На главную   |    Рекомендуем - {sape_links}


Очерк 3. (стр. 2) Тюркоязычая надпись осетинского письма на деревянной палочке из Таласа (XII в. Киргнзская ССР)


Первые три буквы следующего слова нам уже знакомы из предшествующего текста надписи на палочке. Последовательно в транслитерации они передают часть слова, которая звучит как аск... Четвертая буква этого слова представляет собой зеркальную jod сирийско-несторианского письма, выступающую после согласной в значении и. Буква и в этой форме в надписи встретится еще несколько раз. В целом слово транслитерируется как аски. Оно соответствует тюркскому аски (эски) 'древний', 'старый'. Следующее слово строки начинается с только что объясненной буквы и, за которой следует а, уже извеетная нам из ряда слов предшествующей части надписи. Далее идет начальная и срединная сирийско-несторианского дукта буква nun — н. Известна нам и четвертая буква слова: это с арамейского дукта, которую можно видеть в маяцких надписях. Две последние буквы слова тоже знакомы. В целом слово, состоящее из шести букв, транслитерируется: йансай. Оно отвечает историческому этнониму китайских хроник Яньцай, которым в них именуется Приаральская древняя Алания. Заметьте, что этому слову надписи предшествует определениё аски (эски) 'древняя'.
В этом месте считаем уместным вернуться к самому началу текста второй строки. Первая буква этой строки, которая ныне известна как и, является концом слова [аск\ и (- [эск]и) , служившего определением к этнониму Кутай. Поскольку слово Кутай оказывается в тексте рядом с древним аланским этнонимом Яньцай, можно предполагать, что писавший под именем Кутай имел в виду ту часть аланской территории Яньцай, которая граничила с Приобьем и которая в китайских хрониках связывалась с народным худэ. Историк и археолог А, Н. Бернштам видел в названии худэ остяков (совр. ханты). Предположение это вполне обосновано. По ряду источников известно, что у остяков в Приобье существовало некогда княжество, именуемое ими Кута-Хута или Кота-Хота. Вероятно, об этом княжестве и идет речь как о территории приаральской зоны, подчиненной Алании и составлявшей северо-восточную окраину государства Яньцай. Что касается окончания -й, то поскольку надпись писалась аланом по имени Сийак (Сиаг) , здесь налицо осетинское (аланское) речевое вкрапление в тюркскую речь. Писавший нет-нет да сбивался на нормы своей родной речи. В этнониме Кутай (-Худай) с позиций аланской речи окончанием является не -й, а потенциальное -ай ( Кутай) . Из фактов более мелкого, в основном фонетического порядка, следует отметить два случая оглушения звонкого согласного в паузе, в одном случае в имени собственном писавшего (Сийак вм. Сийаг), в другом — в тюркском личном местоимении 2-го л. мн. ч. сиз, написанном как сис. К фактам фонетического порядка относится и метатеза звуков в дифтонге, когда вместо ау(ӕу) пишется уа (ср. нуа-нӕу 'новый'), и передача тюркского къой 'овца' формой куай. Возможно, что при более пристальном изучении текста надписи обнаружатся еще какие-либо мелкие аланизмы, но, как нам представляется, уже и этих вполне достаточно, чтобы говорить о том, что писавший текст надписи был алан, но в значительной степени уже утративший свою родную речь.
Этот алан в год быка, который по двенадцатилетнему животному циклу исчисления лет является вторым годом цикла, отправился из Таласской равнины в путешествие на север и северо-восток от нее и посетил землю, населенную его единоплеменниками и называемую в китайских хрониках Яньцай, Ваньнаша и Судэ, с восходящей в Яньцай северо-восточной областью, населенной остяками (ханты) и именуемую Кута (кит. Худэ).
Из этого путешествия он вынес письмо приаральских алан, на котором и сделал запись на деревянной палочке. Судя по двум буквам-глоссам, он знал древнетюркское письмо. Об этом же говорит и направление письма на палочке, хотя мы не знаем, какого направления было аланское письмо в Приаралье. Сийаг возвратился в Таласскую равнину в год овцы, который по двенадцатилетнему циклу счета лет является восьмым годом цикла. Таким образом, он пробыл в своем путешествии не менее шести лет.
Не будем строить догадок, почему палочка оказалась погребенной в штольне разработок серного колчедана в Ачикташе. Остается непреложным факт, что в Таласской равнине, кроме тюрок, в годы совершения надписи на палочке, жили аланы. Сколь многочисленны они были, неизвестно, но один из них, как мы теперь знаем, посетил своих приаральских соплеменников.
По китайским источникам, аланское государство Яньцай, простиравшееся от Аральского моря до Волги и Урала, существовало со II в. до н. э. по IV в. н. э. Надпись вносит существенную поправку в конечную дату пребывания аланов в Приаралье. Анализируя этнонимы надписи по китайским источникам, китаист проф. Б. И. Панкратов сообщил, что надпись не может относиться ко времени ранее XII в. н. э., так как этноним Судэ (Сута) в этой форме, сравнительно с древнейиероглифической Si ok-d’әk мог образоваться только в XII в., когда стал возможен открытый исход слова. В это время, как можно судить по надписи, область Судэ (Сута) называлась по-алански Ново-Асией. Наличие начального j в этом этнониме (Йас вместо Ас) может говорить о кипчакском влиянии.
Государство Яньцай было, по-видимому, разгромлено хуннами, но аланы, как этнос со своей письменной культурой, в Приаралье не исчезли. Эту письменную культуру и засвидетельствовал нам автор надписи на деревянной палочке из Таласа по имени Сийаг (Сиаг).


Г. Ф. Турчанинов

Стр. 1скачать dle 12.1


 

 

 

Похожие новости



Комментариев 0