Данные антропологии. О времени переселения южных осетин » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

Данные антропологии. О времени переселения южных осетин » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


:: Каменные драконы Алании


:: 


Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Каменные драконы Алании
:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Февраль 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
 

 

Архивы

Декабрь 2017 (1)
Июль 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

Данные антропологии. О времени переселения южных осетин

Раздел: Библиотека » Из истории Осетии » Избранные работы. З.И.Ванеев  

 
 

Антропологические признаки, казалось бы, являются важными этническими признаками и потому особенно цен­ными для выяснения этногенетических вопросов. В дей­ствительности, устойчивость антропологических признаков .подвергается сильнейшим колебаниям. Антропологический тип меняется во времени в зависимости от частых контак­тов и смешения племен на одной и той же территории,, климатических, топографических и социальных факторов. В силу этого, как отмечает Г. Ф. Дебец, «группы чело­вечества, объединяемые по языковым и культурным приз-пакам, как правило, не совпадают и никогда не совпада­ли с расовыми подразделениями».
Очевидным является тот факт, что сфера распростра­нения языка, и тем более культуры, выходит за пределы расовых различий.
«Палеоантропологические материалы по Кавказу край­не немногочисленны, фрагментарны и плохо датирова­ны». Такое состояние палеоантропологии Кавказа не дает возможности сделать обоснованные выводы для ос­вещения и разрешения стоящей перед нами проблемы. Имеющийся по Кавказу антропологический материал в общем дает довольно простую картину.
В Советской археологии кранеологические варианты из древних погребений Северного Кавказа сводятся в основ­ном к трем комплексам.
1-й комплекс — долихокранный, с крупными размера­ми мозговой коробки, узколицый, узконосый и т. д., так на­зываемый «понтийский» тип (по терминологии В. В. Бунак) распространен на северо-западном Кавказе.
2-й комплекс — брахикранный, так называемый евра­зийский степной тип, появляется в скифскую эпоху в погре­бениях Моздока, а потом в разных районах Северного Кав­каза.
3-й комплекс — мезо или долихокрапный, с малыми размерами черепной коробки и т. д., так называемый кас­пийский тип, распространенный в предгорьях и на скло­нах восточной части Северного Кавказа.
В развитии антропологических типов отмечается за­кономерный процесс — переход от долихокрании к брахикрании.
В период поздней бронзы (эпоха культуры Кобана, Верхняя Рутха, Самтавро) господствует долихо-мезокранный тип. Этот же тип преобладает и в скифский период (VI—IV вв до н. э.) Но в скифский период на Северном Кавказе выступает и брахикранный вариант. При этом пред­ставляет интерес тот факт, что брахикранный моздокский вариант скифской эпохи (более широколицый и широко­носый), «в основных признаках совпадает с брахикранньш элементом, выделенным в серии черепов из юго-осетин­ских склепов».
Это сходство моздокского бряхикранного варианта с юго-осетииским, по-видимому, сохраняется и и средневе­ковье. «Брахикранный вариант средневековых моздокских курганов в основных своих признаках совпадает с брахик­ранньш комплексом, наиболее ясно выражающимся в се­рии черепов из склепов Юго-Осетии».
Для сарматского периода характерно преобладание брахикранного мезокранного типа, как это видно в част­ности из черепов ст, Усть-Лабинской.
В ранне-аланский период (III—IX вв. н. э.) преобла­дает долихокранный элемент, но выделяются и брахикранные группы, сходные с моздокскими черепами скифского периода (в районе гг. Орджоникидзе и Нальчик). В позднеаланский период (IX—ХШ) выделяются как брахикранные, так и долихокранные и мезокранпые типы.
Для XIV—XVIII вв. В. В. Бунак делает вывод, что краниологический тип горцев в этот период остался почти стабильным. Вообще же, по его словам, анализ краниоло­гических серий из склепов горного Кавказа, а также рав­нинных областей, не обнаруживает в них следов какого-нибудь существенно отличавшегося от древних доскифских типов. В частности, касаясь «аланской проблемы», он говорит, что «ираноязычные аланы» имели в своем составе те же два или три антропологических элемента, которые констатированы на Северном Кавказе в доаланское время.
Переходя к антропологической характеристике населе­ния Грузии, нужно сказать, что и здесь имелось изменение краниологического типа в направлении от долихокефалии к брахикефалии. По словам Г. Ф. Дебеца, современные гру­зины отличаются от древних грузин по черепному указате­лю. При этом брахикефалия современных грузин объясня­ется, по-видимому, сравнительно недавним и автохтонным процессом. По словам В. В. Бунака, грузины в суммарной характеристике физического типа довольно близки к северо-кавказским типам, особенно притерекским; они «умеренные брахикефалы, темные, среднерослые, средне или узколицые, узконосые, часто горбоносые, с обильным волосяным пок­ровом». Есть различие между западными и восточными гру­зинами. Выделяются три типа: западный — нижнерионсский, восточный — лиахво-алазанский и центральный — квирильский.Эти типы представляют аналогии североказказских (прикубанского, притерского и дагестанского), но более сходны между собой, чем с соответствующими севе­рокавказскими. Но «верхнстерекский вариант Северного Кавказа более других приближается к западнокавказско-му, но не к какому-нибудь одному из них, а к общегрузин­кому типу в целом».
Касаясь населения Южной Осетии, В. В. Бунак находит, что «имеющиеся данные отводят ему место в качестве ва­рианта или высокогорного типа или какого-нибудь другого из типов Грузии, к которым южноосетинская группа ближе, чем к какой-нибудь из северокавказских».
Особый интерес представляет сопоставление краниоло­гических типов Северной и Южной Осетии.
В ущельях Северной Осетии в сравнительно большей степени сохранился «понтийский» тип (долихокранный узко­лицый со слабым рельефом). Выше отмечено, что моз­докские брахикранные типы, древние и средневековые, сов­падают с юго-осетинскими. Таким образом, имеется извест­ное различие между северо-осетинскими и юго-осетинскими типами. Возникает предположение, что среди южных оеетиь сохранилась брахикефалия сарматов. Впрочем, как уста­новлено в антропологии, на Северном Кавказе происходил переход от долихокрании к брахикофалии (в направлении от запада к востоку). Совершался он и в Осетии. «Совре­менные осетины вне всякого сомнения являются потомками осетин XVIII в. Между тем средний типовой указатель за это время повысился на несколько единиц».
Если за такое сравнительно короткое время брахикефа­лия осетин получила такое развитие, то еще в большей степени она могла увеличиться за прошлые века. На раз­витие брахикрании в Южной Осетии должны были влиять контакты с грузинским брахикрэнным населением, что особенно должно относиться к осетинам, жившим в бли­жайшем соседстве с грузинами.
Абдушелишвили М. Г. в своем труде «Осетины (антро­пологический очерк)» дает анализ антропологического ма­териала об осетинах четырех районов Южной и Северной Осетии, полученного экспедициями института эксперимен­тальной морфологии Академии наук ГССР. Изучению под­верглись 52 объекта из Цхинвальского района, 100 объектов из Лешшгорского района (оба района в Юго-Осетии), 100 объектов из Гпзельдонского района (ироны) и 102 объекта из Ирафского района (дигоры) — оба района в Северной Осетии. Отметим выводы, к которым пришел автор;
1. Джавская группа ближе всех к осетинам Ирафского района (дигорцы), отсутствуют признаки сходства между этой группой и группами картвельского происхождения (за исключением групп «кавказского» горного варианта).
2. Среди осетин из Цхинвальского района одна часть связана с восточным сектором «кавкасионского» варианта, указывает на его северное происхождение, а другая часть связана с картвельскими группами и указывает на ее гру­зинское происхождение. Наличие этих двух элементов даст основание полагать, что население пришлых с севера эле­ментов недавнее явление и во всяком случае не имеет ты­сячелетней давности.
3. Тип, характеризующий группу Гизельдонского района (ироны), является довольно распространенным н па северном и на южном Кавказе. Автор отмечает отсутствие признаков сходства между этой и Джавской группами.
4. Тип осетин дигорского района менее распространен, ни на Северном Кавказе, ни в Закавказье не отмечаются близкие формы этого типа.
5. На основании изложенного делается вывод, что ареал распространении «кавкасионского» горного варианта охва­тывает территорию осетинских этнических групп, при этом создается впечатление, что ироны, близкие формы которых встречаются на большей территории (в Черкесии, Дагеста­не, отчасти в Грузии и «кавкасионские» группы) должны представлять потомков некогда широко распространенного этнического объединения, известного на Северном Кавказе под именем алан.
II1 сделанных Абдушелишвили М. Г. выводов в данном случае заслуживает внимания следующее: 1. Осетины Джаиского района ближе к осетинам Ирафского района; 2. Отсутствуют признаки сходства между Джавской груп­пой и группами картвельского происхождения (за исклю­чением групп кавкасионского варианта). Из этих выводов можно сделать заключение, что осетины Джавского района сохранили сходство с древнейшим ираноязычным (осетин­ским) племенем — с дигорцами.
Сомнительным является вывод автора относительно осе­тин Цхинвальского района. По его словам, «среди осетин Цхинвальского района нельзя не отметить два направления антропологических связей: одно, которое его связывает с восточным сектором кавкасионского варианта и которое указывает на его северное происхождение, и второе, которое связывает его с картвельскими группами и указывает на ее грузинское происхождение». Такой вывод не согласуется с хорошо известным фактом, что осетины Цхинваль­ского района — переселенцы из горной Осетии и имеют общее происхождение. Если же имеют сходство с картвель­скими группами, то это следует объяснить другими факто­рами, смешанными браками, процессами ассимиляции.
Данный пример показывает неустойчивость антрополо­гического признака, как этнического показателя. Что каса­ется предположения автора, что ироны, формы типа кото­рых (Гизельдонский район) имеют широкое распространение на Кавказе, являются потомками широко распространен­ного этнического объединения, известного под названием алан, — то такое предположение не противоречит извест­ному факту распространения алан па Северном Кавказе.
В целом исследование М. Г. Абдушелишвили, ввиду недостаточного количества изученных объектов, к тому же сзятых только из некоторых районов, несмотря на ценность установленных им фактов, не могло дать полной и точной антропологической характеристики осетин в аспекте исто­рического развития их типа.
В работе К. X. Беслекоевой «Краниология осетин и про­исхождение осетинского народа» материалом для работы послужили 119 осетинских черепов — 47 из Саниба, 72 — из Махческа, Корпа и Кумбулта (Дигорское ущелье). Для сравнения использованы 50 черепов ингушей из склепов ущелья Армхи. Черепа взяты из склепов XVII—XVIII вв. Взяты данные и с 14 аланских черепов из Змейского мо­гильника.
Автор пришел к некоторым выводам: 1. С аланскими черепами больше сходны осетинские, чем ингушские. 2. Че­репной указатель с XVIII в. сильно увеличился (процесс брахикефалии).
В целом различия черепных указателей не совпадают с языковыми различиями, что вполне естественно.
Говоря об антропологическом типе осетин, приходит на память сообщение Аммиана Марцеллина о внешнем виде предков осетин — алан. По описанию историка у алан были темнорусые волосы. В связи с этим сообщением, многие авторы утверждали, что среди осетин много блондинов, «По свидетельству всех путешественников и нпшему лично­му наблюдению, — говорит В. Миллер, — среди осетин в большом количестве попадаются блондины с серыми и го­лубоватыми глазами. Блондины преобладают над брюнета­ми, особенно в низшем классе, которые чаще высшего (алдаров, бадилят, царгасат) сохраняют национальный тип. Особенно часто приходилось нам встречать блондинов в горах Дигории».
Не считаться с наблюдениями такого серьзного иссле­дователя, как В. Миллер, невозможно.
Современные советские антропологи этот факт отрица­ют. Они утверждают, что среди осетин блондинов не боль­ше, чем среди остальных северокавказских народов.
В связи с этим представляют интерес наблюдения над физическим типом балкарцев. Тот же В. Миллер и М. Ко­валевский отметили у балкарцев два типа — монгольский, со значительно сглаженными чертами, и другой — арийский, сходный более всего с осетинским.
Другой писатель описывает наружный вид балкарцев: «Типы балкарцев, насколько мы имели возможность при­глядеться к ним, отличаются разнообразием. На большин­стве лежит отпечаток еврейства. Третью часть населения составляют отатарившиеся светлорусые осетины... Осталь­ное население составляется из татар и кабардинцев».
В основе выступления на сессии, посвященной вопросу о происхождении балкарцев и карачаевцев, состоявшемся в 1959 г. в Нальчике, Г. К. Джанберидзе говорил: «Процент темных глаз у карачаевцев составляет 4%, у балкарцев 15%... Карачаевцы выделяются среди северокавказских групп довольно высоким процентом светлых и довольно низким процентом темных глаз». В то же время, по его словам, «монголоидных элементов среди карачаевского и балкарского народов нет».
Так как нужно считать установленным, что до прихода тюрков в современных Балкарии и Карачае обитали ала­ны-асы, то отмеченные выше авторами черты типа балкар­цев и карачаевцев (высокий процент светлых глаз, отсут­ствие монголоидных признаков) следует считать наслед­ственными в результате смешения алан-осов и тюрков.
Преобладание среди осетин брюнетов является, как уже сказано выше, результатом разнообразного смешения алан с другими этническими элементами. Это нужно отнести и к южным осетинам. Среди них также немало блондинов, но гораздо меньше, чем брюнетов.
Ознакомившись с данными антропологии Кавказа, мы, с точки зрения значения их для разрешения нашей пробле­мы, приходим к следующим выводам:
1. Материал этот показывает, что кавказские, в частно­сти северокавказские (племена) имели и имеют общие антропологические черты, несмотря на всю пестроту всей картины;
2. В Кобанский, скифский и раннеаланский период пре­обладает долихокрапный тип; в позднеаланский период (IX—XIII вв.) выделяются брахикранные, долихокранные и мезокранные типы, при этом шла трансформация их в направлении брахикрании;
3. Сходство древних и средневековых моздокских бра-хикранных вариантов с южноосетинскими можно рассмат­ривать отчасти как наследие степного брахикраниого типа сарматов, отчасти как результат отмеченной выше транс­формации типов в направлении к брахикефалии, а также контактов с брахикранным населением Грузии;
4. Особого внимания заслуживает сходство типов Джавского района с типами дигорцев Ирафского района, отме­ченное в труде М. Г. Абдушелишвили. Можно полагать, что в Дигории и в Юго-Осетии сохранились общеосетинские палеоантропологические черты;
5. В общем, однако, в Северной Осетии в известной степени сохранился «понтийский» (долихокранный) тип, в то время как в Южной Осетии господствует брахикранный тип;
6. Проблема «кавкасионского» высокогорного типа тре­бует доисследования;
7. Отмеченное раньше некоторыми авторами преобла­дание среди осетин блондинов не подтверждается новей­шими антропологическими исследованиями. Возможно пред­полагать, что светловолосый и светлоглазый тип преобла­дал в прошлом, но вследствие смешения с другими этничес­кими элементами был вытеснен темным типом, хотя сохра­нился и значительный процент блондинов, в этом аспекте нужно отметить большой процент светлоглазых у карача­евцев, обитающих на территории исторической Алании;
8. В общем имеющийся антропологический материал фрагментарен и недостаточен для того, чтобы на их осно­вании сделать ясные и твердые выводы по этногенетическим проблемам Кавказа.
Самым важным из факторов, устанавливаемых приве­денным выше антропологическим материалом с точки зрения исследуемой нами проблемы и вместе с тем имею­щим теоретическое значение, является различие в антропо­логическом типе северных и южных осетин: среди северных осетин преобладающим является т. н. понтийский тип, а у южных осетин господствует брахикранный вариант. На основании этого различия можно дать общую оценку антропологическому типу, как этническому показателю. Хорошо известно и совершенно бесспорно, что южные осе­тины, переселившиеся из Северной Осетии, по своему про­исхождению находятся в тесном родстве с северными осе­тинами: и на севере, и на юге одни и те же родовые группы, одни и те же фамилии, происходящие от этих групп, многие фамилии сохранили в памяти места, на которых они сели­лись. Тем не менее констатируется различие в их антро­пологическом типе. Не вдаваясь в исследование причин этого различия (межплеменные союзы в частности, на юге влияние грузинского типа, факторы природные и социаль­ные и пр.), мы должны сделать важный вывод, что антро­пологический тип, развиваясь в различных условиях, не обладает устойчивостью и в вопросах этногенеза имеет весьма относительное значение.
Приведенные выше исторические, лингвистические, архе­ологические и антропологические данные, при всей их недостаточности, все же позволяют сделать некоторые выводы по поставленной проблеме.
1. Основной вывод сводится к тому, что переселение осетин на юг Центрального Кавказского хребта вызывалось нашествиями северных кочевников и других племен, что эти нашествия на протяжении истории совершались не один раз и под ударами их происходили временами пере­ходы через хребет.
2. Начало переселения осетин на юг от хребта нужно отнести к древнему времени. По свидетельству Страбона на рубеже н. э в горах Иберии (Восточной Грузии) обитало население, родственное скифам и сарматам. Можно считать установленным в современной науке, что скифы (в основ­ном) и сарматы были ираноязычными племенами. Следо­вательно, горцы Иберии, этнически отличимые от населе­ния равнины, принадлежали к ираноязычным скифогсарматам. Названия «скифы» и «сарматы» Страбон, очевидно, распространил и на горцев Иберии, обитавших к востоку ст р. Арагви. Так же, как и на Северном Кавказе, «Сарматия» и «сарматы», имевшие этническую ираноязычную ос­нову, со временем в том или другом случае распространя­лись и на соседние племена.
3. Начало переселения скифо-сарматов на южные скло­ны хребта нужно связать с мощным сарматским вторжени­ем на Северный Кавказ от моря, в IV—III вв. до н. э. Это движение сарматов шло отдельными волнами. Овсы грузин­ских летописей по «Картлис цховреба» обитали на Север­ном Кавказе еще в III в. до н. э. Следовательно, аланы, идентичные овсам, присутствуют на Северном Кавказе рань­ше, чем имя «аланы» появляется в письменных источниках.
Сарматы-аланы, заняв Северный Кавказ, в своем зако­номерном движении на юг естественно стремились овла­деть перевальными путями и оккупировать южные склоны хребта. В них нужно видеть первых ираноязычных пересе­ленцев на юг от хребта. В двалах грузинских источников нужно видеть этих сармато-аланов.
4. Данная точка зрения в ином варианте находит под­держку в грузинской исторической традиции, выраженной в «Картлис цховреба». Как не оценивать «Картлис цховре­ба», как исторический источник? Было бы неправильно счи­тать это известие плодом сознательного или досужего вы­мысла.
По сообщению источника, первое появление осетин в Грузии (Куджи и осетины) относится к эпохе борьбы Фарнаваза с Азо (III в. до н. э.), более массовое переселение осетин ко времени сына его Саурмага (237—162 гг. н. э.). Следовательно, время переселения осетин на юг совпа­дает с эпохой сарматских вторжений на Кавказ (IV—III вв. до н.э.). Вполне логично сделать вывод, что переселение осетин преемственно связано с сарматским вторжением на Кавказ.
5. Распространенное мнение о нашествии гуннов, как причине перехода осетин на юг, пе имеет достаточных до­казательств, хотя нет и оснований отрицать его,
6. В последующие века временами отдельные группы осетин приглашались в Грузию, как военная сила, и осе­дали здесь.
7. Нашествия монголов (XIII—XIV вв.) заставили осе­тин уходить в горы, где создавалось для них тяжелое эко­номическое положение, толкавшее их к переходу через пе­ревал. Переселение в этот период должно было принять более или менее массовый характер. Переселение отдель­ных семей осетин происходило и в последующие века, чему содействовало нашествие феодальной Кабарды.
8. На протяжении веков совершался и другой процесс — выселение осетин с гор на равнины Грузии. Тесные горы не могли обеспечить жизнь размножившегося населения. Переселение на равнины облегчалось тем, что здесь насе­ление сокращалось в результате опустошительных нашест­вий внешних врагов. На равнине осетины подвергались ассимиляции грузинами. Что касается горцев-осетин, то они сохранили свой язык. Если первоначальные переселен­цы-осетины, двалы в какой-то степени подвергались картизации, то новые переселенцы частично обновляли состав населения. Таким образом в горах сохранились язык и самобытность осетин.

 

 

 

 

 

 

 

Просмотров: 6230 | Автор: admin | Дата: 14 февраля 2008 | Напечатать

 


 
     

 

 

 

 
  Главная страница | Новое на сайте

Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
При использовании материалов гиперссылка обязательна!