Введение

Древние осетинские надписи собственного письма:
Очерк 1. Надпись иа острореберном сосуде с поселения близ д. Мало-Красноярки на протоке Иртыша (VIII в. до н. э. Восточный Казахстан)
Очерк 2. Надпись на баночном сосуде из срубного погребения близ с. Горная Пролейка (вторая половина VI в. до н. э. Нижнее Поволжье)
Очерк 3. Надпись на баночном сосуде из погребения близ с. Рубцы (V — начале IV в. до н. э. Северное Причерноморье)
Очерк 4. Надпись на горшочке с поселения эпохи поздней бронзы близ г. Умани (V в. до н. э. Украина)
Очерк 5. Надпись на сосуде из погребения с Золотой Косы близ г. Таганрога (V в. до н. э. Северное Причерноморье)
Очерк 6. Надпись на баночном сосуде из погребения близ д. Переездной (V в. до н. э. Украина)
Очерк 7. Фрагмент надписи на баночном сосуде из погребения у с. Константиновка Запорожской обл. (V в. до н. э. Северное Причерноморье)
Очерк 8. Фрагмент надписи на венчике сосуда с горы Крестовой в г. Кисловодске (V в. до н. э. Северный Кавказ)
Очерк 9. Хозяйственная запись на остраке из древней Тиры (II в. н. э. Северо-Западное Причерноморье)
Очерк 10. Глиняное пряслице с двухстрочной надписью из Одесской области (II в. н. э. Украина)
Очерк 11. Надписи красной краской на амфорах из Танаиса, из-под Одессы и с поселения на р. Ингулец (II—III вв. н. э. Северное Причерноморье)

Средневковые осетинские надписи собственного письма:
Очерк 1. Фрагмент аланского граффито на обломке амфоры из Херсонеса (VII в. (689—690 гг.) н. э. Крым)
Очерк 2. (стр. 1) О языке надписей на камнях Маяцкого городища и на флягах из Новочеркасского музея (VIII—X вв. н. э. Подонье)
Очерк 3. Аланская надпись на амулете из Донецкой области (IX в. н. э. Подонье)
Очерк 4. Фрагмент хозяйственной надписи на обломке сосуда из Херсонеса (IX—X вв. н. э. Крым)
Очерк 5. Надписи на глиняном горшочке из-под с. Обильного на р. Куме (IX—XI вв. Северный Кавказ)
Очерк 6. «Податная» запись на остраке из Саркела (X в. Подонье)
Очерк 7. Аланские слова и буквенные меты на альчиках салтовского могильника (IX—X вв. н. э. Харьковская обл.)
Очерк 8. Фрагменты аланских граффити с городища Титчиха (X в. н. э. Среднее Поволжье)
Очерк 9. Надпись на янтарной бусине из аланского могильника у Рим-горы близ г. Кисловодска (IX—X вв. Северный Кавказ)
Очерк 10. (стр. 1) Аланские надписи и граффити на сосудах из Надь-Сен-Миклоша (X в. н. э. Южная Венгрия)
Очерк 11. Надпись на пряслице с городища Уллу-Дурбала близ г. Кисловодска (XIII—XIV вв. Северный Кавказ)

Средневековые осетинские надписи чужого (несобственного) письма:
Очерк 1. Иронская надпись греческого письма на инталии из Эрмитажа (IV в. н. э. Абхазия)
Очерк 2. Зеленчукская надпись — памятник ясского диалекта осетинского языка (X в. (941 г.) Северный Кавказ)

Иноязычные надписи средневекового осетинского письма:
Очерк 1. Тюркоязычные (хазарские) надписи на обломках керамики из Саркела (IX — X вв. Подонье)
Очерк 2. Восточнославянские памятники аланского письма на Рязанщине (X—XI вв.)
Очерк 3. (стр. 1) Тюркоязычная надпись осетинского письма на деревянной палочке из Таласа (XII в. Киргнзская ССР)


Надпись на сосуде хорошо датируется V в. до н. э. Очевидно, процесс спирантизации взрывного p (n) в f (ф) в древнеосетинском языке начался как процесс спонтанный, независимый от германского или какого-либо иного языкового влияния. Эпиграфика, в нашем ее истолковании, не поддерживает довод В. И. Абаева, что появление звука f (ф) в древнеосетинском языке относится ко времени не ранее III в. н. э. В. И. Абаев исходит из того факта, что большинство скифо-сарматских имен со звуком f (ф) p (n) зафиксировано, мол, в танаисских надписях II—III вв. н. э. Во-первых, количество этих имен не так уже велико. По нашим подсчетам, скифо-сарматских имен со звуком f (ф) — p (n) в танаисских эпиграфических памятниках II—III вв. н. э. всего 16 (с учетом повторяемости — 47). Вот эти имена: Фαδίαpΰαζσξ (1 раз), Фαδίνσμσξ (4 раза), Фαζίναμοξ (4 раза), Φαζίουξ (5 раз), Φαδίοξ (1 раз), Φαλδαpανσξ (3 раза), Φοpγαβαχσξ (8 раз), Φηδαυαχσξ (1 раз), Φιδανουξ (5 раз), Φόδαχσξ (1 раз), Φιδαξ (5 раз), Φοpοξ (1 раз), Φοζαxοξ (2 раза), Φόυpταξ (2 раза), Φσpίαυαξ (1 раз), Φσpίαυαξ (2 раза). Во-вторых — повторяемость, т.е. излюбленность имен, нельзя не учитывать. В обществе может существовать мода на те или иные имена. Так, из иранских личных имен самыми излюбленными и самыми распространенными на Боспоре, куда входил и Танаис, было имя с корнем farn (фарн).


Другое имя с конпонентом Ip — ‘Ipγανοξ представляет собой, как я полагаю, сармато-греческое образование. Ip — это уже известное этническое имя 'иронец', 'осетин', а γανοξ, древнегреческое нарицательное имя со значением 'красота', 'радость', 'утешение'. Для отца, носящего сарматское имя Xeo’μευοξ — Хомева, т. е. hu+mewӕ —'искусный в работе' (ОИЯ, с. 291), сын мог быть и красой, и радостью, и утешением ир(он)ской фамилии. Надпись, в которой встречается сармато-греческое имя ‘Ipγανοξ, датирована 244 г. н. э.
Нам представляется, что тот языковой материал, который приведен нами выше в пользу существования если не иронского диалекта, то начатков его на Северном Причерноморье, вполне достаточен. Движение иронских масс (вместе с дигорскими) на Кавказ шло отсюда и шло довольно быстро, бсли в первой половине IV в. н. э. мы читаем на инталии, найденной в Абхазии, во всех отношениях иронскую надпись греческого письма. См. главу III, очерк 1. Обратного движения быть не могло, ибо в этом случае невозможно объяснить появление во II в. н. э. насыщенной иронизмами надписи на пряслице из Калиновки II Одесской области.


В 1949 г. экспедиция под руководством археолога И, В. Синицына (Саратов), обследуя курганную группу в 7 км к северо-востоку от с. Горная Пролейка в местности, называемой «Красные камни», повела раскопки кургана. «В кургане, — пишет И. В. Синицын, — обнаружено пять погребений. Грунтовые могилы прямоугольной формы, сверху накрытые бревнами. Во всех могилах отмечен один и тот же способ захоронения; покойники положены скорченно, на левом боку, ориентированы го-ловой на север (лицом на восток.— Г. Т.), руки согнуты в локтях так, что кисти расположены перед лицом. Во всех могилах одиночные захоронения. Только в одной могиле (№5) два скелета — подростка 10—12 лет и ребенка 4—5 лет. Погребальный инвентарь оказался бедным: при каждом погребении находился лишь глиняный горшок. Все горшки баночной формы и имеют прямые или слегка выпуклые стенки».






Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

Другие опросы...