Очерк 2. Зеленчукская надпись — памятник ясского диалекта осетинского языка (X в. (941 г.) Северный Кавказ) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

Очерк 2. Зеленчукская надпись — памятник ясского диалекта осетинского языка (X в. (941 г.) Северный Кавказ) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


 ::

 

Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Каталог Осетии (объявления)

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Август 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

 

Архивы

Июль 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)
Август 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

Очерк 2. Зеленчукская надпись — памятник ясского диалекта осетинского языка (X в. (941 г.) Северный Кавказ)

Раздел: Библиотека » Литература и письменность » Древние,средневековые памятники осетинского письма » Средневековые осетинские надписи чужого письма  

 
 

Венгерский тюрколог Ю. Немет первым из ученых столкнулся с ясским диалектом. В списке слов на языке ясов, алан, которые пришли в Венгрию в XIII в. вместе с половцами из южнорусских степей, осетинский язык оказался мешаным — ироно-дигорским, с преобладанием в нем черт последнего. Этот язык был назван ясским диалектом.
Впервые мы обратили внимание на ясские диалектные особенности при интерпретации четвертой аланской надписи Маяцкого городища VIII—X вв. в личном имени Шауш (диг. сос — 'молчаливый') при глагольной связке и в иронской форме. В дальнейшем, в процессе работы над памятниками осетинского средневекового письма и языка, становилось очевидным, что ясский диалект был распространен на довольно обширной территории юга России и Северного Кавказа.
Ясской, т. е. ироно-дигорской, при новом пристальном рассмотрении оказалась из известных памятников и надпись на Зеленчукской плите, в которой мы перечитываем заново с позиций ясского диалекта шестую-девятую строки и конечное слово надписи перед датой (табл. XXIV, рис. 1 и 2).
Очерк 2. Зеленчукская надпись — памятник ясского диалекта осетинского языка (X в. (941 г.) Северный Кавказ) Очерк 2. Зеленчукская надпись — памятник ясского диалекта осетинского языка (X в. (941 г.) Северный Кавказ)
Высказанное нами ранее мнение о том, что на осетинский язык памятника оказал влияние язык средневековых кабардино-черкесов (касогов), следует считать потерявшим свое значение. Зеленчукская надпись — памятник во всех отношениях осетинский.
Первое слово шестой строки σαχ соответствует совр. осет. сахъ (хъ) — 'доблестный'.Геминация фарингала в графике памятника не отражена. Следующее, второе слово шестой строки, начинающейся с греческой «иты», представляет собой начальный гласный слова, продолженного в седьмой строке. В целом оно звучит ири (эпигр. ηpη) и представляет собой дигорскую форму родительного падежа этномима ирӕ — 'осетины'. Слово ири вместе с предшествующим ему именем сахъ(хъ) образует генетивную определительную конструкцию: сахъ(хъ) ири — 'доблестных осетин...'
Седьмая строка текста, кроме перенесенной на нее части слова ири, имеет дефектное слово φο(υ)…, ранее всеми исследователями читавшееся как φου [pι] — осет. диг. фурт — 'сын', в действительности же представляющее ясское фу [до] х — 'скорбь' (по поводу смерти близких). В иронском это слово звучит фыдох, в дигорском фудонх. В эпиграфическом тексте было φο(υ)δοx с пропуском Υ (ср. ниже ηστο(υ)p) и с перенесением χ на восьмую строку, так как на остающемся свободиом от графем месте седьмой строки можно уместить только две буквы. Этими буквами были: δο, а не υpτ. При новой интерпретации слова получает хорошее объяснение наличная в начале восьмой строки буква χ.
В восьмой строке, кроме буквы χ от слова фу[до]х, имеется еще одно целое слово: οβο. По моему убеждению, оно выписано со стяжением конечного дифтонга ау в о и соответствует ирон. обау — 'надмогильный курган'. В дигорском диалекте это слово в форме обай имеет значение 'могила', 'склеп'. Мне представляется, что дигорское значение слова более подходит к тексту памятника.
Слово обау (эпигр. οβο) вместе с предшествующим ему фудох образует вторую определительную конструкцию текста: фудох обау — 'скорбная могила'. Соединяя в единое целое разъясненные выше слова шестой-восьмой строк, получаем фразу: сахъ(хъ) ири фудох обо (-обау) —'доблестных осетин скорбная могила'. Фраза соответствует осет. ирон. сахъхъ иры фыдох обау. Далее следуют имена погребенных.
Самым дефектным из личных имен оказывается первое. Имя дано в дигорском оформлении: Истур (эпигр. ηστο(υ)p) - 'Большой'. Протетическое и помещается на восьмой строке, слог стур — на девятой. В памятнике буквы σ и τ даны в лигатуре τ, типичной для X в. К τ справа вверху присоединена буква о в виде скобы, обращенной раствором вправо. Такое открытое о, кроме нмени Истур, наблюдается в слове οβο — осет. ирон. обау — 'могила'. Личное имя Истур дано в родительном
падеже на .
В дальнейшей интерпретации, вплоть до двадцатой строки, мы солидарны с В. И. Абаевым. Поправка вносится в слово двадцатой-двадцать первой строки, которое В. И. Абаев интерпретирует как цирт(ӕ) , в надписи τξηpϋε. В. И. Абаев читает текст зеленчукской надписи как текст чисто дигорский. Его интерпретация эпигр. τξηpϋε как цирт(ӕ) говорит о том, что он допускает существование в прошлом дигорской формы с гласным исходом, при современной цирт. По нашему мнению, конечная гласная ӕ (-греч. ε) отражает ясскую краткую форму глагольной связки, равную диг. ӕй, ирон. и.Не исключено, что после «эпсилон» -ӕ в надписи резчиком была допущена еще одна описка, не вырезана «йота», при которой глагольная связка в ясском диалекте звучала, как и в дигорском, — ӕй. При транслитерации текста современным греческин письмом возможная «йота» надписи заключена в круглые скобки (см. табл. XXIV, рис. 1). Иначе говоря, в полном соответствии с нормами осетинсного синтаксиса конец текста надписи читаем: цирт ӕ(й) — 'памятник есть'.
В целом осетиноязычный текст зеленчукской надписи в новом чтении с позиций ясского диалекта представляется в таком виде: сахъ(хъ) ири фу[до]х обо: Истури фурт Бакатар, Баката[р]и фурт Анбалан, А [н] балани фурт Лак, ани цирт ӕ(й) — 'Доблестных осетин скорбная могила: Истура сын Бакатар, Бакатара сын Анбалан, Анбалана сын Лаг, этих (-их) памятник есть'.
Далее следует дата памятника. В автографии Г. И. Куликовского она отделена от текста точкой (см. табл. XXIV, рис. 2). С переводом обозначенного на памятнике исчисления времени по солнечному циклу на обычное дата соответствует 941 году н. э.
Зеленчукская надпись является памятником осетинского языка, а не письма. Ни древние, ни средневековые осетины не имели своего оригинального письма на греческой графической основе. На зеленчукской надписи это особенно заметно — оно не приспособлено к осетинской фонетике: фарингальный хъ так же, как и увулярный х, одинаково передаются греческим «хи», шук т передается то «тэтой», то «тау», а взрывной б, то через «пи», то через «бэту». Резчик надписи не соотносил графику греческого письма с фонетикой ни своего языка, ни византийско-греческого. Если такое соотнесение кое-где и наблюдается, то оно случайно. Традиция письма греческими буквами на осетинском языке отсутствовала. Это подтверждается, в частности, большим количеством описок в тексте зеленчукской надписи. Собственное письмо средневековых осетин было, как мы это знаем, письмом арамейско-сиро-несторианского дукта.
Под зеленчукской плитой лежали члены одной осетинской фамилии. Похоронены они были одновременно, по-видимому, в результате постигшего их какого-то трагического события. Всех погребенных объединяет один эпитет - 'доблестные'.
Не исключено, что зеленчукская могила была кенотафом, т. е. захоронением без погребения. У горцев Северного Кавказа, в том числе и у осетин, такие символические памятники практиковались в тех случаях, когда соплеменник или соплеменники погибали вдали от родины. Кенотафом, в частности, оказался Этокский памятник с кабардинской надписью 1130 года. Раскопки, произведенные археологом Г. И. Ионе на месте, где стояла Этокская статуя, не обнаружили погребения. По информации, полученной нами от В. И. Абаева, осетины устраивали кенотафы чаще всего на дорогах и у источников, т. е. в местах, наиболее часто посещаемых жителями того или иного селения и проезжими людьми.
В 1964 г. Северо-Осетинский научно-исследовательский институт снарядил археологическую экспедицию для поисков зеленчукской плиты. Последним видел ее в 1892 г. Г. И. Куликовский. Поиски не дали результатов. «Район, где она должна (была) находиться (ныне) покрыт почти сплошь девственным лесом, а почва в лесу покрыта слоем мха, опавших листьев и валежника. Найти лежащую плашмя плоскую плиту в таких условиях и за короткий срок (оказалось) чрезвыцайно трудно». Таково заключение археологической экспедиции.
По нашему мнению, обращение к тексту зеленчукской надписи с позиций ясского диалекта осетинского языка делает интерпретацию памятника более четкой. Едва ли при отсутствии самого памятника можно было бы достичь большего.


Г. Ф. Турчанинов

 

 

 

 

 

 


Другие новости по теме:

  • Очерк 7. Фрагмент надписи на баночном сосуде из погребения у с. Константи ...
  • Очерк 7. Аланские слова и буквенные меты на альчиках салтовского могильника ...
  • Очерк 10. Глиняное пряслице с двухстрочной надписью из Одесской области (II ...
  • Очерк 5. Надпись на сосуде из погребения с Золотой Косы близ г. Таганрога ( ...
  • Очерк 6. Надпись на баночном сосуде из погребения близ д. Переездной (V в. ...
  •  

     

     

     

    Просмотров: 7768 | Автор: admin | Дата: 2 августа 2008 | Напечатать

     


     
         

     

     

     

    Каталог Осетии - ищете товар, услугу или определенную организацию? А может вы руководитель фирмы и хотите разместить информацию о ней?
    Здесь вы найдете все - http://каталог-осетии.рф

     
      Главная страница | Новое на сайте

    Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
    При использовании материалов гиперссылка обязательна!