На главную   |    Рекомендуем - {sape_links}




15 июня 1891 г. Георгиевско-Осетинское

Может показаться странным, что я адресую письмо на Ваше имя... Имею ли я на это право –не знаю и даже не стараюсь знать. Я пишу, потому что чувствую в этом потребность... Адресую Вам, потому что верю в свой собачий инстинкт, который мне говорит, что Вы охотнее других будете делиться со мной владикавказскими новостями. Неприятно Вам — разорвите письмо, нахмурьте брови, надуйте губки и назовите меня глупцом. Улыбаетесь... ну, и слава Богу!.. Я очень рад побеседовать с Вами издалека... Прежде всего, позвольте Вас поздравить с окончанием курса. Теперь, надо полагать, к Вам невозможно будет подъехать и на буланой козе; но ничего — мы Вам и издали с полным нашим удовольствием будем ломать шапку, а Вы нас удостаивайте легким кивочком. — Хорошо? Как бы я хотел взглянуть на Вас хоть одним глазком...

18 июля 1888 г.

Дарагой Константин Леванич.

Во первых пишу что по милости всевышнего творца нахажусь жив и здоров чего и Вам желаю добраго здоровие, ми очен скучаем так как, уже праходить 3 года и ни разу не проведал нас а также ниполучаем письмо — что это значить мы не знаем а потому прошу неотказать Вашем письмом уведомите нам подробно Ваши обстоятельства чтобы ми знали действительно будешь жить к нам или нет просим все единогдасно приезжайте пожалуста ми не думали что Вы нас забудете относительно мальчишка как будем незнаю похлопочите пожалуста кланяют все Ваши родной и знакоми остается добро желаемой Вам Алекси Хетагуров 1888 года июля 18-го.
Борис теперь сам может все делать жить себе ухаживат как следует
а если возможно пршшште двух столька ру (неразборчиво)
Я кажди время пишу письмо но как видно не получаешь


Сохранен стиль и орфография подлинника

Боевые действия в Южной Осетии окончены. Но борьба за реальную власть над республикой только начинается

У президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты главная проблема после окончания войны — взять под контроль восстановление республики. Правда, решается она не на улицах города, а в Москве, в тихих кабинетах Министерства регионального развития. На восстановление Осетии российское правительство, несмотря на кризис, готово выделить около 25 млрд руб. Для Осетии это все равно что освоить за два года десятилетний республиканский бюджет. Первые 10 млрд руб. должны были поступить уже сейчас, однако этому сопротивляется сам Кокойты, который не подписывает сметы, представленные российскими генподрядчиками. Те пока строят сами — на кредиты, в расчете на скорое финансирование. Но до этого еще далеко. «Суммы в сметах порой завышены в 9 раз, как я могу такое подписывать? Ведь мы можем на эти же деньги построить гораздо больше», — возмущается президент в разговоре с SM.

21 мая 1886. Владикавказ

Вы, вероятно, помните слова Пушкина, написанные пером Татьяны к Онегину: «Я к Вам пишу, чего же более?» Не думайте, Анна Яковлевна, что подобное письмо только для девушки может служить весьма щекотливым вопросом. Уверяю Вас, нет. Оно рискованно если не в большей, то, по крайней мере, в такой же степени и для нашего брата. Рискованно и очень рискованно... Почему? — это понятно почти всякому, а тем более Вам, ибо Вы прекрасно знаете (насколько я Вас понимаю), как подавляюще действуют общественные предрассудки на людей, которые в силу жестокой необходимости принуждены если не всецело, то до некоторой степени подчиняться им. Лица, которые стоят между мной и Вами, заражены этими предрассудками до мозга костей. Они (как говорит Шиллер) «исказили свою здоровую природу безвкусными условиями» и потому делают всякое свободное движение неиспорченной души положительно невозможным. Не бесчеловечно ли это? — вот уже почти пять месяцев, как я впервые увидел Вас на бульваре и, подчиняясь голосу сердца (совершенно не зная еще, кто Вы такая), готов был пожертвовать Бог знает чем, чтоб иметь возможность хоть одну минуту побеседовать с Вами.


(Коста Хетагуров, как доверенный жителей селения Георгиевско-Осетинского Баталпашинского отдела Кубанской области, обращается к Военному министру с жалобой на кавказских чиновников, в которой, изложив подробно историю переселения осетин из Терской области на Кубань, настаивает на удовлетворении насущных нужд переселенцев.)
«В 1869 году, — пишет он, — покойный отец мой, поручик Леван Елизбарович Хетагуров, вошел с ходатайством через посредство г. начальника Терской области генерал-лейтенанта Лорис-Меликова к его императорскому высочеству велякому князю Михаилу Николаевичу, наместнику Кавказскому, о наделении безземельных осетин горной полосы Владикавказского округа казенной землей если не в Терской, то во всяком случае Кубанской области. Его императорское высочество изволил выразить полное согласие на осуществление ходатайства моего отца. Последний объехал всю горную полосу Владикавказского округа и набрал 150 семейств, пожелавших переселиться на Кубань. После недолгой переписки с начальником Кубанской области генерал-лейтенантом Кармалиным выборные давших согласие на переселение осетин во главе с начальником Владикавказского округа полковником Эглау и моим отцом поехали в Кубанскую область осмотреть земли, предназначавшиеся для их общественного надела. Осетины нашли их, когда начальник Баталпашинского уезда полковник Петрусевич подробно показал им границы непочатыми, тучными с обширными лесами, вполне хорошими.




Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

Другие опросы...