На главную   |    Рекомендуем - {sape_links}


Очерк 3. Надпись на баночном сосуде из погребения близ с. Рубцы (V — начале IV в. до н. э. Северное Причерноморье)


Летом 1937 г. украинский археолог Н. В. Сибилев (М. В. Сiбiльов) при раскопке кургана близ с. Рубцы Краснолиманского района Донецкой обл. обнаружил впускное погребение со скорченным положением костяка. При погребенном оказался баночной формы сосуд высотой 17 см с диаметром горла 18 см. На сосуде, богато орнаментированном разнохарактерными значками в виде вертикальных и горизонтальных штрихов и точек, оказалась надпись (см. табл. III. рис. 1),
Очерк 3. Надпись на баночном сосуде из погребения близ с. Рубцы (V — начале IV в. до н. э. Северное Причерноморье)
о чем Н. В. Сибилев и сообщил в своей публикации.
Надпись, по нашему расчету, содержит 10 букв (см. табл. III, рис. 2).
Очерк 3. Надпись на баночном сосуде из погребения близ с. Рубцы (V — начале IV в. до н. э. Северное Причерноморье)

Читается, как и все другие, слева направо. Некоторые буквы надписи занимают непривычное положение. Первая буква слева представляет зеркальное šin того хабита, который характерен для нее, начиная с V в. до н. э. Если поставить букву в обычное для нее положение, то она в своей форме легко распознается. Вторая буква должна быть признана за 'alef, использу-еную в древнеосетинском писъме для передачи утратив-ших количество гласных ā и ă. Для 'alef здесь непривычно то, что горизонталъный штрих не пересекает вертикальный, а сходится с ним, в то время как в типичной 'alef штрихи пересекаются. Третья буква надписи — вне сомнения reš, не только зеркальная, но и поставленная «на голову». Такого типа reš мы встретим в дальнейшем в одной средневековой осетинской салтово-маяцкой надписи. Reš с закрытой «головкой» в палеографическом отнощении весьма архаична, и в общем «ансамбле» букв данной надписн она выглядит как анахронизм. Датировка надписи от ее присутствия не меняется. Четвертая буква надписи, типичная для древнеосетинского письма jod, здесь в значении i.
Первые четыре буквы надписи образуют графему šari, представляющую самостоятельное слово. Дальнейшая интерпретация надписи показывает, что пятая буква надписи — не что иное как sade. По форме она ближе всего стоит к sade Ассуанского папируса, датируемого V в. до н. э. Ее незначительные отличия можно хорошо видеть из сопоставительной палеографической таблицы (см. табл. III),
Очерк 3. Надпись на баночном сосуде из погребения близ с. Рубцы (V — начале IV в. до н. э. Северное Причерноморье)
где шестая буква надписи — lamed. Положение ее обычное. Раствор несколько широк, чем она, пожалуй, и отличается от такой же lamed надписи Тейма, датируемой V в. до н. э. Седьмой буквой является teth. Форма ее довольно необычна. В нижней части она угловата, левый вертикальный штрих почти вдвое выше правого, причем последний не закрывает устья буквы, как это привычно для teth в подавляющем большинстве случаев. Близкая к данному хабиту, но с одинаковыми по величине вертикальными штрихами буква tetg отмечена в таблице М. Лидзбарским. Восьмой буквой надписи, почти слитой с tetg является jod в форме типичного для древнеосетинского письма вертикального штриха. Пятая — восьмая буквы надписи образуют графему slΰi. Slΰi, как и šari — самостоятельное слово надписи.
В надписи остаются два буквенных знака. Девятая буква надписи, вправо от teth, — опять типическая для древнеосетинского письма jod в виде вертикального короткого штриха. Десятая и последняя буквы надписи весьма оригинальны. Если не обратить внимания на маленький горизонтальный штрих, пересекающий крайний справа вертикальный штрих, то это зеркальная šin, в которой все три штриха выходят из одного основания. В палеографии такая šin хорошо известна для V— начала IV в. до н. э. Однако наличие небольшого горизонтального штриха, пересекающего крайний, вертикальный, наводит иа мысль, что писавший колебался, написать ли ему šin или samech. Это, по нашему мнению, может говорить о том, что в осетинском языке времени надписи, т. е. в V в. до н. э., уже имел место нроцесс образования на месте š звука среднего между š и s, каким сейчас характеризуется этот консонант.
Оставшиеся девятая и десятая буквы надписи образуют графему jš, вероятно, jsш. Это также самостоятельное слово надписи. Надпись состоит из трех слов: Šari šlΰi jsш.
1) Šari — родительный падеж ед. ч. имени собственного от нарицательного šar 'голова' (др. иран. sarah). В надписи ожидалось бы šări с ă, для которой в древнеосетинском письме использовалась 'ajin. Замена ее буквой 'alef свидетельствует о том, что в V в. до н. э., к которому должна быть по палеографическим данным отнесена надпись, ă уже потеряла или теряла свое количество.
При недостаточно грамотном и не обладающем хорошим слухом писце ă могла выражаться через букву 'alef. Имя собственное šar (сӕр) 'голова' входило в состав многих
скифских имен собственных.
2) slΰi соответствует совр. осет. диг. цӕлӕ 'кушанье', 'угощение’ с суффиксом ц того же происхождения, что и в слове диг. хуӕлц, ирон. хӕлц 'пропитание' (<- xvarΰi при xvar-un//xvar-yn 'есть', 'кушать'). Слова *цӕлӕц (— s(ă)l(ă)ΰi) в современном осетинском языке нет. Есть только цӕлӕ//цӕл, В отношении ц из ΰi, а не ti, см. лингвистический комментарий в очерке 2 к слову ăΰi. О вероятном происхождении совр. диг. цӕлӕ, ирон. цӕл см. у В. И. Абаева.
3) jsш - эту форму следует транскрибировать как ēsшjsш , поскольку здесь для передачи ē через j употреблен matres lectionis. Судя по долготе ē, Вс. Ф. Миллер, вероятно, был прав, когда связывал указательное местоимение 3-го л. ед. ч. е с корневой основой глагола 'быть' в 3-м л. настоящего времени е-с ('он есть').
В целом эпиграфическая фраза Šari s(ă)l(ă)ΰi ēsш отвечает совр. осет. диг.: Сари *цӕлӕц ес — 'Сара угощение есть'. Нельзя не обратить внимание на тот факт, что в известных нам надписях это уже третий случай, когда на сосуде обозначается хранимая в нем еда (см. ТППЯ, очерки 4 и 5). Становится совершенно очевидным, что во всех среднего размера баночных и острореберных сосудах при погребениях срубной культуры хранилась пища, предназначенная для покойных в их загробном существовании. Для истории осетннской этнографии этот факт является чрезвычайно важным и интересным.


Г. Ф. Турчаниновскачать dle 12.1


 

 

 

Похожие новости



Комментариев 0