На главную   |    Рекомендуем - {sape_links}


Очерк 11. Надпись на пряслице с городища Уллу-Дурбала близ г. Кисловодска (XIII—XIV вв. Северный Кавказ)


По сообщению археолога Э. В. Ртвеладзе, городище Уллу-Дурбала, или, как его иначе называют, Уллу-Дур-бунлу (Большие пещеры), где было найдено пряслице, находится на правом берегу р. Подкумок, в 5 км на западе от селения Терезе. Городище расположено на высоком мысе, с одной стороны омываемом Подкумком, с другой — речкой Уллу-Дурбунлу. На городище фиксируются три параллельных друг другу каменных вала, защищающих его с юга, а также замечено достаточно много разрушенных фундаментов различных строений, одно из которых, вероятно, было церковью. В августе 1963 г. археологом Э. В. Ртвеладзе совместно с археологом А. П. Руничем был обнаружен на городище могильник с разрушенными могильными склепами, которые балкарцы называют кешане. Склепы были ограблены, но по остаткам инвентаря, в частности, по нескольким стеклямным браслетам, а также по форме самих наземных сооружений, могильник датируется X—XII вв. Пряслице с надписью найдено в небольшом шурфе, заложенном Э. В. Ртвеладзе и А. П. Руничем в северной части города Уллу-Дурбала. Вместе с пряслицем найдены невыразительные фрагменты сероглиняной керамики с линейным орнаментом, характерным также для X—XII вв. Таким образом, пряслице с надписью с Уллу-Дурбала, по археологическим данным, датируется в рамках X—XII вв., а может быть, и несколько позднее, поскольку аланское население этих мест было отчасти вытеснено, отчасти ассимилировано пришедшими сюда тюркскими карачаево-балкарскими племенами далеко не сразу.
Пряслице в форме правильного круга выточено из светло-серого песчаника. Размер его в поперечнике 3 см, размер отверстия со стороны надписи 1 см, с противоположной — 0,8 см. Толщина пряслица — 0,9 см. Глубина букв надписи неравномерна (см. табл. XXII, рис. 1).
Очерк 11. Надпись на пряслице с городища Уллу-Дурбала близ г. Кисловодска (XIII—XIV вв. Северный Кавказ)
Дукт письма надписи сирийско-несторианский. Буквенных знаков в надписи 12. Из них сирийско-несторианскими являются 11, а один знак, по-видимому, старый аланский, может быть, салтово-маяцкий. Из сирийско-несторианских букв w, s и повторяются дважды. Противоположная надписи сторона пряслица, по-видимому, также имела какой-то текст, но она настолько истерта, что разобрать какие-либо буквы совершенно невозможно. Сирийско-несторианская буква ‘(‘ajin) в осетинском средневековом письме, как и в древнеосетинском письме арамейского дукта, обозначает осетинское ӕ. Буквой waw одинаково передаются о, у, в. Девятый буквенный знак интерпретируемой надписи мы относим к маяцким. Исходя из текста надписи, он обозначает е. Располагая буквы надписи в строку, мы получаем ее текст в таком виде (см. табл. XXII, рис. 2).
Очерк 11. Надпись на пряслице с городища Уллу-Дурбала близ г. Кисловодска (XIII—XIV вв. Северный Кавказ)
Ближайшим образом буквы уллу-дурбалайской надписи солоставимы с сирийско-несторианскими буквами уже известных нам семиреченских надписей XIII—XIV вв.
Первая буква данной надписи mim сопоставима с mim семиреченских надписей под 1566, 1583, 1584 гг. селевкидской эры (1255, 1282, 1283 гг. христианской эры).
Вторая буква надписи, 'ajin, издавна используемая в осетинском письме для обозначения ӕ<ǎ, в нашей надписи несколько растянута и образует угол, верхняя линия которого закруглена. Буква весьма близка в своем хабите к 'ajin семиреченских надписей под 1574 и 1611 гг. селевкидской эры (1263, 1300 гг. христианской эры). Другая, одиннадцатая, 'ajin нашей надписи, с учетом ее несколько необычного положения, также типична для семиреченских и сопоставима с 'ajin 1575 г. селевкидской эры (1264 г. христианской эры).
Третья и восьмая буквы надписи, waw, однотипны и в этой форме сопоставимы с семиреченскими под 1566, 1569, 1583 гг. селевкидской эры (1255, 1258, 1272 гг. христианской эры).
Весьма интересны по своему хабиту samech нашей надписи. Обычно эта буква в сирийско-несторианском письме состоит из двух элементов в виде либо вплотную прилегающих друг к другу полукругов, либо трех- или четырехугольников с одной общей линией основания. В буквах нашей надписи два элемента буквы samech только намечены и линии их соединения не доведены до основания.
Четвертая по счету samech нашей надписи, вычерченная наподобие формы «сердечка», находит себе близкую параллель в одной надписи из Одессы 350—400 г. н. э., исполненной письмом эстрангело.
Что же касается десятой samech нашей надписи, то в этой оригинальной форме она не встречалась нам в памятниках сирийской письменности.
Пятая буква надписи, jod, в этой ее форме весьма типична для сирийско-несторианского письма вообще. Из семиреченских надписей можно указать к ней параллели под 1560, 1581, 1609 гг. селевкидской эры (1249, 1270, 1298 гг. христианской эры).
Шестая буква надписи, 'alef, в данной форме находит себе ближайшую параллель в семиреченской надписи под 1560 г. селевкидской эры (1249 г. христианской эры).
Седьмая буква надписи, lamad, по сравнению с типическим lamad сирийско-несторианского письма представлена здесь зеркально. Поставленная в обычное положение, она находит себе ближайшую параллель в семиреченских надписях под 1561, 1566, 1569 гг. селевкидской эры (1250, 1255, 1281 гг. христианской эры).
Из остающихся букв надписи, ранее не рассмотренных, остается подвергнуть палеографическому анализу две; девятую, интерпретируемую нами как е, и послед-нюю, двенадцатую, -nun.
Девятая буква надписи по своему хабиту не принадлежит к буквам сирийско-несторианского и вообще сирийского письма, относится, очевидно, к маяцким. Небольшие шипы с двух противоположных сторон в верхней и нижней частях вертикалыюго штриха буквы отличают ее от маяцкого и в виде вертикальной черты. Поскольку повторных параллелей этой буквы мы пока не имеем, предположение, что девятая буква е, а не и следует рассматривать только как догадку. По району находки надпись можно считать дигорской, а не иронской. Если бы она была иронской, то у пишущего была бы полная возможность использовать в данном случае для целей передачи диалектных особенностей сирийско-несторианскую букву jod- и, как он это сделал при обозначении родительного падежа (см. пятую букву надписи).
Двенадцатая буква надписи, nun, в форме крестообразного штриха, для сирийско-несторианских надписей типична. Нетипичным является только положение буквы в нашей надписи. Крестообразные nun семиреченских надписей располагаются вертикально крестом вниз, реже вверх, nun же нашей надписи расположена горизонтально. Ср. из семиреченских — надписи под 1575, 1642, 1650 гг. селевкидской эры (1264, 1331 и 1345 гг. христианской эры). Обобщая палеографические наблюдения в таблице, мы получаем следующую картину (см. табл. XXII).
Очерк 11. Надпись на пряслице с городища Уллу-Дурбала близ г. Кисловодска (XIII—XIV вв. Северный Кавказ)
По палеографическим данным, уллу-дурбалайская надпись может быть отнесена к XIII—XIV вв. н. э. Наличие в ней особого маяцкого знака для передачи звука е еще раз говорит за то, что аланское средневековое письмо на сирийско-несторианской графической основе было для осетин явлением вторичного порядка, постепенно оттеснившим более старое письмо арамейского дукта.
Транскрибируя надпись в современном осетинском письме с соответственными словоразделами, читаем ее так:
Мӕ оси алвесӕн — 'Моей жены прялка (прясло)'.
То, что в надписи нет имени собственного жены - владелицы пряслица, — в порядке вещей. Произносить и тем более писать имя жены по обычаю осетин считалось непозволительным.
Надпись выдержана в фонетических, грамматических и лексических нормах дигорского диалекта. Наличие здесь этого диалекта более чем к месту, поскольку дигорским по эпиграфическим данным оказывается на близлежащей территории такой памятник, как надпись на бусине с городища при Рим-горе под Кисловодском (см. гл. II, очерк 9).


Г. Ф. Турчаниновскачать dle 12.1


 

 

 

Похожие новости



Комментариев 0