Очерк 1. Фрагмент аланского граффито на обломке амфоры из Херсонеса (VII в. (689—690 гг.) н. э. Крым) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

Очерк 1. Фрагмент аланского граффито на обломке амфоры из Херсонеса (VII в. (689—690 гг.) н. э. Крым) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


 ::

 

Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Каталог Осетии (объявления)

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Июль 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

 

Архивы

Июль 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)
Август 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

Очерк 1. Фрагмент аланского граффито на обломке амфоры из Херсонеса (VII в. (689—690 гг.) н. э. Крым)

Раздел: Библиотека » Литература и письменность » Древние,средневековые памятники осетинского письма » Средневковые осетинские надписи собственого письма  

 
 

В 1971 г. эпиграфистка Э. И. Соломоник прислала мне прорисовку граффито на обломке амфоры позднего римского времени, найденном в 1970 г. в Херсонесе. Граффито процарапано каким-то острием настолько тонко, что Э. И. Соломоник не удалось сделать с него фотоснимка (см. табл. XII, рис. 1).
Очерк  1.  Фрагмент аланского граффито на обломке амфоры из Херсонеса (VII в. (689—690 гг.) н. э. Крым)
Находка случайная. По археологическому материалу участка, где найден обломок, его можно датировать VII в. н. э.
Надпись читается слева направо. Начало отбито, в конце ее стоит число из двух цифр арамейского дукта. То, что это цифры, видно по небольшой горизонтальной линии над знаками. Цифрам предшествует девять букв. От крайней слева, что на изломе, сохранилось две трети. Прорисовка граффито сделана в натуральную величину.
Граффито выполнено аланским (средневековым осетинским} письмом, представлявшим собой, как это теперь известно, смешение букв древнеосетинского (скифо-сарматского) письма арамейского дукта с буквами частично измененного сиро-несторианского письма. Последним средневековые осетины пользовались иногда наряду со своим собственным письмом при форме букв, весьма близкой к несторианскому оригиналу, соблюдая, однако, при этом свое левостороннее направление письма.
Буквами древнеосетинского письма арамейского дукта (включая маяцкий вариант) в граффито являются в счете слева направо 1, 2, 6 и 9, сиро-несторианского дукта оказываются в том же порядке буквы 3, 4, 5, 7 и 8. Отношение букв граффито к их исходной форме можно видеть в приложенной к очерку палеографической таблице XII.
Очерк  1.  Фрагмент аланского граффито на обломке амфоры из Херсонеса (VII в. (689—690 гг.) н. э. Крым)
Древнее и средневековое осетинское письмо, употреблявшееся на весьма обширном пространстве, развивалось стихийно. Население было в основном безграмотным. Письмо употреблялось от случая к случаю, оно было бытовым (мы не располагаем ни одной официальной надписью), а потому в нем резко проявляются индивидуальные графические черты исполнителей, пишущих не постоянно, по установившейся привычке, а изредка, по скудной графической памяти.
Мы делаем экскурс в область письма для того, чтобы читатель мог понять, чем объясняются в нашем херсонесском граффито подчас значительные палеографические отклонения от исходного хабита букв. Разрыв во времени и пространстве, при скудной практике пишущих, делали свое дело.
Начнем палеографическую характеристику граффито с букв древнеосетинского хабита. Первая буква слева, от которой осталось целой примерно две трети, представляет собой арамейского дукта т(thaw), хорошо представленную в осетинских надписях — древней на венчике сосуда V в. до н. э. с горы Крестовой в г. Кисловодске и средневековой на янтарной бусине из катакомбного погребения IX—X в. н. э. у Римгоры под Кисловодском.
Несмотря на то, что буква граффито весьма похожа на пятую в строке сиро-несторианского дукта букву х (heth), в ее хабите больше палеографических данных в пользу n (thaw).
Вторая буква слева представляет собой модификат буквы ф(f), засввдетельствованной в ранее опубликованных нами древних и средневековых осетинских и осетинского дукта иноязычных надписях трижды . Она заменила исторически предшествующую ей п(p). Характерно, что буква ф встречена в осетинских надписях Северного Причерноморья и Подонья, т. е. в ареале земель, прилегающих к Крыму.
Шестая буква слева является характерной для осетинского письма, как древнего, так и средневекового. Эта буква, передающая звук и(i}, была создана еще предками осетин — скифо-сарматами и не претерпела изменений на протяжении всего времени существования осетинского письма с VIII в. до н. э. по XIV в. н. э.
Девятая и последняя буква древнеосетинского письма в данном граффито представляет собой знак, передающий осетинский свистяще-шипящий сибилянт (в современной графике с), засвидетельствованный в этом хабите в аланской эпиграфике впервые во второй маяцкой надписи, а вслед за этой во многих других, которые читатель найдет в этой книге.
Осетинские буквы сиро-несторианского дукта в граффито открывает третья буква слева. Она представляет собой поставленную в вертикальное положение, частично модифицированную, чашеобразную букву šin. В граффито эта буква встречается дважды. Второй раз как его седьмая буква. В средневековом осетинском письме буква ш(š) засвидетельствована в аланской надписи IX—XI вв. из-под с. Обильного на р. Куме и в тюркоязычных надписях письма аланского дукта из Саркела и Таласа. Данное граффито собственно аланской речи говорит о том, что в аланском языке Херсонеса звук ш существовал.
Судя по публикациям В. Райта, чашеобразная šin с ножкой и без нее, с прямым основанием чаши, т. е. в обычном традиционном положении, засвидетельствована уже в VII в.
Четвертая буква слева представляет собой повернутую острием вверх и частично влево сиро-несторианскую букву 'ayin, которая в осетинском древнем и средневе-ковом письме передавала ă->ӕ. Случаев употребления буквы 'аут в этой функции в ранее опубликованных нами памятниках осетинского письма более чем достаточно, а хабит ее разнообразен.
Пятая буква представляет собой повернутый влево модификат сиро-несторианской ранней heth. Она передает в графике осетинское щелевое х и в этом хабите в средневековом осетинском пиcьме встретилась впервые.
Последняя буква сиро-несторианского дукта, восьмая буква граффито в виде прямого угла, представляет собой модификат буквы 'alef Длн сиро-несторнанского письма более характерна остроугольная форма этой буквы с коротким основанием (см. палеографическую таблицу).
С разбивкой граффнто на образующие его слово — формы и со вставкой в текст одного отсутствующего гласного, для которого в средневековом осетинском письме не было своего знака, граффито следует читать как: «...т(ы) ф(ы)шӕх иш ас(ы)». За словом ас(ы) стоит двухзначное число.
С устранением из слов текста диалектных черт, посильное объяснение которым дано ниже, и заменой их современными литературными, граффито приобретает следующий вид: «...ты фысӕг ис азы — ...(имя рек?) пишущий есть (или писец есть) лета (года}». Далее стоит число.
И сразу же возникает несколько вопросов: 1. Не означает ли слог «...ты в начале граффито фамильное окончание? 2. Как следует читать число? 3. По какому лето-счислению выписана дата? 4. Чем объясняются фонетические отклонения от современного литературного текста? 5. Почему в граффито слово лета или года стоит не на месте — перед числом, а не после него? На все эти вопросы постараемся дать ответьт.
1. Слог «...ты перед словом ф(ы)шӕх-фысӕг действительно представляет собой остаток фамильного имени исполнителя граффито. В отдаленном прошлом, как и ныне, осетинские фамилии оканчивались этим слогом.
2. Древние и средневековые осетины в графике пользовались арамейской системой счета. Для древнего периода письменности этот факт зафиксирован нами дважды: на горшочке с надписью V—VII вв. до н. э. с поселения близ г. Умани на Украине и на страке Ив. н. э. из древней Тиры.
Для средневекового осетинского письма данный случай является первым. Цифра в виде крюка с длинным стержнем представляет собой незначительный модификат обращенной влево фигуры арамейской тысячи (см. палеографическую таблицу). Следующий за 1000 вертикальный короткий штрих является фигурой для единицы. В целом обе цифры образуют число 1001.
3. Средневековые осетины по вероисповеданию были христианами-несторианцами. В счислении лет они пользовались селевкидской эрой счета. 1001 год селевкидской эры соответствует 690—689 году христианского летосчисления. Таким образом, датировка обломка амфоры с граффито VII в. н. э. совпадает с датой, обозначенной на граффито. Это первая точно датированная аланская надпись. Она со всей определенностью говорит о том, что аланы существовали в Крыму, в Херсонесе уже в VII в. и продолжали там находиться в IX—X вв. и позже.
4. Судя по тому, что в тексте не нашел своего графического выражения гласный ы, язык крымских алан VII в., во всяком случае, язык писавшего граффито, примыкал к иронскому диалекту.
Обращает на себя внимание оглушение согласных в паузе в исходе слова: вм. фысӕг написано ф(ы)шӕх, вм. азы — ас(ы). Кроме этих особенностей, в тексте граффито налицо употребление старого ш на месте с(сш): ф(ы)шӕх вместо фысӕх, иш вместо ис.
Форма ф(ы)шӕх в части конечного согласного говорит о том, что звук г был в речи крымского алана фрикативным, а не смычным, ибо только фрикативный г мог перейти в х. Что касается формы ас(ы) вместо азы, то она свидетельствует об употреблении в языке крымского алана глухого свистяще-шипящего с(сш) вместо его звонкого эквивалента и в том случае, когда за ним следовал гласный.
Явление оглушения согласных в исходе слова, даже когда за этим согласным следует гласный, известны и в современном осетинском языке , где оно продолжает традицию древнего и средневекового языка. Явление отмечено в нескольких очерках этой книги, а также Ю. Неметом в диалекте венгерских ясов (алан).
Нельзя также сказать, что старое ш в словах ф(ы)шӕх и иш граффито на месте нового с(сш) явилось в какой-то мере фактом неожиданным. Звук ш отмечен нами в надписи на пряслице II в. н. э. из Одесской области в собственном имени Шау вместо Сау — «Черный», при наличии в этом же тексте слов со свистяще-шипящим с(сш), но не замечен в четвертой маяцкой надписи в осетинском собственном имени Шауш, которое протранскрибировано как Саус.
Фигуру буквы в начале и в конце этого имени следовало палеографичсски связать с арамейским или ранним квадратного еврейского письма šin, в осетинском письме поставленным в вертикальное положение, как это мы наблюдаем с sin сиро-несторианского письма в нашем граффито.
Трудно было ожидать, что в речи алан Маяцкого городища VIII—X вв. старый звук ш не был еще замещен новым, более поздним свистяще-шипящим с(сш). Херсонесское аланское граффито VII в. подсказало, что это явление было в Подонье, как и в Крыму, живьш, несмотря на то, что крымскую и маяцкую надписи отделяло от аланской II в. н. э. из под Одессы пять-восемь столетий. Здесь, в районе Одессы, в Подонье и в Крыму аланы говорили на одном диалекте.
5. В тексте граффито слово ас(ы) (вм. азы) — 'лёта' (года) стоит не на месте. В современном языке скажут: «(имя рек) фысӕг ис 1001 азы», а не «(имя рек) фысӕг ис азы 1001».
Свет на это необычное явление в граффито проливает исследование, которое провел В. И. Абаев в отношении скифского язьгка .
В скифском обнаружен обширный слой сложных собственных имен, в которых определение стоит не перед определяемым, как это привычно для современного осетинского языка, а после него. Это явление, как оказалось, было свойственно не только скифскому, но также средневековому аланскому языку, а от них осталось как реликт в современном осетинском.
Из исследованных В. И. Абаевым скифских сложных собствснных имен нас особенно интересуют те, в которых опрсделением после определяемого оказывается числительное. Вот они:
1. Saraksasos (Ольвия)-sar-axšaš = ст. ос. сӕрӕхсӕз — ‘шесть голов имеющий', т. е. 'шестиголовый'. Может бытъ, пишет Абаев, имя имело смысл «имеющий шесть детей», ср. осетинское выражение «йӕ сӕр ахсӕз баци — его голова стала шестью» в смысле «его семья достигла шести душ» (302, 355).
2. Mandasos (Танаис) = mandas — ст. ос. *майнӕдӕс – ‘(имеющий силу) десяти мужей', т. е. 'десятимужий' (205, 355).
3. Ardonastos (Танаис) = ardun-ast = ст. ос. ӕрдунаст — 'луков восемь (имеющий)', т. е. 'восьмилучный’ (287, 282, 355).
Среди имен подобного образования для нашего очерка представляет особый интерес средневековое аланское название крымского города Феодосии.
В. И. Абаев пишет: «Первое имя, которое заставило нас задуматься о порядке слов в скифских сложных словах, было аланское название города Феодосии - Ardavda. Анонимный автор Перипла Евксинского Понта, относимого к V веку нашей эры, сообщает: Nūν δε λεγεται η Θεοδοσια τή ‘Aλανιχή’ητοι τή Ταυpιχή διαλεχτω ‘Apδαβδα τωυτεζτιν ‘επταΰεοξ («Ныне же Феодосия на аланском или таврском наречии называется Ардавда, что значит Семибожный»). «Не подлежит сомнению,— продолжает В. И. Абаев,— что ‘Apδαβδα заключает два слова: ard — 'божество' (ос. ard —'клятва') и avd - 'семь' (ос. avd)».
Несколько далее, переводя это название более точно, как 'богосемый' или 'богов-семи (город)', В. И. Абаев дает, с одной стороны, к этому названию современную семантическую типовую параллель, в которой определение предшествует определяемому: Avd-zuar (Авддзуар) — 'семь божеств', как именуется одно из святилищ Осетии в сел. Галиат, а с другой — указывает на археолого-эпиграфическое имя 'Аpτα[pτα] идеально воспроизводящее название Феодосии (с. 355, сноска 28).
Если в V в. н. э., как это следует из Перипла, в Крыму существовало аланское название ‘Apδαβδα — 'Богов семи (город)', в котором определяемое 'богов' предшествовало определению 'семь', представляется, что будет вполне естественным, когда немного позже, в VII в. н. э. там же, в Крыму, в живой аланской речи определяемое окажется употребленным перед определением 1001, как это засвидетельствовано текстом нашего граффито. Словообразовательная структура представляет собой модель с синтаксической структуры. Это две стороны одного и того же речевого процесса.
В. И. Абаев в свое время сетовал на то, что в осетинских текстах ему не попадалось таких случаев, хотя в личной речи он наблюдал их. Нам посчастливилось напасть на такой случай в тексте.
В граффито остается, к сожалению, не зафиксированным один факт: стояло ли определяемое перед числительным 1001 в родительном падеже, поскольку графемы для ы в письме не было. Иначе говоря, остается нерешенным вопрос, нужно ли в граффито восстанавливать окончание падежа — ы в ас(ы)-(азы) или этого делать не нужно? В современном осетинском языке мы знаем и сӕр-низ — 'головная боль' ('головы боль'), где показатель родительного падежа опущен и сӕры-хъуын —'волосы' ('головы волосы'), где он налицо. Очевидно, в граффито это ы восстановить нужно. В его тексте слово ас(-аз) —'год' было самостоятельной синтаксической единицей. Оно не образовывало с числительным 1001 сложного слова. Это все, что можно сказать о тексте аланского граффито VII в. н. э. из Херсонеса.

Г. Ф. Турчанинов

 

 

 

 

 

 


Другие новости по теме:

  • Очерк 4. Фрагмент хозяйственной надписи на обломке сосуда из Херсонеса (IX— ...
  • Очерк 6. «Податная» запись на остраке из Саркела (X в. Подонье)
  • Очерк 6. Надпись на баночном сосуде из погребения близ д. Переездной (V в. ...
  • Очерк 7. Аланские слова и буквенные меты на альчиках салтовского могильника ...
  • Очерк 8. Фрагмент надписи на венчике сосуда с горы Крестовой в г. Кисловодс ...
  •  

     

     

     

    Просмотров: 6142 | Автор: admin | Дата: 26 июля 2008 | Напечатать

     


     
         

     

     

     

    Каталог Осетии - ищете товар, услугу или определенную организацию? А может вы руководитель фирмы и хотите разместить информацию о ней?
    Здесь вы найдете все - http://каталог-осетии.рф

     
      Главная страница | Новое на сайте

    Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
    При использовании материалов гиперссылка обязательна!