Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


 ::

 

Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Каталог Осетии (объявления)

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Август 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

 

Архивы

Июль 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)
Август 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)

Раздел: Библиотека » Литература и письменность » Древние,средневековые памятники осетинского письма » Средневковые осетинские надписи собственого письма  

 
 

В 1799 г. в с. Nagy-Szent-Miklos («Великий святой Николай») близ р. Мароша, в южной Венгрии был найден клад, включавший в себя 23 золотых сосуда изящной работы. Форма и орнаментация сосудов указывали на восточное, персидское, точнее сасанидское, их происхождение. Особый интерес вызвали у ученых надписи на сосудах: три из них были исполнены греческим письмом, а остальные восемнадцать буквами дотолс неизвестного алфавита.
Несмотря на то, что со времени находки клада прошло более полутора столетия, до сих пор не найдено окончательного чтения всех надписей на надь-сен-миклошских сосудах.
Первыми удовлетворительно прочтенными оказались две идентичных надписи греческого письма и языка. Они выгравированы по кругу на внутренней плоскости доньев двух однотипных чаш № 9 и № 10 и изобилуют аббревиациями и лигатурами (см. табл. XXI, рис. 1).
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Исследовавший эти надписи Keil пришел к выводу, что они сделаны на христианский обряд крещения.
Третья надпись греческого письма на днище золотой чаши № 21 по-гречески не интерпретировалась (см. табл. XXI, рис. 2).
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
W. Thomsen доказал, что она является тюркоязычной, и сеичас, пожалуй, самым основным в ее интерпретации является вопрос, к какой исторической этнической группе следует ее относить. Последняя попытка приурочения этой надписи к определенному тюркоязычному этносу принадлежит, насколько мне известно, венгерскому тюркологу J. Nemeth. Он полагает ее печенежской. Нам представляется, что по времени, определяемому для надписи Fener'om, по палеографическим данным, 820—906 гг. (имея в виду особого хабита В), надпись может быть только тюркско-булгарской. Та часть древней Панонии близ р. Мароша, где был найден клад, в IX в. входила в состав болгарского княжества. Это подчеркивает и слово ξσαπαν, которое Feher правильно читает как слав, жупан (цит. соч., 125). Так же его понимал и W. Thomsen, а не čaban (ŏobon), как предлагает J. Nemeth. Для появления печенегов в Венгрии время IX — начало X в. Нереально. После того как эта, выполненная греческим письмом третья надпись, была признана тюркоязычной, некоторые из исследователей стали склоняться к мысли, что и остальные негреческого письма надписи и граффити на сосудах могут быть также тюркскими, выполненными оригинальным руническим письмом. Однако достичь здесь тех успехов, которые были очевидны при чтении тюркоязычной надписи греческого письма, не удавалось. Надписи обнаруживали, говоря словами одного из современных тюркологов, «большое количество необычных явлений, в ряде случаев несовместимых с особенностями структуры тюркских языков».
Последнее обстоятельство, при общности подавляющего большинства букв надь-сен-миклошских надписей и граффити негреческого письма с буквами исследованных нами средневековых осетинских (аланских) надписей (см. палеографические таблицы XXI, 4, 1—3),
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
и дало нам повод предложить чтение надписей и граффити на надь-сен-миклошских сосудах как осетинских, тем более, что чтение целиком укладывается в исторические и диалектные нормы осетинской речи.
При исследовании палеографической стороны надписей и граффити на надь-сен-миклошских сосудах обращает на себя внимание тот факт, что они оказываются выполненными двумя техническими приемами: надписи, хотя не всегда искусно, гравированы, граффити же прочерчены наспех каким-то острием. Первые имеют двойную линию резьбы, вторые — одинарную. Гравированных надписей на сосудах 6: первая из них, соразмерно размещенная на свободной от орнамента верхней плоскости ободка продолговатой чаши № 8, содержит четыре слова, разделенных между собой четырехконечными крестами (см. табл. XXI, рис. 3).
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Всех крестов в надписи пять, два из них приходятся на начало и конец текста. Остающиеся 5 других надписей однотипны. Они содержат по девять буквенных знаков, словоразделов не имеют и распределяются на сосудах таким образом: одна помещается на питьевом роге, две других на чашах (табл. XXI, № 9 и № 10, рис. 5 и 6),
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
из которых надпись на чаше № 10 сопровождается граффити и две на кубках № 22 и № 23, из которых надпись на сосуде № 23 также с граффити (см. табл. XXI, рис. 7 и 8).
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Все надписи читаются слева направо. Эта давняя традиция древнего и средневекового осетинского письмен на всех открытых нами памятниках.
Надпись из четырех слов с крестообразными разделителями, по-видимому, была выполнена по заказу владельца сосуда. Под текстом надписи в правой ее половине видны следы наметки части текста. Надпись достаточно хорошо размещена на уготованном ей месте.
Начинается она крестообразным знаком, после которого помещены две буквы: от следующего слова они отделяются таким же крестообразным разделителем. С первой буквой, имеющей форму полулуния с вертикальным срезом слева, мы знакомы из осетинских надписей на камнях Маяцкого городища (см. табл. XIII, 1). Значение этой буквы — у. Она происходит из сирийско-несторианской WAW (см. табл. XIII, 1). Вторая, как буква древнеосетинского письма на арамейской графической основе, встретилась в надписи на керамическом обломке с городища горы Крестовой в Кисловодске, а затем в осетинской надписи на янтарной бусине с Рим-горы (см. табл. XX). Встречается она несколько раз и в хумаринских граффити касожского письма осетинского происхождения (см. табл. XXI, 4, л). Значение этой буквы — т. Ближайшим прототипом ее является thaw арамейской надписи Teima V в. до н. э. (см. табл. XXI, 4). Буквы первого слова надписи образуют графему ут. Как мы увидим ниже, это самостоятельное слово надписи.
Второе слово состоит из шести букв. Первая буква в этом дукте представлена кроме данной надписи, еще в двух надь-сен-миклошских граффити (см. табл. XXI, 3 рис. 9 и табл. XXI, 3 рис. 12) и пять раз в тюркоязычной надписн осетинского письма на деревянной палочке из Таласа (Киргиз. ССР). Встречается она и в хумаринских касожских граффити. Во всех случаях эта буква имеет значение а и своей историей связана с сирийско-несторианской 'ajin (см. табл. XXI, 4, 3). Вторая буква слова представляет собой модификат маяцкой л. В надь-сен-миклошских граффити в идентичной форме она встретится еще один раз (см. табл. ХХI, 3, рис. 9). По сравнению с маяцкой л вершина л надь-сен-миклошской надписи и граффити оказывается укорочена до уровня изогнутого отростка, идущего влево, которому придана округлая, а не острая форма, как в маяцких надписях. Ближайший прототип ее можно видеть в пальмирском арамейского дукта письме (см. табл. XXI, 4, ]), и это не кажется странным. За Каспием, в Средней Азии, откуда продвигались предки осетин — аланы, знали это письмо. Буквы третья и шестая второго слова надписи оригинальны по форме. Этот своеобразный знак встретился также в тюркоязычной надписи аланского письма из Таласа (см. т,абл. XVII) и в касожских граффити. В надь-сен-миклошской надписи, как в таласской и хумаринских граффити, этим знаком передается слогографема ан. О происхождении, ее, как и остальных оригинальных слогографем надь-сен-миклошского и других осетинского дукта письменностей, судить трудно. Нужны дополнительные факты и дальнейшие розыски эпиграфических памятников.
Четвертая буква второго слова надписи в виде угла, обращенного острием вправо с небольшим горизонтальным шипом на конце, представляет собой сирийско-несторианского дукта gimel (см. табл. XXI, 4, 2). В данной надписи на чаше она встретится еще дважды и два раза в таласской надписи аланского письма (см. табл. XVII).
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Как покажет контекст, ею обозначаются как заднеязычноё, так и. увулярное г (осет. г и гъ).
Пятая буква второго слова надписи в этой форме и значении в данной надписи фиксируется днажды. С незначительным отклонением встретится она в других пяти гравированных надписях и один раз в граффити (см. табл. XXI, 3, рис. 9 и табл. XXI, 4). История зтой буквы в осетинском письме стара. Она ведет свое начало от арамейской he, используемой matres lectionis в древнем осетинском письме в значении а, как-то следует из надписей на баночных сосудах срубной культуры (см. здесь, гл. I). В дальнейшем, когда долгота гласного была утрачена, буква стала употребляться безразлично как для передачи сильного а, так и слабого ӕ {см. табл. XXI, 4,). Эта буква, кроме надь-сен-миклошских надписей и граффити, встречается в значении а в маяцком осетинском письме, в таласской тюркоязычной надписи аланского письма и в надписи на горшочке из-под с. Обильного на р. Куме {Северный Кавказ). В интерпретируемой нами надписи на чаше пятая буква используется как в значении а, так и ӕ.
В целом второе слово надписи транслитерируется как алангаан.
Далее, после словораздела в виде креста, следует третье слово надписи. Оно начинается с буквы сирийско-несторианского дукта в форме дуги, обращенной раствором влево и в этом хабите известной как начальная и срединная nun во многих надписях сирийско-несторианского письма с весьма раннего времени (см. табл. XXI, 4, 2). В этой же форме и значении н она встречается еще дважды в надь-сен-миклошских граффити (см. табл. XXI, 2, рис. 8, табл. XXI, 3, рис. 9) и трижды в таласской надписи. Есть она и в хумаринских граффити. Вторая буква третьего слова известна из маяцких осетинских надписей и надписи на янтарной бусине с Рим-горы близ Кисловодска. Значение ее — а. Происхождение — арамейское (см. табл. XXI, 4, 1). Третья и четвертая буквы третьего слова объяснены во втором слове. В итоге третье слово надписи транслитерируется как нага.
После этого слова надписи опять следует словоразделитель в форме креста и за ним последнее, четвертое слово надписи из четырех букв. Первая и четвертая буквы этого слова уже знакомы нам из предыдущей части надписи. Значение второй буквы четвертого слова устанавливается контекстом. В надь-сен-миклошских надписях и граффити знак имеет значение дифтонга ӕw (-ӕу) (см. табл. XXI, 4, 3). Третья буква четвертого слова встречается только в надь-сен-миклошских надписях и граффити. Значение установлено также контекстом. Это слогографема ан. В целом последнее четвертое слово надписи транслитерируется как гӕуана. За этим словом стоит словообразовательный знак в форме креста, знаменующий в данном случае конец надписи.
Выписывая все четыре надписи на чаше в строку, получаем следующий текст: + ут + алангаан + нага + гӕуана + Что означает этот текст? Мне представляется, что по-осетински его надлежит транскрибировать следующим образом: Ут алангъаан Нагӕ гъӕуанӕ. Надпись выполнена на диалекте, близком к дигорскому. Проанализируем ее:
1. Ут — имя собственное. Сравни осет. ирон. уд — 'душа'. За то, что первую букву этого слова следует читать как у, а не о, говорит граффити на сосуде № 23 (см. табл. XXI, 2, рис. 8), где это слово другой графемой также передано с у, как уд. Оглушение звонкого д в паузе характеризует диалект. Подобное явление отмечал в Зеленчукской осетинской надписи X в. В. И. Абаев. Собственное имя Лӕг написано там как Лак, Возможно, что в собственном имени мы имеем здесь тюркское заимствование. Срав. др. тюрк. ут — 'бык', как собственное имя в тюркских надписях Саркела.
2. Алангаан-алангъаан. Сложное слово, образованное по типу соположения основ, собств. «аланский каан (каган)». Первый компонент слова алан представляет собой общеизвестное историческое этническое имя, закрепленное за ираноязычными племенами юга России и Северного Кавказа с начала нашей эры. Второе слово гаан-тюрк. къаан (къагъан) — 'царь', 'князь' в этом значении также общеизвестно. В надписи слово дано с опущенным в интервокальном положении увулярным гъ, как то свойственно ряду тюркских языков. Эпиграфическая форма алангаан свидетельствует о том, что в осетинском письме Надь-Сен-Миклоша буква г (из сирийско-несторианской gimel) обозначала как увулярное гъ, так и заднеязычное г, что подтверждается также третьим и четвертым словами надписи. По законам осетинской речи, велярное тюркское къ, оказавшись здесь в интерсонорном положении, озвончилось и перещло в гъ. Иначе говоря, эпиграфическое алангаан следует орфоэпически по-осетински транскрибировать алангъаан, что соответствует орфографическому и орфоэпическому тюрк. аланкъаан (-аланкъагъан) — 'аланский каган' resp. 'аланский князь'.
3. Нага. В слове нага-нагӕ мы видим дигорского типа оформление старого венгерского nary — 'большой', 'великий', вошедшего в состав названия селения Nagy-Szent-Miklos (орфоэпически совр. «Надь-Сен-Миклош»), в котором был найден клад интересных сосудов. Называлось ли первоначально селение Nagy и Szent-Miklos явилось позднейшим дополнением к нему, этого мы не знаем, но что nagy (эпигр. нага) в надписи на чаше было именно названием селения, видно из последнего слова надписи. Оно является производным от осетинского слова 'селение', 'аул'. Весьма примечательным является тот факт, что Szent-Miklos — 'Святой Николай' оказывается покровителем христианизированной осетинской среды не только в данном селении южной Венгрии, но и далеко на Северном Кавказе, в верховьях р. Кубани, где был найден осетиноязычный Зеленчукский памятник, датируемый нами X в. На нем, как известно, наряду с символикой Ιξ χξ вырезано σαγισξ Νιxσλασξ.. От этого факта едва ли можно отмахнуться как от случайного совпадения. Напомним, что некоторые из букв надь-сен-миклошского письма, о которых речь шла выше, наличны в хумаринских касожских граффити письма осетинского дукта. Хумаринские касоги и зеленчукские аланы взаимосвязаны не только одной территорией, но и примерно одним временем (X—XI вв.) В третьем слове надписи обращает на себя внимание конечная гласная. Мы интерпретировали ее, исходя из особенностей осетинской речи, как ӕ, хотя в надь-сен-миклошских надписях и граффити эта буква имеет двоякое значение: ӕ и а. В своей графической форме эта а, как уже говорилось, восходит к ā древнеосетинского письма арамейского дукта. После потери гласными а долготы и краткости она стала употребляться на месте ӕ (— ǎ), т. е. графически ӕ встречается там, где ожидается прежнее а. В истории письменностей подобные случаи графических замен общеизвестны. Они зависят не только от диалектных особенностей речи, но и от того, что графика народного письма никогда полностью не отражает фонетики и зависит от степени грамотности пишущего, распространенности и частоты употребления письма и ряда других причин.
4. Гӕуана. Это слово надписи транскрибируется как: гъӕуанӕ. Оно образовано по дигорскому типу: гъӕу (ирон. хъӕу) — 'селение', 'аул* — ан аффикс- происхождения (совр. -он), -ӕ исходный гласный открытого слога, в ряде случаев обозначающий старый именительный падеж. Гӕуана (-еъӕуанӕ) употреблено в значении: 'селянин', 'происходящий из селения'.
В целом надпись на чаше транскрибируется как Ут алангъаан Нагӕ гъӕуанӕ, означает: «Ут аланский каган нагский селянин». Надпись выдержана в исторических и диалектных нормах осетинской речи. Наряду с дигорскими особенностями в ней налицо иронизмы. Подобного типа смешанный диалект недавно был описан в Северной Осетии осетиноведом М. И. Исаевым. Он назвал его уаллагкомским говором. Различие между надь-сен-миклошской аланской речью и речью современных осетин уаллагкомцев в том, что в первом на дигорскую основу речи накладываются иронизмы, а во втором наоборот — первичная основа речи иронская.
Поскольку графика остальных надписей и граффити на надь-сен-миклошских сосудах совпадает с только что интерпретированной выше надписью, не подлежит сомнению, что с этих же позиций следует подойти и к остальным. Если они окажутся исполненными в грамматических, лексических, орфоэпических и «орфографических» нормах осетинской речи, то язык этих остальных надписей и граффити можно будет считать объясненным. Не исключена, конечно, возможность, что не все, выполненное данной графикой, по языку окажется только осетинским.


Г. Ф. Турчанинов

Стр. 2, Стр. 3

 

 

 

 

 

 


Другие новости по теме:

  • Очерк 10. (стр. 2) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Микло ...
  • Очерк 10. (стр. 3) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Микло ...
  • Очерк 6. Надпись на баночном сосуде из погребения близ д. Переездной (V в. ...
  • Очерк 4. Фрагмент хозяйственной надписи на обломке сосуда из Херсонеса (IX— ...
  • Очерк 8. Фрагмент надписи на венчике сосуда с горы Крестовой в г. Кисловодс ...
  •  

     

     

     

    Просмотров: 6907 | Автор: admin | Дата: 2 августа 2008 | Напечатать

     


     
         

     

     

     

    Каталог Осетии - ищете товар, услугу или определенную организацию? А может вы руководитель фирмы и хотите разместить информацию о ней?
    Здесь вы найдете все - http://каталог-осетии.рф

     
      Главная страница | Новое на сайте

    Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
    При использовании материалов гиперссылка обязательна!