Введение (стр. 4) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

Введение (стр. 4) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


 ::

 

Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Каталог Осетии (объявления)

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Июль 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

 

Архивы

Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)
Август 2016 (1)
Июнь 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

Введение (стр. 4)

Раздел: Библиотека » Литература и письменность » Древние,средневековые памятники осетинского письма  

 
 

Другое имя с конпонентом Ip — ‘Ipγανοξ представляет собой, как я полагаю, сармато-греческое образование. Ip — это уже известное этническое имя 'иронец', 'осетин', а γανοξ, древнегреческое нарицательное имя со значением 'красота', 'радость', 'утешение'. Для отца, носящего сарматское имя Xeo’μευοξ — Хомева, т. е. hu+mewӕ —'искусный в работе' (ОИЯ, с. 291), сын мог быть и красой, и радостью, и утешением ир(он)ской фамилии. Надпись, в которой встречается сармато-греческое имя ‘Ipγανοξ, датирована 244 г. н. э.
Нам представляется, что тот языковой материал, который приведен нами выше в пользу существования если не иронского диалекта, то начатков его на Северном Причерноморье, вполне достаточен. Движение иронских масс (вместе с дигорскими) на Кавказ шло отсюда и шло довольно быстро, бсли в первой половине IV в. н. э. мы читаем на инталии, найденной в Абхазии, во всех отношениях иронскую надпись греческого письма. См. главу III, очерк 1. Обратного движения быть не могло, ибо в этом случае невозможно объяснить появление во II в. н. э. насыщенной иронизмами надписи на пряслице из Калиновки II Одесской области.
Пренебрежительное отношение к эпиграфическому материалу оказалось чревато последствиями, исказившими действительный ход истории народа и истории осетинского языка. В отношении к новому изданию труда В. И. Абаева «Скифский язык» под заглавием «Скифо-сарматские наречия», я не могу не присоединиться к мнению чл.-кор. АН СССР О. Н. Трубачева, который писал: «Не скрою, хотел бы видеть этот ценный труд обновленным и дополненным (спустя тридцать лет после выхода его в томе «Осетинский язык и фольклор») хотя бы минимальными и очевидными вещами...». К сожалению, этого не произошло, а между тем иронство осетинской речи было тем переломным моментом, с которого начался новый, средневековый период осетинской истории и истории осетинского языка. Начался он в Северном Причерноморье, и немаловажную роль сыграл здесь Танаис. Новые буквенные знаки, которые мы встретили в дальнейшем в средневековом осетинском письме В. Салтова и Маяцкого городища VIII—X вв., а также в аланских надписях Надь-Сен-Миклоша X в., впервые появляются в Северном Причерноморье в осетинских надписях, выполненных красной краской на амфорах местного производства II—III вв. н. э. Но самым любопытным оказывается тот факт, что эти оригинального хабита знаки тянут нас в Среднюю Азию, в Приаралье, в древнее аланское государство Яньцай, существовавшее здесь, по китайским источникам, во II в. до н. э.— IV в. н. э. Как показала Таласская эпиграфическая находка, приаральские аланы имели свое оригинального хабита письмо, существовавшее здесь еще в XII в. н. э. Свое государство приаральские аланы называли Ново-Асией, а себя асами//ясами.
Появление термина ас/яс в степных просторах Северного Причерноморья и на Северном Кавказе мы связываем с экспансией среднеазиатских алан в эти места. Экспансия, вероятно, проходила время от времени, волнами. Самой большой волной, с которой сюда хлынули обильные массы среднеазиатских алан, было гуннское нашествие. Приаральские аланы принесли с собой свое письмо, здесь оно влилось в уже существовавшее древне-осетинское письмо на арамейской графической основе. Так получились новые изводы осетинского тшсьма В. Салтова и Маяцка VIII—X вв. н. э.
В Венгрию оно было занесено либо вместе с гуннской волной, либо позже, с волной мадьярской. Отсюда не случайные связи надписей Надь-Сен-Миклоша, датируемьтх X в., с письмом В. Салтова и Маяцка, а также с письмом приаральских алан-ясов, каким мы его знаем по таласской надписи XII в. н. э.
При рассмотрении хабита букв средневекового осетинского письма ираноязычных насельников В. Салтова и Маяцкого городища резко бросается в глаза специфический характер некоторых буквенных знаков, не имеющих ничего общего с арамейским письмом. Я имею в виду слогографемы ан, ум. Создание их самими носителями языка иранского языкового корня, предками осетин, исключено. Иранские языки, в их числе и осетинский, не имели носовых гласных, которые могли бы графически отражать слогографемы ан, ум.
Более чем вероятно, что эти графемы могли быть принесены в письмо В. Салтова и Маяцка среднеазиатскими приаральскими аланами, входившими в состав гуннских орд, или они были заимствованы из гуннского письма, о котором, мы, к сожалению, ничего не знаем, но которое, как можно судить по надь-сен-миклошским письменам, вероятно, существовало.
Иначе говоря, как это ни парадоксально, но чем больше материала получает исследователь, чем он пестрее, тем глубже и шире становятся лакуны и тем труднее делать определенные выводы. Салтово-маяцкий и надь-сен-миклошский изводы средневекового осетинского письма просуществовали сравнительно недолго, каких-нибудь два столетия, но тот след, то влияние, какое они оказали на другие, не ираноязычные письменности соседящих с ними народов, оказались весьма заметными.
Мы имеем в виду средневековую письменность касогов — предков кабардино-черкесов, от которой осталось свыше десятка надписей, и раннюю, докириллическую письменность восточных славян — типа Алекановской. Разрешать этот вопрос на основе письмен В. Салтова, Маяцка и в некоторой мере надь-сен-миклоша весьма трудно по двум причинам: во-первых, количество памятников как ираноязычных, так и касожских и восточнославянских не так велико, а, во-вторых, к салтово-маяцкому и надь-сен-миклошскому изводам средневекового осетинского письма присоединяется, как органическая часть этого письма, письмо несторианское, которое в конечном счете вытеснит и салтово-маяцкое и надь-сен-миклошское письмена. Несторианское письмо средневековых осетин напластовывалось у средневековых алан на древнеосетинское письмо арамейского дукта. Различия в знаковой части здесь были минимальными, т. к. и то и другое было письмом арамейского дукта. О несторианстве средневековых осетин мы знаем сегодня весьма немного, но когда народ пользуется письмом религиозной секты христиан-несториан, едва ли можно сомневаться в том, что несторианская письменность у средневековых осетин не была органическим фактором их жизни.
Памятником первой, датированной по селевкидской эре, которой пользовались несториане, является фрагмент осетинской надписи из Херсонеса 1001 года (690— 689 г. н. э.) Осетины-несториане в Крьгму и в Северном Причерноморье были пришлыми поселенцами. Так же, как и приаральских алан-ясов, их принесла сюда волна гуннского нашествия.
Крым (Таврида) и северо-восточный угол Причерноморья в V—X вв., т. е. после гуннского нашествия, представляют для историка вообще и историка письменной культуры особый интерес. В этих местах в означенные столетия жизнь представляла собой многоцветный, сложный клубок межэтнических отношений. Здесь сталкивались интересы многих народов и племен: потомков причерноморских греков (танаидов, ольвийцев и др.}, потомков скифо-сарматов — средневековых осетин, предков современных-кабардино-черкесов — касогов, ранних восточных славян, мадьяр и тюрок (напр., хазар).
Кроме греческих колонистов, самобытной письменностью в этих местах обладали только потомки скифо-сарматов — средневековые осетины. Касожские, ранние восточнославянские и тюркские (хазарское) письмена были производными от средневекового осетинского. Осетинское письмо не было явлением государственности. Оно употреблялось только в быту, и то от случая к случаю, к нему как нельзя лучше приложимо то определение, которое дал раннему докирилловскому славянскому письму монах Черноризец Храбр — письмо употреблялось «без устроения», т. е. не было кодифицировано.
Крымская средневековая надпись 1001 (690—689 г. н. э.) в своем буквенном составе имеет значительное количество модификатов сиро-несторианского письма, напластанного на старом, древнеосетинском письме арамейского дукта (см. главу II, очерк 1, табл. I).
Так же, как и древнеоеетинское письмо, средневековое имело направление слева направо, в нем соблюдались нормы, свойственные северосемитскому письму вообще и арамейскому письму в частности. Сиро-несторианский дукт средневекового осетинского письма в Крыму особенно подчеркивается херсонесскими надписями более позднего времени, чем надпись 1001 (690— 689 г. н. э.)-
Надписей таких обнаружено пока что немного: об-ломок кувшина с граффито IX—X в.— фых ӕх(сыр) - 'кипяченое мол [око]' и два граффито на донышках сосудов XIII—XIV вв. н. э. с личным именем Сах (>Саг).
Надписи Верхнего Салтова и Маяцка менее насыщены буквами сиро-несторианского хабита, может быть, потому, что создатели этих надписей — средневековые осетины — отошли от Черноморского побережья в глубь Подонских степей несколько раньше, чем эти места захватили волны гуннского нашествия, в составе которых, как мы полагаем, было немало среднеазиатских средневековых осетин-несториан. Письмо В. Салтова и Маяцка нуждается в еще более глубоком и пристальном изучении.
Средневековое осетинское письмо оказало заметное плодотворное влияние на соседящих с осетинами (ясами) на Нижнем Дону касогов (кӕсӕг) — предков кабардино-черкесов. Дукт письма и хабит букв касожских надписей настолько тесно связан с осетинскими надписями Подонья, что можно совершенно определенно сказать — касожская письменность была создана «по образу и подобию» письменности осетинской, а посему' древнейшие касожские памятники отнесены нами к памятникам письма осетинского (ясского) дукта.
В дальнейшем касожской письменности удалось оторватъся от своего источника и обрести хотя и недолгий, но свой путь развития. То же самое можно сказать о хазарской письменности, какой она выявлена нами на керамике из Саркела (см. главу IV, очерк 1, табл. XXV).
Но не всегда сожительство двух разноязычных народов ведет к непременному заимствованию одним народом у другого его письменности. Так, например, на поселении восточных славян X в. Тытчиха, что на среднем Дону, при обнаружении фрагментов средневековой осетинской письменности сиро-несторианского дукта, не обнаружено совершенно никаких следов письменности у восточных славян Тытчихи, хотя поселение было явно славяно-ясское (см. главу II, очерк 8, табл. XIX). Возможно, что препятствием к заимствованию пнсьменности служили разные религиозные убеждения славян и ясов. Первые были здесь еще язычниками, а вторые пусть инославными, но все же христианами.
Надписи выполнялись писцами-ремесленниками. На ранних этапах развития письменности эту работу выполняли горшечники, медники и другие мастера, которые делали утварь, ковали оружие и так или иначе орнаментировали предметы своего труда.
Живя в смешанной языковой среде, писцы чаше всего были двуязычны и могли по просьбе выполнить надпись для своего соседа иноплеменника. К таким надписям ясского произведения мы относим восточнославянскую надпись на Алекановском горшке 1007 года из Рязанской области и надписи 908 и 918 гг. на шиферном пряслице со славянского поселения Борки, что под Рязанью (.см. главу IV, очерк 2, табл. XXVI).
В Алеканове была погребена старая женщина, судя по символике на горшке в виде креста — христианка, и если иметь в виду, что официальное принятие христианства на Руси произошло в 988 г., т. е. в конце X века, наличие восточнославянской надписи не кодифицированного церковью и государством письма в 1007 году, где-то среди вятичей, не вызовет удивления.
VIII—X века, к которым относится подавляющее число письменных памятников Нижнего и Среднего Поволжья, принадлежавших ясам, касогам, хазарам и восточным славянам, были уже не тем временем, когда на основе идеографической символики местными народами создавались свои, независимые письмена.
VIII—X века были тем временем, когда азбуки стро-ились на основе уже готового чужого лисьма, приспо-собленного к своим нуждам. Путь приспособления был сложным и не непрерывньм, так же, как сложными и не непрерывными были взаимосвязи населяющих Подонье и Северное Причерноморье народов. В VIII—X веках здесь в области письма над всеми довлела по-прежнему иранская струя. Средневековое осетинское письмо было уже не только исторически сложившимся, но и самьм старым из всех других письменностей этого региона. Находки новых памятников средневекового осетинского письма подтвердили нашу мысль, высказанную еще в 1964 году: «У средневековых осетин Крыма, Северного Кавказа и Подонья, независимо от того, именовались ли они аланами, асами или ясами, существовала единая письменная культура». Графическая диалектальность в данном случае не берется в расчет.
В 60 году IX в. Крым, Саркел и Нижнее Подонье посетил с религиозно-политической миссией Константин (Кирилл) Философ. Трудно поверить, что захваченный идеей создания славянской письменности, он не поинтересовался самым пристальным образом существовавшими здесь уже письменностями, тем более, что один народ из носителей письменности — осетины (ясы) — оказался христианским.
Достаточно взглянуть на сопоставительную таблицу букв осетинских, касожских, алекановской и других надписей, чтобы убедиться, что славянский просветитель не прошел мимо предоставившейся ему возможности увидеть письмо в практике повседневного использования. Средневековое осетинское письмо салтово-маяцкого и несторианского дукта располагает не меньшим, а большим количеством эпиграфических памятников, однако среди них таких, которые в полной мере можно назвать связными текстами, так же немного, как и древнеосетинских. Письмо было принадлежностью простого люда, а этот простой люд был немногословен и выражал свои мысли в надписях весьма кратких. Писали, как и в древности, не часто и вследствие этого придавали значение положению букв в строке текста, формам их соединения.

Исследователю письма постоянно нужно иметь это в виду.
Конструктивная палеография, которую не всегда удается подкрепить соответственной временной палеографией, является при общности дукта письма основной мерой оценки принадлежности надписи тому или иному народу. Письмо поддерживается историко-фонетической системой языка, его историческими, грамматическими и синтаксическими нормами. При исходной общности дукта письма эпиграфист всегда может определить, с какой надписью он имеет дело: осетинской (ясской), касожской или тюркской. Нужно только строго следовать методу эпиграфических исследований, знать эти методы. Примером того, куда может завести отсутствие строгого метода исследования, является отнесение ясских маяцких надписей на камнях и касожских надписей на баклажках с Нижнего Дона к тюркским, как это сделал в свое время проф. А. М. Щербак.
Несмотря на то, что со времени публикаций А. М. Щербака прошло около трех десятилетий, археологи до сих пор продолжают говорить о полной ассимиляции в Подонье VIII—Х вв. тюркским элементом иранского. Чтобы не быть голословным, приведу одно из свежих высказываний: «После нашествия гуннов в степной полосе Восточной Европы преобладающее положение заняли тюрко-язычные племена, истребившие, изгнавшие и ассимилировавшие ее старое ираноязычное население».
Сила инерции велика. Автор обнаруживает полное незнание эпиграфических памятников, найденных за последние два десятилетия на территории степной полосы Восточной Европы. А находки эти не тюркоязычные, а ираноязычные.


Г. Ф. Турчанинов

Стр. 1, Стр. 2, Стр. 3

 

 

 

 

 

 

 

Просмотров: 4908 | Автор: admin | Дата: 6 июля 2008 | Напечатать

 


 
     

 

 

 

Каталог Осетии - ищете товар, услугу или определенную организацию? А может вы руководитель фирмы и хотите разместить информацию о ней?
Здесь вы найдете все - http://каталог-осетии.рф

 
  Главная страница | Новое на сайте

Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
При использовании материалов гиперссылка обязательна!