеждение в тождестве алан с ясами, т. е. осетинами.
3. Византийский историк Кедрин (род. в 1033 г.) сообщает, что вдова абхазского царя Георгия Альда, родом аланка, вступив в союз с императором Романом, передала ему крепость Анакуфу. Об этом же событии сообщает и грузинская летопись, причем вдову царя Георгия называет дочерью овского царя. Таким образом, народ, известный у грузин под названием овсов, у византийцев назы­вался аланами.
4. В армянской географии VII в. дается подроб­ный перечень племен Северного Кавказа, причем упоминаются самые мелкие этнические группы. Рядом с ними называются и аланы, которые поме­щаются к востоку от дигорцев. Таким образом, в армянской географии под аланами подразумевает­ся лишь восточная часть осетин — ироны, в то вре­мя как западная часть осетин — дигорцы значатся под этим частным именем.
Сведения армянской географии служат опро­вержением имевшего место в литературе взгляда, что название аланы не этническое, а собиратель­ное, объединяющее большинство племен Северного Кавказа, так как в названной географин имя алан не объединяет не только какого-либо количества племен Северного Кавказа, но даже всего осетин­ского племени.
5. Дарьяльские врата во многих источниках на­зываются аланскими, как, например, в названной армянской географии, у средневековых арабских писателей — Масудн, Ибн-Рустэ и др. В этом сле­дует видеть одно из доказательств в пользу отож­дествления алан и осетин.
6. Средневековые западно-европейские путеше­ственники — Плано Карпини, Рубрук, Иосиф Барбаро отождествляют алан с асами, т. е. осети­нами.
7. И р а н с т в о в П р и ч е р и о м о р ь е. Следует признать установленным присутствие с древнейших времен иранского элемента в Причерноморье — среди скифов, а в особенности среди сарматов.
В то же время давно установлено наличие иран­ского элемента в осетинском языке. Имеющийся лингвистический (эпиграфический) материал, обнаруженный главным образом на Дону, устанав­ливает ту связь, которая существовала между осе­тинским и аланским (и, вообще, сарматским) языками.
8. Аланские фразы Цеца. Византийский писа­тель Цец (XII в.) в своей книге «Теогония» приво­дит формулы приветствия на шести языках: латин­ском, русском, еврейском, арабском, турецком и аланском.
Аланские фразы Цеца служат убедительным до­казательством близости аланского и осетинского языков. Фраза эта гласит:
Ta pan chas mesfili choina kontin (- -)
Ta farnetzn kintzi mesfili kaitefoua (- -) ounne.
По Цецу в переводе приветствие означает: «Добрый день, господин мой, повелительница. От­куда ты? Тебе не стыдно, госпожа моя?» Как уже было указано исследователями (Мункачи, В. И. Абаев), первые слова фразы соответствуют обыч­ному осетинскому приветствию — да бон хорз (пос­леднее слово в дигорской форме — хуарза), т. е. твой добрый день. В остальных фразах, не совсем отчетливых, Абаев В. И. различает осетинские сло­ва: chsin — повелительница, mefsin — моя госпо­жа, farn — осет. фарн и т. д.
9. Осетинский язык в Балкарии и Карачае. Ис­следованиями В. Миллера и В. И. Абаева выяс­нено присутствие многочисленных осетинских топонимических названий в Балкарии и Карачае. Это свидетельствует о том, что на указанной террито­рии когда-то раздавалась осетинская речь.
Так как по многим данным территория алан простиралась далеко к западу от нынешней Осетии до Кубани, то следует сделать вывод, что на терри­тории Балкарии и Карачая раньше, до поселения здесь балкарцев и карачаевцев, жили аланы-осе­тины.
10. Предыдущий вывод подтверждается и древнеосетинским памятником на Кубани, открытым в 1883 году реки Б. Зеленчук, недалеко от Зеленчукского монастыря. Памятник этот представляет со­бой камень с осетинской надписью греческими бук­вами. Надпись В. Миллер читает так: «И. X. Оац Никола Сахир фурт Пакатар Пакатая фурт, Амбал Амбалана фурт Лаканта Ирта». В переводе на русский язык надпись означает: «Иисус Христос святой (?) Никола Сахира сын Х...ра Бакатар Бакатая сын Анбал Анбалана сын Юношей (?) па­мятник (юноши Иры?)».
В надписи ясно различаются осетинские сло­ва— «фурт», собственное осетинское имя «Амбал» (буквально означает «товарищ»), употреблявшееся, хотя и заимствованное имя Бакатар. В. Миллер от­носит памятник к X—XII вв.
11. Осетинские элементы в венгерском языке. Венгерский ученый Мункачи, а вслед за ним и дру­гие лингвисты установили присутствие осетинских элементов в венгерском языке. Венгры в VIII—IX вв. жили к западу от Дона, в так называемой Лебедии. На Дону в средние века продолжали жить остатки алан. Проникновение осетинских элемен­тов в венгерский язык могло явиться результатом этого соседства.
Вышеприведенные доказательства признаются достаточно вескими для того, чтобы признать тож­дество кавказских алан, овсов — грузинских лето­писей, ясов — русских летописей и асов — других источников.
Имя алан до нашего времени сохранилось за карачаевцами (у мингрельцев), имя ас — за бал­карцами, но оба имени раньше прихода этих наро­дов в занимаемые ими горные области принадле­жали обитавшим здесь аланам-осетинам.
Некоторые авторы видят в средневековых ала­нах союз большинства горских племен Северного Кавказа, в том числе предков осетин.
Если даже стать на эту точку зрения, то и тогда следует признать, что исторические сведения об аланах представляют важный материал для исто­рии осетин.
Так как древние аланы составляли одно из сар­матских племен, то для истории осетин представля­ют важный интерес исторические сведения о сар­матах.
Уже Геродот говорил о савроматах на Дону, ко­торых историческая традиция не отличает от сар­матов.
По словам Геродота, «основной язык савроматов — скифский, но несколько испорченный». В этом известии следует усматривать тесную связь между савроматами и скифами.
Некоторые классические авторы (Диодор, Плиний) указывали на мидийское происхождение сар­матов. Следовательно, присутствие иранского эле­мента в Причерноморье следует отнести к эпохе не позже V века.
У Гекатея (VI в.) встречаются названия — «дандари» (народ), «исседоны» (народ), «Фермодонт» (река).
В этих названиях усматривается осетинское слово — дон (или ее древняя форма — дан), вода, река. Таким образом устанавливается языковая связь между осетинскими и иранизированными обитателями Причерноморья скифского периода.
Ввиду всего этого наиболее важные историчес­кие сведения о сарматах (и савроматах) и их быте привлечены как материал по истории алан-осетин.
Так как некоторые древние историки (Дион Кассий, Аммиан Марцеллин) отождествляют алан и массагетов, то приводится и сообщение Геродота о массагетах.
Материалы распределены по трем периодам: 1) греко-римский (древний) — с VI в. до нашей эры по V в. нашей эры, т. е. до эпохи так называ­емого великого переселения народов; 2) визан­тийский (ранне-средневековый) — с VI в. по XIII в, и 3) монголо-татарских нашествий — XIII—XV зв. Второй период мы нашли возможным назвать византийским, имея в виду рост политического и культурного влияния Византии на Кавказе и, в частности, в Алании в этот период.скачать dle 12.1


 

 

 

Комментариев 0