О времени переселения южных осетин » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

О времени переселения южных осетин » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


 ::

 

Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Каталог Осетии (объявления)

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Февраль 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
 

 

Архивы

Июль 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)
Август 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

О времени переселения южных осетин

Раздел: Библиотека » Из истории Осетии » Избранные работы. З.И.Ванеев  

 
 

Общеизвестно, что осетины на южный склон Кавказско­го хребта переселились из Северного Кавказа. Возникает вопрос, когда же совершилось это переселение. В научной литературе по этому вопросу нет единого мнения. Пфаф, Д. Гвритишвили, В. Гамрекели и Г. Тогошвили, отрицаю­щие идентичность двалов и осетин, относят время переселе­ния осетин к позднейшей эпохе: первый к XIII—XIV вв., второй — к XV в., третий — к XIII в. Что касается взглядов других авторов, касающихся этого вопроса, то ввиду отсут­ствия прямых свидетельств в источниках, среди них встре­чаем разные мнения, сводящиеся к предположениям. Есть авторы, прямо заявляющие, что нет данных для установле­ния времени переселения южных осетин. Так, этнограф Чурсин П. С. пишет: «установить время переселения осетин на южный склон главного хребта не представляется воз­можным». В свою очередь проф. Л. Меликсет-Беков пи­шет: «Наличные данные, к сожалению, не позволяют уста­новить, когда собственно начался и окончательно завер­шился процесс, с одной стороны, вытеснения из территории нашей Юго-Осетии грузинских горцев, с другой, внедрения в ней сначала «двалов», а затем «осов» или «осетин».
Ряд авторов стоит на той точке зрения, что переселение южных осетин произошло разновременно: Г. С. Ахвледиани по данному вопросу пришел к следующему выводу: «...Двалы должны быть первой волной движения осетин с той сто­роны хребта. Двалети в Грузии тоже от них должна была принять свое наименование. За ними время от времени до последнего века шли новые волны осетин, которые двалов-осетин частично отодвинули к западу, а частично смешали в своей массе». В другом месте, возвращаясь к данному вопросу, акад. Ахвледиани пишет: «Изучение языка южных осетин показывает, что переселение части осетинского на­рода с севера на южный склон Кавказа в пределы Грузии, происходящее на протяжении веков, можно разделить в самом общем плане, на два периода: 1. Период древний и, нужно думать, менее продолжительный, который условно можно назвать «двальский», когда он из осетинских племен — двалов — заселил Кошко-Джавско-Кударские участ­ки, и 2. Период более новый, отдаленный от первого, воз­можно, несколькими веками, и более длительный — вплоть до конца XIX столетия, — когда новые потоки северо-осетинских переселенцев постепенно занимали, главным образом, ущелья рек Малая Лиахви и Ксани. С этих дёух ос­новных областей компактного осетинского населения про­исходило, главным образом, их расселение по другим мест­ностям Грузии».
Итак, по мнению акад. Ахвледиани, переселение осетин на юг от хребта — процесс длительный, совершавшийся на протяжении взков с древних до наших времен.
О разновременном переселении южных осетин говорит и проф. Кокиев. По его мнению, переселение совершалось три раза: после нашествия гуннов, после монголо-татарских нашествий и, наконец, после нашествия феодальной Кабарды.
В. И. Абаев также полагает, что переселение происходи­ло разновременно. По его словам, «переселение произошло давно, иначе трудно было бы объяснить те глубокие разли­чия в фонетике, которые отделяют это наречие (т. е. т. н. джавское. — 3. В.) от северо-иронского диалекта, в том числе и от туальского».
По словам Б. Скитского, время самого раннего появле­ния на юге осетин точно установлено. «Заселение шло нес­колькими волнами под давлением врагов: гуннов в IV в. и монголо-татар в XIII».
Е. Г. Пчелина относит начало переселения на юг к VI — VII б. н. э. (оно продолжалось после нашествия татаро-мон­голов).
Другие авторы указывают определенное время, когда со­вершилось переселение осетин. С. Мартэп относит начало переселения к 215 г. до н. э.
Чичинадзе в своем очерке «Переселение осетин в Карталинию и заслуги грузин перед ними» на основании одного документа, по его словам, обнаруженного им в 1884 г. у иеромонаха Кватахевского монастыря Никона Джобинишвили, относит переселение осетин ко времени царствования в Картли Симона (1558—1600гг.)
Акад. Н. А. Бердзенишвили относит время переселения осетин к 90-м годам XIII в. По его словам, « в результате голода, эпидемий и опустошения Шида-Картли, в эту эпо­ху в Лиахвское ущелье переселяются осетины. Это пересе­ление осетин начинается в 90-х годах XIII в.»
Я- А. Манандян считает, что «на севере Закавказья в течение более пятисот лет жили и господствовали племен­ные союзы киммерийцев, скифов или же сарматов». Под последними он подразумевает ираноязычные племена.
В другом месте Я. А. Манандян отмечает, что аланы оби­тали рядом с гениохами в некоторых районах Колхиды. По этому поводу К. В. Тревер замечает: «Я. А. Манандян, огра­ничивает район обитания алан I в. н. э. Колхидой и сосед­ними с гениохами районами, как показывают археологичес­кие данные и письменные источники, аланы в это время обитали в южных предгорьях Кавказа и на всем протяже­нии северокавказских степей». К сожалению, автор не дает ссылок на источники, археологические или письменные, ко­торые подтверждают тот факт, что аланы в I в. н. э. жили и в южных предгорьях Кавказа.
В учебнике «История Грузии» датой начала переселения осетин также считается XIII в.
В книге «История Северо-Осетннской АССР» отмечается, что переселение последовало в результате гуннского нашествия.
Крайняя скудность источников, если не полное отсутст-.вие их, послужившая причиной столь разноречивых мнений, оставляет единственную возможность исследовать пробле­му переселения осетин на юг в свете данных, касающихся этногенеза и вообще судеб древнего населения Кавказа. Ближайшим образом к предмету нашей темы относятся этногенетические процессы и вообще далекое прошлое пле­мен Грузии и центральной части Северного Кавказа. Одна­ко, как ни значительны успехи в области изучения древней истории этих племен, многое еще окутано туманом. Напри­мер, исследователь истории древней Грузии Г. А. Меликишвили пишет: «Вопрос об этническом составе населения древней Грузии является весьма сложным и все еще недос­таточно изученным». Подобное содержание еще более приложимо к проблеме этногенеза почти всех других кав­казских племен (за исключением разве только Армении), так как и древние судьбы их еще менее изучены.
География и этнография древних племен не были пло­дом специальных, научных исследований, а развивались на основе поверхностных наблюдений и случайной информа­ции. Античные писатели (напр., Полибий и Страбон) сами признавались в неведении относительно племен «варвар­ского» мира. В сообщениях их мы обычно видим перечень многочисленных племен, об этническом характере которых очень часто трудно сказать что-либо определенное.
Более ценным источником является эпиграфика, дающая более точные сведения. Не приходится доказывать огромное значение лингвистической науки, данных языка, для выяс­нения этногенеза и исторических судеб отдельных народов. Не менее важным источником древней истории является археологический материал. Как известно, огромные успехи археологии, особенно советской, приоткрыли завесу над жизнью и культурой многих древних пародов.
Для нашей цели, ближайшим образом, важным источни­ком является замечательная кавказская бронзовая культу­ра, богато представленная в отдельных локальных вариан­тах.
Новейшие археологические исследования установили существование на Северном Кавказе на рубеже II—I ты­сячелетий трех самостоятельных археологических культур: в центральной части — кобанской культуры, в восточной части — Чечне и Дагестане — каякентско-хорочаевской культуры и на Кубани — прикубанской. Особый интерес представляет в данном случае бронзовая культура цент­ральной части Кавказа на обоих склонах хребта. В этой части Кавказа господствовала кобанская культура, на юге от хребта в Западной Грузии — колхидская культура, а на территории Восточной Грузии — восточно-грузинская куль­тура. Между ними хотя и есть значительное различие, но много общего. В целом территория Юго-Осетии находится на стыке трех определившихся культур бронзовой эпохи: кобанской, колхидской и восточно-грузинской. Хотя систе­матическое археологическое изучение ее еще находится в начальной стадии, но уже добытый материал показывает следы названных. Так, раскопки у сел. Тли дали бронзовый материал, который повторяет черты кобанской культуры. В Юго-Осетинском музее есть предметы кобанского типа из других мест Юго-Осетии, напр., бронзовые топоры (сел. Цоиси и Корниси, Юго-Осетинский госмузей, инвент. № 1118, 405), лезвийные части которых украшены изображениями фантастических животных (змей и т. д.). Имеются в музее и бронзовые топоры колхидского типа из с. Нул (инв. № 622). Наконец, имеются кинжал и топоры восточно-гру­зинского типа: бронзовый кинжал с тупым концом из с. Кор­ине (инвен. № 619, 1119), бронзовый топор (инвен. № 627), бронзовая секира из с. Дзари (инв. № 487) и пр.
Помимо всего этого имеются предметы разнообразных типов, что должно объясняться сношениями с другими рай­онами и странами. Конечно, границы распространения той или другой культуры далеко не всегда совпадают с этногра­фическими границами, но в данном случае допустимо пред­положение, что в эпоху бронзы в центральной части Кав­каза, на севере и на юге хребта, обитали в какой-то сте­пени родственные кавказские племена. Такое предположе­ние находит поддержку и в данных антропологии. Так, по мнению советского антрополога В. Б. Бунака, в древних могильниках Северной Осетии выступают два антропологи­ческих типа: долихокранный и мезо или умеренно брахикранпый. Последний постепенно усиливается до последних веков. Автор видит в нем один из ранних вариантов кавказокой расы, выступающей в Грузни (Самтавро) и почти од­новременно или несколько позднее на Северном Кавказе (Кобан, Верхняя Рутха).
Сделанное выше предположение имеет обоснования в данных лингвистики. Согласно современной иберо-кавказской теории языков имеются общие черты в кавказских язы­ках, несмотря на имеющиеся глубокие различия в них. Язык — основу, из которого развились отдельные кавказ­ские языки, следует отнести к отдаленным доисторическим временам. За истекшее время они сильно отошли друг от друга, но общие элементы в них сохранились до сих пор.
Некоторые общие, характерные для кавказских языков, черты свойственны и осетинскому, иранскому языку. Об этом известный лингвист В. И. Абаев пишет: «По звуковому составу осетинский язык занимает промежуточное положе­ние между индо-евронейскими и кавказскими языками. Из последних он наиболее близок, по своей фонетике, к грузин­скому. Особенно яркой и бросающейся в глаза «кавказ­ской» чертой в фонетике осетинского языка являются смыч-ногортанные согласные к, р, с. Индо-европейским языкам они чужды, тогда как из коренных кавказских языков нет ни одного, где бы этих звуков не было».
В морфологии склонение в древнсиранском было флек­тивным, а в осетинском оно является агглютинативным, т. е. осетинский отошел от древкеиранского и сблизился с кав­казским.
Эти и некоторые другие черты, сближающие осетинский язык с кавказским, также говорят в пользу родства кавказ­ских языков.
Таким образом, по данным языкознания, археологии и антропологии выясняются этнические связи между племе­нами Кавказа, в особенности Закавказья, с древними пле­менами передней Азии. В частности, устанавливаются род­ственные связи грузинских племен с хурритскими и другими племенами.
Для нашей цели особый интерес представляют сведения о древнем населении Иберии (Восточной Грузии). В эпоху ахеменидов восточногрузинские племена входили в состав племен, известных под названием сасперов. По словам Ге­родота, между Мидией и Колхидой живет один народ - сесперы, они вместе с матиенами и алародиями входили в 18-ю сатрапию Персидской державы.
Этноним сасперы, естественно, ассоциируется с назва­ниями «Спер» (местность в верхнем течении реки Чорох) и ибер. Таким образом, есть основание видеть в сасперах предков восточных грузин.
В научной литературе был высказан и другой взгляд на этнический состав сасперов. Так, по мнению Я. А. Манандяна «во время отсутствия десяти тысяч греков (401—400гг. до п. э.) скифы занимали не только северо-западные облас­ти Армянского нагорья, но также и Араратскую равнину. Нетрудно поэтому догадаться, что и во время Геродота (приблизительно 384—425 г. до н. э.} на той же территории, начиная с Колхиды до Мидийской страны, жили не сасперы-иберы, а сасперы-скифы. Можно, следовательно, заклю­чить, что сасперами названы у Геродота упомянутые в «Анабазисе» киммерийско-скифские племена, которые у Ксенофонта названы скифинами». Свое мнение Я. А. Манандяи основывает на том, что «во многих районах Закавказья, как отмечает Маркварт, древние названия мест имеют явно иранское происхождение и что киммерийские и скифские племена находились под влиянием иранской культуры, и что часть их говорила на языках иранской группы народов».
При оценке приведенного суждения нужно согласиться с тем, что на указанной территории были следы иранского влияния. Однако это еще не дает основания для отождеств­ления сасперов и скифов. Следует признать что сасперы, населявшие столь обширную территорию от Колхиды и до Мидии, не были этнически однородным племенем. При этом нет основания отрицать, что в основе их выдающееся поло­жение занимали восточногрузииские племена.
Этногенетические процессы, происходившие среди племен Кавказа, со временем испытали влияние со стороны двигавшихся с севера кочевых и полукочевых племен.
Этнологический мир в пределах, примерно, 1-го тысяче­летия до н. э. и половины 1-го тысячелетия н. э. можно раз­делить на две части: на юге мы видим рабовладельческие (впоследствии феодальные) государства с оседлым поселе­нием, с более или менее устойчивой обеспеченностью мате­риальными ресурсами; на севере — кочевые и полукочевые племена — отсталый «варварский» мир. На протяжении ве­ков эти многочисленные племена, жизнь которых протекала в постоянных передвижениях и столкновениях между собой, размножавшиеся и материально необеспеченные, обуревае­мые страстью к насилию и грабежу, совершали нашествия на более культурные, богатые государства юга.
Самое ранее, известное в истории, движение северных и полукочевых племен на юг через Кавказ связано с нашествием киммерийцев и скифов в VIII—VII вв. д. н. э.
Киммерийцы обитали раньше скифов в северо-восточном Причерноморье, в районе Керченского пролива. Следы пре­бывания их здесь сохранились в топонимике края, как это отмечает Геродот: «И теперь еще есть в Скифии киммерий­ские стены, есть киммерийские переправы, есть и область, называемая Киммерией, есть и так называемый Киммерий­ский Боспор».
Изгнанные из своей страны скифами киммерийцы, дви­гаясь по Меото-Колхидской дороге (по восточному побе­режью Черного моря), вторглись в Колхиду, разгромили Южно-Колхидское царство, нанесли поражение урартийцам и другим; племенам в Малой Азии, где, однако, потер­пели поражение от скифов. Распространившись по Перед­ней Азии, киммерийцы осели в разных местах, о чем свиде­тельствуют топонимы и этнонимы, сохранившиеся в асси­рийских и других источниках: страна «Гаммир», народ «гаммира», «Гамирк» — армянское название Каппадокии и т. д.
Для нас в данном случае главный интерес представляет вторжение вслед за киммерийцами в Закавказье и Перед­нюю Азию скифов в VIII—VII вв. Об этом Геродот сообща­ет: «Скифы вторглись в Азию вслед за изгнанными ими из Европы киммерийцев и, преследуя бегущих, дошли, таким образом, до Мидийской земли. От озера Меотиды до реки Фасиса и владений колхов тридцать дней пути для хороше­го пешехода, а из Колхиды недалеко уже пройти в Мидию. Между этими странами живет только один народ — сасперы, миновав его, будешь в Мидии. Скифы, однако, вторг­лись не этим путем: они уклонились в сторону и пошли по верхней, гораздо более длинной дороге, имея по правую руку Кавказскую гору. Здесь мидийцы сразились со скифами, потерпели поражение и потеряли свое господство, а скифы завладели всей Азией. Отсюда скифы пошли на Еги­пет. Когда они появились в Палестинской Сирии, египет­ский царь Псаметих, выйдя к ним навстречу, дарами и просьбами отклонил их от дальнейшего движения... Ски­фы господствовали в Азии двадцать восемь лет».
Геродот не указывает точно путь движения, скифов, но его указание на то, что скифы следовали не по тому пути, по которому шли киммерийцы, а свернули на другой, более длинный путь, имея справа Кавказскую гору, заслуживает доверия. Надо полагать, что Геродот был хорошо осведом­лен об этом, ибо, если бы в данном случае оц находился в области предположений, то спрашивается, зачем ему нужно было говорить о перемене направления движения. Естест­венно было сделать предположение, что скифы шли вслед киммерийцев по одному и тому же пути.
По вопросу о том, по какому пути скифы совершили вторжение в Закавказье и далее, в научной литературе имеются расхождения во мнениях, но наиболее вероятным является предположение, что скифы шли через Дербентский проход.
Однако не без основания делается предположение, что отдельные группы скифов проникли в Закавказье и через другие проходы, по той же Меото-Колхидской дороге. Это должно иметь подтверждение во все более и более обнару­живаемых остатках скифской культуры в Закавказье, в частности в Грузии.
Последствием нашествия скифов было то, что они осели в разных местах Закавказья и Передней Азии. Об этом сви­детельствуют следы скифской культуры, открытые как на Северном Кавказе, так и в Закавказье.
В отношении Северного Кавказа Е. И. Крупное следую­щим образом суммирует итоги археологических исследова­нии о проникновении скифской культуры на Северный Кавказ. «Таким образом, местное северо-кавказское происхож­дение, скажем, моздоко-несторовскон культуры является совершенно очевидным... Но теперь в этой материальной культуре фиксируется немалое количество вещественных элементов других, совсем не кавказских культур, из которых наиболее отчетливо выступают элементы культуры скифской и савроматской. Почти все оружие (акинаки, наконечники стрел), орудия труда (глиняные прясла, серповидные ножи) и ряд типов глиняной посуды (миски и сосуды грушевидной формы, а также иалепной шишкопый орнамент) характерны для подлинно скифской материальной культуры. Эта сме­шанность основных кавказских элементов с пришлыми (скифскими) признается всеми исследователями».
В Закавказье известны широко разбросанные по всей его территории, неоднократно отмечаемые в литературе ме­ста, в которых археологические раскопки обнаружили яркие черты скифской культуры.
В Грузии, в знаменитом могильнике Самтавро, оказа­лись скифские мечи-акинаки, наконечники стрел скифского типа и др.
При раскопках в Двани (близ станции Карели по За­кавказской железной дороге) также обнаружен элемент скифской культуры (скифские втульчатые стрелы и пр.). Особый интерес здесь представляет скифский обряд захо­ронения с конем. Такой же обряд захоронения коня от­мечен в с. Цицамури напротив Мцхета, на левом берегу р. Куры.
Предметы скифской культуры найдены в Бештавшени (Триалети). Многочисленные памятники скифской куль­туры обнаружены в Западной Грузии. Обилие следов скиф­ской культуры в Абхазии и Колхиде (замечательные погре­бения VII—VI вв. до п. э.) с типичным скифским инвента­рем и с чертами скифского обряда погребения, вскрытые у сел. Куланурхва близ Гудаута, железный акинак у сел. Колхида Гагрского района и вообще массовые находки ве­щей скифского типа в Западной Грузии говорят о проник­новении сюда скифов и, в частности, о том, что они двигались в Закавказье и по Черноморскому побережью, по Меото-Колхидской дороге.
В Армении памятники скифской культуры обнаружены при раскопках в крепости Кармирблур (па окраине г. Ере­ван), в районе озера Севан и других местах.
В Азербайджане раскопки в Мингечауре также дали предметы скифской культуры. Надо рассчитать, что в даль­нейшем археологические раскопки дадут новые материалы скифской культуры.
Следы скифской (и сарматской) культуры можно отме­тить и на территории Юго-Осетии. В Юго-Осетинском об­ластном музее имеются бронзовые втульчатые наконечники стрел скифского типа, найденные у сел. Корине. В литера­туре отмечены зеркала, украшения и посуда, хранящиеся в этом музее, типичные для северокавказских могильников.
При раскопках В. И. Долбежева у сел. Едыс (в верхо­вьях реки Большой Лиахви) в числе других вещей были обнаружены бронзовые зеркальца аланского типа.
Из двух зеркал, хранящихся в Юго-Осетинском област­ном музее, одно с геометрическим орнаментом, сходное с зеркалом из Змейского могильника, без ручки, другое без орнамента, с выступом па обратной стороне.
Такое распространение скифской культуры по всему За­кавказью указывает на то, что оно не было результатом лишь одного известного нам нашествия, но многократного проникновения скифов через перевалы Кавказского хребта и оседания их на разных местах.
С IV в. до н. э. мы видим еще более широкое движение ираноязычных племен сарматов на запад от р. Дон и Север­ный Кавказ.
Есть данные, показывающие, что сарматы появились на Северном Кавказе раньше, чем перешли на Запад от реки Дон. Во времена Геродота к востоку от Дона жили сарматы. Соседство со скифами должно было отразиться на культуре сарматов, принявшей «скифоидные» черты. В развитии сар­матской культуры археологи отмечают «сарматский» пери­од, как наиболее ранний этап (VI—IV вв.1. В могильниках Северного Кавказа обнаружен рядом со скифским инвента­рем и савроматский. Раскопки 1955 г. кургана у с. Ачикулак обнаружили и погребения явно савроматского типа.
Так как период «савроматской» культуры охватывает VI—IV вв. до н. э., то к этому нужно отнести продвижение сарматов на Северный Кавказ.
Распространившись на территории Скифии и па Север­ном Кавказе, многочисленные сарматские племена дали ей название Сарматии, делившийся на две части — европейскую и азиатскую. Волны сарматского движения широко охватили Северный Кавказ от Черного до Каспийского моря.
Археологический материал дает довольно яркую карти­ну широкого распространения сарматской экспансии на всем Северном Кавказе, включая даже Дагестан. «Архео­логические материалы свидетельствуют о проникновении в 1 в. до н. э. приволжских сарматских племен... Проникнове­ние приволжских типов погребений совпадает по времени с широким распространением сарматской прикаспийской куль­туры в центральных районах Северного Кавказа и Северно­го Дагестана, одновременно с усилением экспансии аорских и аланских племен, основным районом формирования кото­рых являлись степи Приволжья и южного Приуралья».
Ираноязычные сарматы-аланы сохранили свой язык только в центральной части Северного Кавказа, а в осталь­ных частях они были ассимилированы местными кавказски­ми племенами.
Поскольку название «Азиатская Сарматия», происшед­шая от ираноязычных сарматов, впоследствии распростра­нилось по всему Северному Кавказу, оно приобрело геогра­фическое название и в отдельных случаях термин «сарматы» распространился и па некоторые другие северокавказские племена подобно тому, как названиями «скифы», «гунны», «хазары» часто именовались и другие племена.
Наиболее сильным сарматским племенем были аланы. Хотя, как известно, само имя «аланы» в письменных источ­никах появилось только в начале нашей эры, но из этого не следует, что приход их на Северный Кавказ не мог совер­шиться раньше этого времени. Наоборот, осы грузинских источников, идентичность которых с аланами данными пись­менных источников с достаточной убедительностью следует считать доказанной, жили на Северном Кавказе ряд веков до н. э. Здесь же, на Северном Кавказе, как и шестпо, на рубеже н. э. обитали сарматские племена — аорсы исираки.
Возникает вопрос, ограничилось ли движение сарматов на юг пределами Северного Кавказа или оно перевалило Кавказский хребет?
Мы знаем, что северные кочевые племена стремились че­рез кавказские переходы проникнуть в Закавказье и далее на юг, закрепив за собой главные перевальные пути. Надо полагать, что сарматы, движимые теми же побуждениями, какие имелись и у других племен, в этом отношении исклю­чения не составляли. Здесь мы видим исторически вполне закономерное явление. Наступившие северные племена име­ли целью захват материальных благ, племенных и т. п. Но редко они оседали на оккупированных местах.
Надо полагать, что сарматы совершили вторжение и в Иберию (Восточную Грузию) через известные перевалы Центрального Кавказа (Дарьял, Мамисонский и др.).
В движении сарматских племен в Закавказье, надо по­лагать, принимали участие не только аланы-осы, но и другие сарматские племена, например, сираки, о чем могут свидетельствовать некоторые примеры из топонимики. На­пример, в Армении сираки осели по обоим берегам Арпачая, от них получил свое название Ширак.
Наиболее важными, при решении этой проблемы, явля­ются сведения, сообщаемые Страбонам об этническом сос­таве населения Иберии: «Равнину (Иберии) населяют те из иберов, которые более занимаются земледелием и склон­ны к мирной жизни, снаряжаясь по-армянски и по-мидийски, а горную часть занимает воинственное большинство, в образе жизни сходное со скифами и сарматами, с которыми они находятся и в соседстве, и в родстве, а... впрочем, они занимаются и земледелием, и в случае какой-нибудь трево­ги набирают много десятков тысяч воинов как из своей среды, так и из тех народов».
Итак, Страбон этнически различает горцев Иберии и иберов, живших на равнине.
Как известно, Страбон дает весьма ценные сведения об Иберии. Сведения эти отличаются замечательным реализ­мом по сравнению со сведениями, сообщаемыми многими ан­тичными авторами о народах Причерноморья и Северного Кавказа, иногда имеющими фантастический характер. Ког­да человек читает описание его пути по ущельям Терека н Арагвы (по нынешней Военно-Грузинской дороге), то он должен получить такое впечатление, как будто сам Страбон (осведомитель его) не так давно проезжал по этой дороге. Страбон сам отмечает некоторую свою осведомленность об Иберии. Констатируя полное неведение античных писателей о племенах, обитавших «выше Понта», он продолжает: «Преимущественно современники наши могут сообщить кое-что достоверное о том, что касается британцев, германцев и народов, обитающих по Истру, как по сию, так и по ту сторону, а именно гетов, тирегетов, и бастарнов, а также народов кавказских, как, например, аланов и иберов».
Таким образом, сообщение Страбопа о родстве горцев Иберии со скифами и сарматами заслуживает полного до­верия. Правда, и горцев Иберии он также называет ибера­ми, но это нужно понимать не в этническом, а в политико-географическом смысле.
Так как можно считать признанным в современной нау­ке, что скифы и сарматы были ираноязычными племенами, то из сообщения Страбона остается сделать вывод, что в на­чале нашей эры в горах Иберии обитало ираноязычное на­селение.
Здесь этот тезис должен вызвать возражение со ссылкой на тот факт, что в горах Иберии (Восточной Грузии) и по­ныне живут вовсе не ираноязычные горцы (пшавы, хевсу­ры, тушины и т. д.). Однако мы придерживаемся того взгля­да, что эти горцы, говорящие все на грузинском языке, имеют этническое родство с северокавказскими племенами. Спрашивается, почему же Страбон причисляет их к скифо-сарматам и не являются ли термины «скифы» и «сарма­ты» не этническими, а собирательными, географическими названиями?
У Страбона «сарматы» — еще название этническое. Об этом свидетельствует другое сообщение его. Он пишет; «Эта же самая Диоскуриада служит и началом перешейка меж­ду Каспийским морем и Понтом и общим торговым центром для народов, живущих выше ее и вблизи. Сюда сходятся, говорят, семьдесят народностей, а по словам других писате­лей, нисколько не заботящихся об истине, даже триста: все они говорят на разных языках, так как живут разбросанно, не вступая между собою в контакт вследствие самолюбия и все они называются кавказцами». Под «кавказцами» Страбон подразумевает горцев Кавказа.
В другом месте он говорит: «Обитатели этих гор те имен­но народы, которые, как я говорил, встречаются в Диоскуриаде». Таким образом, сарматы составляли большинство горцев Северного Кавказа, вследствие чего названия «Сарматия», «Сарматские равнины», «сарматы» этнические в ос­нове приобрели географический или собирательный смысл. Например, Армянская география VII в. называет на терри­тории Азиатской Сарматии (Северного Кавказа) 53 племени, т. е. Азиатская Сарматия выступает здесь как географи­ческое название.
Такое же явление мы можем видеть в горах Иберии. Страбон, без сомнения, не знал горцев Иберии настолько близко, чтобы дифференцировать их по языковым различи­ям, поэтому на всех выходцев из Северного Кавказа рас­пространил название «скифы и сарматы», поскольку среди них должно было преобладать ираноязычное население.
Вывод, к которому мы пришли, находит подтверждение и в другом письменном источнике — «Картлис цховреба» («Жизнь Грузии»). Мы не склонны преувеличивать цен­ность грузинской летописи, как исторического источника. Тем не менее, если даже черпаемые из него сведения не могут считаться точными и достоверными, все же они от­ражают историческую традицию, устную или письменную. Поэтому нет основания пренебрегать этим источником. Ос­тавляя в стороне легендарное предание о происхождении кавказских племен, о котором повествует «Картлис цховре­ба», мы должны остановиться на сообщении этого источни­ка о первых царях Грузии.
По «Картлис цховреба» первым царем в Картли был Азо, чужеземец (грек). По другому источнику — «Мокцевай Картлисай» («Обращение Грузии»), Азо прибыл в Мцхета из Ариан-Картли, откуда переселил прямых пред­ков картвелов. Азо, опираясь на греков, установил жесткий гнет над населением. Свое господство он распространил и на горцев Кавказа: «осетин, леков и хазар». Азо вызвал против себя возмущение. Борьбу возглавил Фарнаваз, че­ловек местного, картвельского происхождения. Ему оказал помощь эристав Куджи. «Тогда договорились осетины и лезгины. Они обрадовались, так как не хотели платить даки Азову. Пришли осетины и лезгины и увеличили свое войско. С Эгриси собралось многочисленное войско и пошли на Азова... Фарнаваз пришел во Мцхета и в том же году занял всю Картли, кроме Кларджетии... На второй год Азо вызвал войска из Греции и пошел против Фарнаваза. Фарнаваз увеличил конное войско..., поговорил с Куджи и осетинами, и все они собрались. Греки были побеждены Фарнавазом. Пошел в Кларджети, завоевал ее и с радостью вернулся...
...Фарнаваз выдал свою сестру замуж за осетинского царя, а вторую сестру выдал за Куджи».
Впоследствии хроники в данном случае наш интерес вы­зывает участие Куджи и осетин в политических событиях периода формирования картлийского государства. Скифо-осетинское имя Куджи и тесная связь его с осетинами го­ворит о том, что он сам был осетином; брачные союзы сви­детельствуют о тесных сношениях между верхами картве­лов и осетин. Можно даже предполагать, что осетины, участвовавшие вместе с Куджи в борьбе на стороне Фарнаваза, жили в пределах Грузии.
Фарнаваз был первым царем Картли из картвелов. Ему последовал его сын Саурмаг. Картлийский эристав изме­нил ему. Тогда Саурмаг попросил помощи у осетинского царя, своего двоюродного брата, на что последний охотно согласился, Саурмаг попросил помощи и у дзурдзуков, род­ии своей матери. При помощи осетин и дзурдзуков Саурмаг уничтожил своих противников и овладел Картли.
Затем Саурмаг взял с собою половину своего кавказско­го племени, некоторых из них сделал знатными, других по­селил в Мтиулети. от Дидоети до Егриси, который есть Суанети.
В горах Кавказа на обширной территории от Дидоети (Дагестана) до Суанети обитали разные племена, в том чис­ле и осетины. При тех тесных отношениях, которые были между осетинами и Саурмагом они, осетины, естественно, были в числэ переселившихся горцев. Таким образом время переселения осетин на юг от хребта, согласно «Картлис дховреба», относится к периоду царствования Саурмага (238—162), точнее — к последним десятилетиям III в. до н. э.
Конечно, рискованно принимать описанные в «Картлис цховреба» события о борьбе первых фарнавазидов за точно установленные факты. Во всяком случае, отражая грузин­скую историческую традицию о переселении с Северного Кавказа на юг горских племен, приведенные выше сведения, в сопоставлении с другими данными, представляют ценность как исторический источник.
Хотя сведения о вторжениях скифо-сарматов в Закав­казье и сообщение «Картлис цховреба» о переселении севе­рокавказских племен «От Дидоети до Сванети» говорят о разных событиях, но по существу свидетельствуют о факте перехода северных племен на юг и оседании их здесь. Осо­бенный интерес представляет то, что они находятся в согла­сии с приведенными выше сведениями Страбона о горцах Иберии, родственных скифам и сарматам, в числе которых преобладающее положение должны были занимать ирано­язычные осетины.

 

 

 

 

 

 

 

Просмотров: 5692 | Автор: admin | Дата: 12 февраля 2008 | Напечатать

 


 
     

 

 

 

Каталог Осетии - ищете товар, услугу или определенную организацию? А может вы руководитель фирмы и хотите разместить информацию о ней?
Здесь вы найдете все - http://каталог-осетии.рф

 
  Главная страница | Новое на сайте

Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
При использовании материалов гиперссылка обязательна!