Страна гор - гора народов, языков и проблем (вместо введения) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

Страна гор - гора народов, языков и проблем (вместо введения) » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


 ::

 

Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Каталог Осетии (объявления)

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Ноябрь 2007    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

 

Архивы

Июль 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)
Август 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

Страна гор - гора народов, языков и проблем (вместо введения)

Раздел: Библиотека » Сказания и героика » Поэма об Алгузе  

 
 

Это название не зря закрепилось за древним Кавка­зом,
Здесь на сравнительно ограниченной площади в 440 тыс. кв. км проживает не менее полусотни народов — «больших» и «малых» — со своими национальными языками и неповторимыми особен­ностями культуры.

1

Происхождение слова «Кавказ» до сих пор не установлено точно, существует несколько попыток его объяснения. Согласно наиболее распространенному из них, оно связано с хеттским «каз-каз» — названием народа, жившего в древности на южном берегу Черного моря. Впервые оно встречается у древнегреческого драматурга Эсхила в трагедии «Прикованный Прометей».
Всю территорию Кавказа принято делить на Закавказье и Северный Кавказ. Каждая из этих двух частей обладает своими особенностями, как природными, так и социальными. Вот и нас больше интересует Северный Кавказ, где сосредоточена основная масса кавказских народов, главным образом сравни­тельно малочисленных.
Северный Кавказ прежде всего понятие географическое, охватывающее все Предкавказье и северный склон Большого Кавказа (за исключением его восточного отрезка, относяще­гося к Азербайджану). От Закавказья Северный Кавказ отделен Главным, или Водораздельным, хребтом Большого Кавказа. Однако западную оконечность обычно относят целиком к Северному Кавказу, что особенно понятно в плане этнографическом.
Помимо многонационального Дагестана данный регион охва­тывает Чечню, Ингушетию, Северную Осетию, Кабарду, Ады­гею, Балкарию, Черкесию, Карачай, южную часть Ростовской области, Краснодарский и Ставропольский края, частично западную окраину Калмыкии.
Северный Кавказ по многим признакам считается уникаль­нейшим регионом планеты. В особенности это относится к его этнолингвистическому плану, так как едва ли найдется в мире столь высокая плотность разнообразных этносов на сравни­тельно небольшой территории.
Одних «коренных» народов на Северном Кавказе насчиты­вают более четырех десятков, каждый из которых имеет свой национальный язык и обладает особенностями своей этничес­кой культуры. Примерно две третьих из них сосредоточено в Дагестане. В абсолютном своем большинстве они составляют дагестанскую группу народов (и языков) иберийско-кавказского языкового мира.
Среди дагестанских народов обычно в генетическом плане выделяют две большие группы: аваро-андо-цезскую (или аваро-андо-дидойскую) и лезгинскую, вне которых остаются лакцы (11-8 тыс. человек — по данным 1989 г.) и даргинцы (365 тыс.). В первую из названных групп входят аварцы (584 тыс. чело­век), а также малочисленные народности: андийцы, ботлихцы, годоберинцы, гамалинцы, багвалинцы, тиндинцы, каратины, ахвахцы, цезы (дадайцы), хваршины, гинухи, бежитинцы (капу­цины), гунзебцы. Различия между языками некоторых из них настолько незначительны, что их подчас называют диалекта­ми. Все перечисленные народности наряду со своими родными языками широко используют в повседневной жизни аварский и русский языки.
Во вторую генетическую группу объединяются десять наро­дов: лезгины (466 тыс.), табасараны (98 тыс.), агулы (18,7 тыс.), цахуры (20 тыс.), а также еще более малочисленные народности — крызы, будухи, хиналуги, удины, арчинцы.
Из других «коренных» генетических групп в Дагестане про­живают кумыки (282 тыс.) и часть ногайцев — из тюркских народов, а также большая часть татов — из иранских народов. К дагестанской группе по своим генетико-этническим характеристикам ближе других стоят нахские (вейнахские) народы: чеченцы (957 тыс.), ингуши (237 тыс.) и малочисленная народ­ность бацбийцев, населяющие в основном Чечню, Ингушетию и проживающие частично также в Дагестане и Северной Осе­тии.
Довольно сплоченную северо-западную (или абхазо-адыг­скую) группу создают кабардинцы (391 тыс.), черкесы (52 тыс.), адыгейцы (125 тыс.), абхазы (105 тыс.) и абазины (34 тыс.).
Из не иберийско-кавказских этносов в регионе представлены ираноязычные потомки скифо-сарматских и аланских племен — осетины (599 тыс.). Они еще в древности «оседлали» Главный Кавказский хребет, разделяющий их на северных и южных.
Мы перечислили народы, представленные как самосто­ятельные этносы в основном на Северном Кавказе. Кроме них в регионе проживают представители многих других народов. Это прежде всего, разумеется, русские, расселенные также по всем регионам России и — шире — всего Содружества, бывшего СССР. Отметим, что значительную часть населения Север­ного Кавказа составляют кубанские и терские казаки, т. е. рус­ские, во многом адаптировавшиеся к местным условиям и пред­ставляющие собой определенную социально-этнографическую общность. На Северном Кавказе живут многочисленные группы армян, а также грузины, азербайджанцы, украинцы и др.
Каждый из перечисленных народов конечно же обладает при­сущими только ему чертами, историей. Вместе с тем их судьбы переплетены, как нити в одном канате, и они во многом испы­тывают одни и те же превратности, одни и те же радости. Поэтому ни понять, ни решать проблемы каждого из них успешно невозможно без учета этого исторически сложивше­гося «северокавказского единства». Вот почему важно знать, хотя бы в общих чертах, существо важнейших исторических событий, разыгрывавшихся на просторах Северного Кавказа.

2

Играя роль своеобразного «перешейка» между Азией и Евро­пой, Северный Кавказ издревле был местом всевозможных кон­тактов между переднеазиатскими странами и народами Вос­точной Европы.
Таинственная Страна гор привлекала взоры разного рода завоевателей своими богатствами. В то же время ученые и путешественники тянулись сюда в стремлении познать эту страну, населенную множеством племен.
Еще в 5-м в. до н. э. «отец истории» Геродот заметил, что «много разных племен обитает Кавказ». Свое удивление много­национальным характером Кавказа выразил спустя пять сто­летий античный географ Страбон. Он отмечал, что в г. Диос-курия для торговли приезжали кавказские купцы 70 племен. И еще одно свидетельство, но уже спустя почти тысячу лет. Оно принадлежит известному арабскому ученому-энциклопе­дисту ал-Масуди: «Гора Кабк (Кавказ) — великая гора, занима­ющая громадную площадь. Она вмещает много царств и народов». Это, пожалуй, одни из самых древних свидетельств о наро­дах, если не считать данных археологии, которые дают воз­можность заглянуть на еще большую историческую глубину.
Так, ученые установили, что в середине и во второй поло­вине 3-го тысячелетия до н. э. северо-западную и центральную части Северного Кавказа занимали племена так называемой майкопской культуры. В то же время на северо-востоке оби­тали племена «куро-аракской культуры».
Как свидетельствуют археологические данные, основу эко­номики майкопских племен составляло скотоводство. По-види­мому, в эту эпоху на Северном Кавказе уже использовали лошадь для верховой езды. С другой стороны, у майкопских пле­мен получила достаточное развитие металлообработка. Об этом говорят найденные в Прикубанъе, Пятигорске и Чечено-Ингушетии ножи-кинжалы, топоры, крупные бронзовые котлы и другие предметы.
Высоко было мастерство майкопских племен и в области керамических изделий, а также изделий из камня и кости.
Так, в конце 3-го тысячелетия до н. э. Северный Кавказ предстает перед исследователями в эпоху ранней бронзы и сохраняет свои достижения во всех областях материальной и духовной культуры и в последующие тысячелетия до н. э.
Вслед за этим наблюдается интенсивное развитие железной и цветной металлургии, выделяются ремесленные отрасли хозяйства (в особенности в Прикубанъе и Дагестане).
Рост производительных сил повлек за собой увеличение насе­ления и стремление к захвату нового жизненного простран­ства. Отсюда строительство оборонительных сооружений.
В социальной области наблюдается укрепление власти родо-племенной верхушки, появление новых звеньев организационно-управленческой власти.
Эти и другие процессы протекали, разумеется, неодинаково в различных регионах Северного Кавказа. Более замедленные темпы наблюдаются в горных районах. С другой стороны, катализатором различных процессов становились крупные передвижения народов, несших с собой как разорение, так ц обновление застывших форм жизни. Следствием переселений народов зачастую бывали и существенные изменения этнического состава целых регионов. Одни,м из таких событий для всего Северного Кавказа в первой половине первого тысяче­летия стало появление ираноязычных скифо-сарматских племен.
Существуют две версии их прихода на Северный Кавказ. Одни полагают, что они пришли в Европу из Азии. Другие, наоборот, утверждают, что скифы и сарматы пришли на Кавказ из Причерноморских степей и низовьев р. Дон (Танаис).
Как бы там ни было, скифы и сарматы появились в Предкав­казье не позднее 8-го в. до н. э. и в 70-х гг. 7-го в. до н. э. Здесь обстановка существенно изменилась благодаря ряду походов скифов в Закавказье и на Ближний Восток. Потоки скифской конницы продвигались в основном по Прикаспийскому пути через Дербентский проход. Однако отдельные их ручейки проса­чивались также по труднопроходимым перевалам Даръяльского ущелья, Мамисонскому и Клухорскому перевалам.
Активность скифов на Северном Кавказе продолжалась несколько столетий. Это привело к некоторой перестройке всей культуры в регионе, куда были привнесены элементы скиф­ской степной культуры, характеризующие оружие, конскую сбрую, украшения и т. п. Заметно оживилось также хозяй­ственно-культурное взаимодействие местного кавказского населения с окружающим миром.
Царство скифов с центром в Крыму просуществовало до 3-го в. н. э., когда оно было сметено готским нашествием, а насе­ление в основной своей массе было растворено среди племен великого переселения народов. Однако «скифский след» не исчез с лица земли, как это порой случалось с народами.
Эстафета великого скифо-сарматского мира была подхва­чена аланами — одним из выживших скифо-сарматских племен. Они, будто ведомые этническим инстинктом, совершали свои походы также в Крым, Закавказье, Малую Азию.
Часть алан с гуннами приняла участие в великом переселении народов и через Галлию, Испанию достигла Северной Африки.
Другая же часть в первой половине 1-го в, н. э. подошла к пред­горьям Кавказа. Здесь она образовала могущественное объеди­нение аланских и местных кавказских племен, получившее назва­ние «Алания».
В новых обстоятельствах со временем меняется быт алан-кочевников, и они переходят к земледелъческо-скотоводческому хозяйству. К 8—9-му вв. у алан зарождаются феодальные отно­шения, а сами они входят в состав Хазарского каганата. Их государство играет важную роль во внешних связях Хазарии и всего Северного Кавказа с Византией.
Аланы продолжили также развитие скифо-сармагпского искусства, в которое они привнесли свою значительную лепту, представленную в основном ювелирными изделиями из золота и серебра, каменными и стеклянными украшениями. В период рас­цвета аланской культуры (9—11-й вв.) у них появилась также письменность на базе греческой графики. Об этом свидетель­ствует известная Зеленчукская надпись на могильной плите, датированная серединой 10-го в. н. э. В эту же эпоху заро­ждается у алан всемирно известный Мартовский эпос, впослед­ствии ставший достоянием также многих народов Северного Кавказа.
Аланское государство было разбито в период своего наивыс­шего расцвета монголо-татарскими полчищами, захватившими в 1238—1239 гг. весь Северный Кавказ. Немногочисленным груп­пам алан удалось скрыться в теснинах гор Центрального Кав­каза. Они частично ассимилировались с кавказоязычными и тюркоязычными племенами. Кавказский элемент стал состав­ной частью антропологии, культуры и языка алан, которых в последующие столетия начали называть осетинами. Таким образом, налицо преемственная линия: скифо-сарматские пле­мена — аланы-осетины. Это, разумеется, не исключает того факта, что и скифо-сарматский мир и Алания включали в себя и другие племена.
Указанная преемственная «генеалогия» установлена уче­ными разных времен и национальностей (Клапрот, Шегрен, Миллер, Ковалевский, Дюмезилъ, Фасмер, Ахвледиани, Абаев и др.) в основном на фактах языка. Так, почти вся разнознавае-мая скифо-сарматская лексика прозрачно объясняется из осе­тинского языка. Еще прочнее установлен факт тождества аланского языка с осетинским, точнее, с дигорской его разно­видностью.
Уже хрестоматийным стало объяснение названий рек Днепр, Лнестр, Дон из осетинского, они означают соответственно «глубокая река», «большая река», «река».

3

Нашествие татаро-монголов обернулось подлинной траге­дией для всего Северного Кавказа, как и, кстати сказать, для других регионов Европы и Азии. Господство завоевателей сопровождалось массовыми убийствами десятков тысяч мир­ных жителей, систематическими грабежами, разорением цвету­щих городов и деревень, массовым угоном людей в рабство.
Хорошо обученная и дисциплинированная армия захватчиков неслась вперед, не зная никаких преград. Подобно мутному потоку в половодье, она обволакивала и топила в крови все, что попадалось на пути, оставляя за собой разорение и запу­стение.
Татаро-монгольское нашествие в первой половине 13-го в. перекроило этническую карту Северного Кавказа. Многие народности исчезли вовсе. Другие мелкими группами продол­жали свое жалкое существование в горных ущельях. Третьи перемешались и дали начало новым этническим образованиям.
По-видимому, таковыми оказались балкарцы и карачаевцы, в которых видят результат смешения тюркоязычных кыпча-ков и ираноязычных алан в условиях непроходимых кавказских гор. Примером этнического смешения является и этногенез кумыков, принадлежащих к кыпчакско-огузской подгруппе тюркских народов, но с существенным этническим моментом исконно кавказских народностей (аварского, лакского, лезгин­ского).
Трагическими оказались походы татаро-монголов и для дру­гих народов Северного Кавказа — адыгов, вайнахов, дагестан­цев, чьи густонаселенные районы, где интенсивно развивались скотоводство и земледелие, различные ремесла, почти полно­стью были опустошены.
Нашествие татаро-монголов затормозило процессы законо­мерного социально-экономического и культурного развития населения Северного Кавказа. Более того, в ряде случаев можно говорить о регрессе.
Это относится прежде всего к аланам-осетинам, которые не смогли уже воспользоваться плодами всестороннего рас­цвета в эпоху Аланской империи и вынуждены были вести в труднейших условиях гор тяжелую борьбу за выживание. В аналогичном положении оказались карачаевцы и балкарцы, а также вайнахи и некоторые другие племена.
Коренным образом пришлось изменить свой образ жизни и адыгам. Если до татаро-монгольского нашествия они занима­лись оседлым земледелием и скотоводством, то теперь они вынуждены были перейти к полукочевому образу жизни. Потре­бовались большие пространства земель, чтобы вести экстен­сивное скотоводство. Началось продвижение одних групп адыг­ских племен на север от р. Кубань, в восточное Приазовье. Дру­гие племена двинулись на юго-восток, к бассейну р. Терек, где в 13—14-м вв. они расселились на большой территории пред-горно-плоскостных районов Центрального Кавказа, высвобо­дившихся от изгнанных отсюда алан. Тем самым было поло­жено начало становления новой народности — кабардинцев.
В золотоордынский период (13—14-й вв.) наблюдается также массовое переселение абазин из Абхазии и с северо-запада от нее на Северный Кавказ. Причины этого явления также кро­ются в потребностях экстенсивного ведения хозяйства и уве­личении доли отгонного скотоводства.
Так, постигшая общая беда разорила все народы Северного Кавказа, перекроила этническую карту края. Но беда не прихо­дит одна. В труднейших условиях борьбы за выживание укоре­нилась между ними междоусобица. Участились набеги друг на друга, сильный старался покорить и подчинить слабого. Это усугубило и так невыносимые условия существования.
Лишь тогда, когда народы-соседи объединялись для отпора общему внешнему врагу, как правило, они побеждали, и насту­пал внутренний мир. Так, сама жизнь, история оказалась суро­вым учителем, преподнося свои беспощадные уроки. Но они зачастую забываются, и тогда снова беды удваиваются...
Новым суровым испытанием для народов Северного Кавказа оказались нашествие Тимура (осень 1395 г.) и десятилетие его царствования.
С самого начала полчищам Тимура было оказано отчаянное сопротивление, в частности адыгами, затем вайнахами, даге­станцами и аланами-осетинами. Но во-первых, силы были неравны, во-вторых, что особенно хочется подчеркнуть, у северокавказцев не было единства, они сопротивлялись в оди­ночку. Приди они на помощь друг другу, кто знает, как сложи­лась бы их судьба?! Во всяком случае тимуридам не так легко было бы покорить воинственные края и разорить их.
Некоторое облегчение для народов Северного Кавказа пришло со смертью Тимура (1405 г.) и началом развала Золотой Орды. А в 1480 г, русские окончательно свергли татаро-мон­гольское иго, и к началу 16-го в. Большая Орда прекратила свое существование.
Но малочисленные народы Северного Кавказа из-за отсут­ствия сплоченности и единства в защите своих интересов не раз еще испытают жестокий гнет со стороны могуществен­ных иноземных завоевателей, в частности со стороны шах­ского Ирана (первая половина 17-го в.), Османской империи (вторая половина 17-го в.), Крымского ханства (конец 17-го в.).
Каждый раз, когда прекращалось внешнее вмешательство в их взаимоотношения, между народами Северного Кавказа царили мир и согласие. Народы вели торговый обмен, устанав­ливали родственные отношения, а их культуры обогащали друг друга.
Скажем, специалисты отмечают, что в 16—17-м вв. наблю­дается укрепление дружественных отношений между народно­стями Северного Кавказа. Это, в частности, проявляется в институте куначества. В Дагестане, Кабарде, Чечено-Ингуше­тии, Осетии, Карачаеве, Адыгее возникли целые ряды фамилий неместного происхождения. Так, родоначальники кабардинских фамилий Шамхаловых, Кумыковых, Казанишевых и др. были выходцами из Дагестана; фамилии Чегемовых, Баташевых, Кабардиевых, Тамбиевых, проживающих в Дагестане, наобо­рот, выходцы из Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии; Калмыковы — из Калмыкии и др. Ингушские тухумы Котиевы, Точиевы, Кончиговы, Тадабаршевы происходят из кумыков. Чеченские фамилии Шавлоховы, Айдемировы и др. — дагестан­ского происхождения.
Немало у осетин фамилий кабардинского, балкарского, ингушского и дагестанского происхождения. Скажем, родона­чальники таких фамилий в Осетии, как Паримазовы, Магомедо-вы, Лаккуевы, Исаевы, явно дагестанского (точнее, лакского) происхождения.
Несмотря на различия в религиозных верованиях, дружеские отношения между народами Северного Кавказа имели осознан­ную экономическую подоплеку, так как развивавшаяся между ними торговля облегчала жизнь каждого из них. Более того, они друг через друга имели экономические и культурные сноше­ния и с другими регионами и странами. В этом плане важную роль играли такие города, как Дербент и «Терский городок», где впоследствии образовалась русская крепость и г. Владикавказ.

4

Сложны и весьма поучительны взаимоотношения народов Северного Кавказа с Русью, Россией и русским народом. В их осмыслении не годятся трафаретные и прямолинейные рассу­ждения. Не помогает и недавняя ортодоксальная доктрина, согласно которой «все народы добровольно вошли в состав Рос­сии».
Что и говорить, было у некоторых народов стремление «прикрыться» русским знаменем от постоянных посяга­тельств более могущественных соседей. Было и прямое завоева­ние регионов русскими войсками. Было и яростное сопротивле­ние этой завоевательной политике, было (с 16-го в.) и казаче­ство. Была «тюрьма народов». Все это было на Северном Кав­казе. Ко всему этому были и все еще существуют разные подходы и разное отношение.
Но было же и весьма положительное влияние на народы Северного Кавказа русской культуры и просвещения. Доста­точно напомнить, что многие выдающиеся просветители, литераторы народов Северного Кавказа стали таковыми под влиянием русской классической литературы, созданной такими титанами художественного слова, как Пушкин и Лермонтов, Достоевский и Толстой, Тургенев и Гончаров, Островский, Чернышевский и др. Через них, русскую культуру, через русский язык пришло к горцам Северного Кавказа современное просвеще­ние.
Характерно, что первые деятели культуры и просвещения ряда народов Северного Кавказа, такие, как осетины Коста Хетагуров, Георгий Цаголов, Джантемир и Гацыр Шанаевы, адыги Шора Ногмов, Казы-Гирей, Хан-Гирей, Казн Атажукин, и многие другие широко использовали в своем творчестве русский язык. Они как бы оттачивали свое поэтическое перо в мастер­ской русской поэзии, с тем чтобы затем свой опыт перенести на почву родного языка. Именно так поступил Коста Хетагу­ров, основоположник осетинской художественной литерату­ры. Получив блестящее образование в России и став видным русским поэтом, он в конце 19-го в. опубликовал свою бессмерт­ную книгу «Осетинская лира», ставшую краеугольным камнем осетинской литературы и литературного языка.
Как видим, отношения народов Северного Кавказа с Россией и русским народом неоднозначны, и тут любая прямолиней­ность суждений неуместна. Факт — что их игнорировать нельзя, они, так сказать, «судьбоносны». Многое зависит от того, между прочим, кто стоит в каждый данный момент у руля самой России. Но и другое бесспорно. Россия сама не меньше нуждается в добрых отношениях с этими народами. Вот на эту взаимосвязь явлений, их взаимозависимость, соче­тание объективных интересов и надо полагаться. Именно здесь ключ к пониманию и решению любых социально-экономических проблем.
А самое главное — необходимо укреплять добрые отноше­ния между самими народами региона. Сплоченность и взаимовы­ручка — самое могучее оружие в борьбе с любым внешним пося­гательством. Беда и притеснение каждой из национальностей должны восприниматься как кровное дело всех остальных.
Образцы такого подхода к делу мы находим, кстати ска­зать, у лучших представителей наших народов в прошлом. Так, известно, как яростно защищал Каста Хетагуров, работая в газете «Северный Кавказ», интересы всех малых национально­стей — осетин, кабардинцев, балкарцев, чеченцев, ингушей. Каждый раз, когда он сталкивался с попранием их прав со сто­роны царских чиновников, он приходил к ним незамедлительно на помощь. Он, любивший беззаветно свой осетинский народ, однако, делил людей не по национальному признаку, а на угне­тенных и угнетателей. Он призывал все народы к солидарно­сти в борьбе за свободу и справедливость, против поработите­лей и насильников.
Это уроки Коста—-уроки истории. Этому учит нас и наша сегодняшняя действительность. Вспомним, как солидарность северокавказских народов помогла приостановить кровавую бойню, учиненную грузинскими национал-шовинистами в Южной Осетии. Еще более ярко проявлена аналогичная соли­дарность с братским народом Абхазии, который также подвер­гается неприкрытому геноциду со стороны все того же распо­ясавшегося чудовищного грузинского экстремизма.

5

К сожалению, у самих народов Северного Кавказа накопилось немало проблем, вызванных как внутренними, так и внешними причинами. Их нерешенность мешает установлению полного мира между ними, что на руку некоторым силам (как внутрен­ним, так и внешним), преследующим свои корыстные цели.
Скажем, в самое последнее время неимоверное обострение противостояния на границе между Северной Осетией и Ингуше­тией вылилось в жестокий конфликт, явившийся следствием попытки решить проблему силой оружия. Яблоком раздора стала часть территории Пригородного района Северной Осе­тии. Одна из основных причин возникшей тупиковой ситуации кроется в противоречии законодательных актов, принятых властями за последние годы.
Принесенные с обеих сторон человеческие жертвы не только не ускорили решения данной проблемы, но, несомненно, отда­лили его. Одно ясно: рецепты для излечения недугов во взаимо­отношениях между кавказскими народами не следует искать ни в Центре, ни где-либо на стороне. Их можно найти в истории взаимоотношений народов региона, наиболее авторитетные представители которых всегда находили выход из любых, даже самых острых ситуаций.
Конечно же и данный конфликт не исключение, его разреше­ние будет найдено. Но желательно, чтобы это было скорее, и цивилизованным путем. Вот почему актуальнейшей задачей всей интеллигенции является не покладая рук трудиться на сближение народов региона и на этой почве — решение всех име­ющихся вопросов.
В этом плане особенно важно иметь в виду следующее. Во-первых, необходимо прекратить использование истории в узко­националистических целях, извлекая из огромной суммы фак­тов и выпячивая то, что «работает» на один народ и унижает другой. Во-вторых, следует стремиться пропагандировать те моменты и исторические факты, которые укрепляют инте­ресы всех народов Северного Кавказа от мала до велика.
В этой работе очень важны публикация неизданных рукопи­сей или переиздание старых публикаций, ставших библиографи­ческой редкостью. Именно здесь могут в полной мере про­явиться благородство и чувство меры составителей, в чьей воле отдать предпочтение тем или иным материалам.
Думается, что в этом отношении заслуживают похвалы инициаторы данного издания, раздвинувшего своим содержа­нием рамки одной национальности и служащего взаимопонима­нию народов Северо-Кавказского региона.
Остается пожелать, чтобы за данной книгой последовали другие публикации с той же направленностью.



М. И. Исаев,
академик Академии естественных наук Российской Федерации

 

 

 

 

 

 

 

Просмотров: 6379 | Автор: admin | Дата: 29 ноября 2007 | Напечатать

 


 
     

 

 

 

Каталог Осетии - ищете товар, услугу или определенную организацию? А может вы руководитель фирмы и хотите разместить информацию о ней?
Здесь вы найдете все - http://каталог-осетии.рф

 
  Главная страница | Новое на сайте

Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
При использовании материалов гиперссылка обязательна!