Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


 ::

 

Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Каталог Осетии (объявления)

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

» Ярмарка свободных ремесленников "Hikond" открывается ...

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Август 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

 

Архивы

Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)
Август 2016 (1)
Июнь 2016 (1)
Март 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)

Раздел: Библиотека » Литература и письменность » Древние,средневековые памятники осетинского письма » Средневковые осетинские надписи собственого письма  

 
 

В 1954 г. появилась статья тюрколога А. М. Щербака «Несколько слов о приемах чтения рунических надписей, найденных на Дону», в которой автор делает попытку дешифровки поименованных в заглавии нашей статьи надписей, объявляя их тюркскими, а письмо тюркским руническим.
Вопрос об определении язьгка надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах Новочеркасского музея имеет для науки принципиальное значение.
Маяцкое городище на Дону при устье р. Тихая Сосна относится, как признает большинство археологов, к салтовской (аланской) культуре VIII—X вв. Фляги Новочеркасского музея, найденные на Нижнем Дону и датируемые теми же VIII—X вв., хотя и не являются непременными в археологическом комплексе салтовской культуры, все же, если язык надписей маяцких камней и новочеркасских фляг окажется общим, естественно, будут говорить и об общности культур народов, создавших эти надписи.
Так именно и случилось. Стоило только А. М. Щербаку объявить язык надписей на камнях Маяцкого городища и флягах из Новочеркасского музея тюркскими, как археолог М. И. Артамонов в своей статье сейчас же сделал вывод о том, что «достигнутые им (Щербаком) успехи представляют огромный интерес, в частности, по спорному вопросу относительно этнической принадлежности салтово-маяцкой культуры, которую большинство исследователей считало аланской. В настоящее время к доводам против этого мнения прибавляются решающие данные о языке носителей этой культуры. Писали, а следовательно, и говорили они не по-ирански, а на тюркском языке, хотя корни салтово-маяцкой культуры действительно уходят в сармато-аланскую среду».
Не слишком ли поспешно была сделана дешифровка А. М. Щербака и не слишком ли преждевременны выводы М. И. Артамонова?
Внимательно вчитываясь в статьи обоих исследователей, приходишь к выводу, что они тесно взаимосвязаны. Есть все основания предполагать, что А. М. Щербак оказался в данном случае в плену хазарско-булгарской теории М. И. Артамонова, ибо в своей статье он прямо говорит о том, что «возможность приступить к чтению незнакомых рун» явилась у него благодаря неоднократным консультациям со стороны Артамонова «относительно некоторых подробностей этногенеза хазар и их взаимоотношений с другими племенами», и в то же время он ни словом не обмолвился о его консультациях по вопросам генезиса и развития салтовомаяцкой культуры и взаимоотношения ее создателей — алан — с хазарами. Видимо, следуя за М. И. Артамоновым, А. М. Щербак отождествляет алан VIII—X вв. с хазарами, иначе трудно себе представить, как мог бы А. М. Щербак, разумея Маяцкое городище, сказать, что «нахождение рунических памятников в районе Воронежа может быть поставлено в связь с пребыванием здесь только хазар».
Оказались хазары и в низовьях Дона, хотя прямо об этом А. М. Щербак нигде не говорит. Это вытекает из чтения им надписей на новочеркасских флягах, письмо и язык которых оказываются теми же, что и надписей на камнях Маяцкого городища.
В последнее время, оставив чтение надписей без изменения и не прибавив к ним ни одной новой (скажем, из Саркела), А. М. Щербак рассматривает их уже не как хазарские, а как печенежские, т. е. относит ко времени более позднему, поскольку печенеги появились в степях Восточной Европы на исходе IX в.
Посмотрим, однако, насколько это так и на каких основаниях строится предложенный А. М. Щербаком метод дешифровки.
Дешифровку А. М. Щербак начал с надписей на флягах из Новочеркасского музея. В его распоряжении, как он сообщает, были «отличные фотографии обоих сосудов и копии с надписей, сделанных на камнях». Они были ему предоставлены М. И. Артамоновым.
Фотографии с сосудов и надписей на них действительно отличные, как можно судить по снимкам, приложенным к статье М. И. Артамонова, и поэтому кажется весьма странным как это А. М. Щербак не заметил, что обе надписи на новочеркасских флягах имеют словоразделы в виде точек. Ведь если есть словоразделы, то слова не должны выходить за их пределы. Это закон любого письма, и эпиграфист не имеет права с ним не считаться. Невнимание к словоразделам, даже при известном письме, чревато курьезами, а при неизвестном языке и письме ведет к безудержному фантазированию. Наш известный рунолог С. Е. Малов, занимавшийся в 1927 г. по просьбе археолога А. А. Миллера дешифровкой одной из надписей на новочеркасской фляге (в статье А. М. Щербака это надпись № 2), в своем заключении писал о технике исполнения надписи: «При 1, 7 и после 5 и 1] (рун) имеются точки (по одной), в турецк[их] (читай: тюркских.-— Г. Т.) рунах встречаются двоеточия (:) между словами и группами слов» (см. табл. XIII, рис. 1)
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
А. М. Щербак начал свою дешифровку с надписи № 1 на другой новочеркасской фляге, но и в этой надписи есть те же словоразделы-точки, о которых писал С, Е. Малов.
Достаточно отсчитать в этой надписи (табл. XIII, рис. 2)
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
пять буквенных знаков слева, как мы видим три точки, размещенные одна под другой. Далее точки размещаются так: после восьмой буквы слева — опять три точки сверху вниз (на фотографии одна); после двенадцатой буквы слева — две точки сверху вниз (а не три, как это видится на фотографии); после пятнадцатой буквы слева — одна точка посредине; после двадцать первой буквы слева — одна точка посредине и после двадцать четвертой буквы слева — одна точка почти гюсредине.
А. М. Щербак предположил, что на фляге прочерчена фраза — пожелание: 'Кумыс... кумыс наливая (наполняя) ...в это большое отверстие, пей'. Однако точка после двадцать первой буквы оригинала делит на две части первое слово к’м’з, которое надумал и с которого начал свою дешифровку А. М. Щербак. Словораздел оказывавается между слогами к’ и м’з. Следовательно, здесь нет слова к'м'з. Исходная позиция и посылка оказались неверны, а отсюда неверна дешифровка всей надписи и других, ей подобных, ибо Щербак устанавливал звучания букв, отправляясь от предположительного смысла надписи в целом.
Ошибочность исходной посылки в дешифровке сказалась на надписи № 1 не только в том, что словораздел разбил на две части надуманное слово к’•м’з. Словоразделы оказались внутри таких слов, как ав’з’(•)к’ (в интерпретации Щербака дательный падеж слова ав’з (ауз) 'отверстие' или оставшегося без перевода слова зк(:)а, в котором строчная а излишняя, ибо ее нет вовсе в надписи. Словораздел рассек также надвое и второе надуманное слово, к’м’з, так, что А. М. Щербак должен был признать в нем пропуск конечной буквы з. Иначе говоря, словоразделы между словами и группами слов при расстановке их в надписи в виде точек оказываются в предложенной А. М. Щербаком интерпретации текста надписи не на месте. А отсюда, поскольку дешифровка в целом неверна, у А. М. Щербака, естественно, получилось много неясных мест и лакун, которые устранить не удается.
Не приносит удовлетворения и предложенный им текст надписи. Можно, конечно, предполагатъ то или иное содержание надписи на сусуде, но важно, чтобы это содержание не противоречило действительности. Нельзя, например, в надписи читать 'пей из этого высокого кувшина', если он низкий. Но почему можно читать на новочеркасской фляге 'в это большое отверстие, пей', когда в действитслыюсти у фляги отверстие м а л о е, об этом нужно спросить у А. М. Щербака. При дешифровке надписи на той или иной вещи нужно прежде.всего воочию видеть самое вещь или по крайней мере наиподробнейшим образом осведомиться о ее особенностях. Что предложенное А. М. Щербаком чтение надумано и неверно, показывает и дешифровка надписи на новочеркасской фляге, которую в свое время рассматривал С. Е. Малов. Словоразделы здесь также оказались не везде на месте. Один из них разделил на две части имя Ата(•)ач, а другой отнес вправо такую странную группу слов, как '(•) Бука — трое их'.
Не лучше обстоит дело с содержанием текста и этой надписи. А. М. Щербак читает ее так: 'Элчи и (также) Атач и (также) Бука — трое их'. О значении новочеркасских фляг М. И. Артамонов писал, что «такие баклажки привешивались всадниками к седлу». Мне не приходилось видеть, чтобы в седле (и даже без седла) на одном коне ездили сразу три всадника. Фляга явно принадлежала одному лицу, и надпись на ней должна быть соответственного содержания.
Надписи на флягах А. М. Щербак публиковал дважды. Публикуя их второй раз, он не только не внес в их чтение какого-либо улучшения, но, наоборот, — ухудшил свою позицию. «Очень возможно,— писал он в отношении первой надписи на новочеркасской фляге, — что в данном тексте знак > во всех или почти во всех случаяк (курсив мой.— Г. Т.) выполняет ту же функцию, что и знак Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье) в Енисейских надписях, т. е. является своего рода разделителем слов. Подобное восприятие > может изменить чтение лишь одного слова (уш вместо уша), но не изменяет смысла надписи в целом».
Следовательно, публикуя вторично надписи на новочеркасских флягах, А. М. Щербак не интересовался заново ни фотографиями с надписей, ни самими оригиналами. Он совершенно отвлеченно выделил знак > как разделительный и притом только в первой новочеркасской надписи. Если даже во второй новочеркасской надписи выделенный в качестве словораздела знак > ничего не изменит в чтении Щербака, то все же как быть в том случае, когда искусственный разделитель слов в виде знака > окажется в надписях рядом с разделителем в виде точек? А оно так и есть.
Но мало того, что А. М. Щербак не считался с реальными словоразделителями в данных надписях, он при чтении надписей как на флягах, так и на камнях Маяцкого городища неверно воспроизводил форму некоторых букв. В надписи № I на фляге (см. табл. XIII, рис. 2) восьмая буква справа дана им в форме | , в то время когда она в действительности выглядит как в табл. XIII, рис. 2. Четырнадцатая буква слева в надписи имеет форму как на рис. 2, а у А. М. Щербака она превратилась в X. После пятой буквы слева в надпись введена строчная буква > -а, которой здесь нет, и т. д.
Еще хуже обстоит дело с передачей формы некоторых букв надписей на камнях Маяикого городища. Возможно, это получилось оттого, что в данном случае А. М. Щербак работал не по фотографиям, а по копиям, сделанным для него, как он сам о том пишет, М. И. Артамоновым.
Отсюда в статье А. М. Щербака в надписи № 4 оказались правильно изображенными только две буквы из десяти, а четыре пропущены вовсе.
Вот как выглядят буквы надписи в действительности (см. здесь табл. XIII, рис. 3),
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье) а вот как они изображены в статье А. М. Щербака (см. табл. XIII, рис. 4).
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
В статье А. М. Щербака в надписи № 5 первая дефектная буква слева оказалась разделенной на две, вторая искажена, а третья пропущена вовсе. В действительности они выглядят. как в табл. XIII, на рис. 5,
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
а в статье А. М. Щербака — как в табл. XIII, на рис. 6.
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
В надпи-си № 6 в статье Щербака вторая буква слева (у нас табл. XIII, рис. 7)
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
дана в форме >. В надписи № 7 у Щербака первая буква слева и первая справа имеет форму как табл. XIII на рис. 9;
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
в действительности же они выглядят как в табл. XIII на рис. 8,
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
не говоря уже о том, что и другие буквы искажены.
Едва ли нужно пояснять то положение, что эпиграфист при дешифровке неизвестного письма не имеет ннкакого права унифицировать и подгонять буквы под угодную ему форму, будь это даже названо трактовкой путем сравнения букв с тюркскими рунами,как пояснил этот прием в одном месте сам А. М. Щербак. К услугам эпиграфиста при различии в форме одних и тех же букв существует транскрипция. Пренебрежением к палеографии, к верному восприятию букв эпиграфист отрезает себе все пути к ретроспективному и перспективному изучению исследуемого письма.
Вссьма странно, что А. М. Щербак не познакомился с надписями даже тогда, когда для этого у него была прямая возможность. Мы имеем в виду заявление А. М. Щербака о том, что «надписи на камнях Маяцкого городища являются фрагментами значительных по своим размерам текстов» . Однако, если бы А. М. Щербак взглянул на фотоснимки с надписями, он убедился бы, что из пяти надписей, которые он считает фрагментами, только одна (здесь табл. XIII, рис. 10)
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
является таковой.
Все изложенное выше в отношении предложенных А. М. Щербаком приемов дешифровки надписей на новочеркасских флягах и камнях Маяцкого городища приводит к отрицательной оценке его метода: А. М. Щербак не дешифровал письмо маяцких камней и новочеркасских фляг.
Мы следуем пожеланию А. М. Щербака, высказанному им в заключении статьи. В нем А. М. Щербак советует другим исследователям, проверив на пространном материале избранные им приемы, принять или отбросить их и тем самым предохранить себя от следования по неправильному пути.
Наш взгляд на письмо надписей на камнях Маяцкого городища и флягах новочеркасского музея иной. Не будем излагать своих приемов исследования неизвестного письма: скажем только, что работа велась по безукоризненным фотографиям, эстампажам или самим памятникам. Следует признаться, что дешифровка была делом трудным — письмо не имеет билингвов, количество надписей невелико, тексты весьма кратки, словоделение в большинстве случаев отсутствует, надписи принадлежат к нескольким языкам. Работа требовала немалых усилий.
В свое время С. Е. Малов, занимавшийся одной из надлисей на фляге из Новочеркасского музея, заметил в своем заключении: «Буквы на первый взгляд весьма сходны с турецким (читай тюркским. — Г. Т.) руническим алфавитом». Однако это сходство не подвело знаменитого эпиграфиста-тюрколога. В конечном счете он пришел к выводу: «Пока (NB!) трудно считать эту надпись турецкой (читаи тюркской.— Г . Т.)»
Предупреждение С. Е. Малова обязывало искать другого пути дешифровки. Путь был найден и в дальнейшем на анализе и чтении дополнительно привлеченных письменных памятников себя оправдал.
Новое письмо выходило за рамки VIII—X вв. и вообще за рамки исторического появления в степях Восточной Европы народов тюркского языкового корня. В Танаисе оно встречалось на "местных (не синопских) амфорах III в. с надписями красной краской. Одна из таких танаисских надписей в точной копии, обнародованной Т. Н. Книпович, приведена здесь для примера (см. табл. ХIII, рис. 11),
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
причем, как может заметить читатель, ее буквы находят свои убедительные параллели в буквах надписей на камнях Маяцкого городища (см. табл. XIII, рис. 8, 10)
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье) Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
и на флягах из Новочеркасского музея (см. табл. XIII, рис. 1, 2). По-сарматски (древне-осетински) она читается: фиу — 'жир' (что равняется, как думает В. И. Абаев, значению 'масло').
Танаисские надписи подали мысль, что маяцкие надписи могут быть средневековыми аланскими, ретроспективно — сарматскими, а новочеркасские на флягах — средневековыми касожскими, ретроспективно — меотскими. Сарматы и меоты жили бок о бок в Танаисе, о чем говорят имена собственные ряда памятников. Жили их потомки бок о бок и в Нижнем Поволжье VIII—X вв.
В конечном счете оказалось, что сарматы (=> аланы) и меоты (=> касоги) пользовались одним и тем же письмом, но в разных изводах, каждый из которых создавался применительно к фонетическим особенностям их языков. На протяжении длительного существования оба извода в той или иной мере изменяли очертания своих букв, иногда имели локальные варианты их, свой оригинальный хабит букв, но в целом письмо оставалось в своен историческом дукте устойчивым.


Г. Ф. Турчанинов

Стр. 2, Стр. 3

 

 

 

 

 

 


Другие новости по теме:

  • Очерк 2. (стр. 3) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах ...
  • Очерк 5. Надписи на глиняном горшочке из-под с. Обильного на р. Куме (IX—XI ...
  • Очерк 3. Аланская надпись на амулете из Донецкой области (IX в. н. э. Подон ...
  • Очерк 4. Фрагмент хозяйственной надписи на обломке сосуда из Херсонеса (IX— ...
  • Очерк 2. (стр. 2) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах ...
  •  

     

     

     

    Просмотров: 5600 | Автор: admin | Дата: 1 августа 2008 | Напечатать

     


     
         

     

     

     

    Каталог Осетии - ищете товар, услугу или определенную организацию? А может вы руководитель фирмы и хотите разместить информацию о ней?
    Здесь вы найдете все - http://каталог-осетии.рф

     
      Главная страница | Новое на сайте

    Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
    При использовании материалов гиперссылка обязательна!