Боевая служба осетин » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

Боевая служба осетин » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


 ::

 

Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Каталог Осетии (объявления)

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Ноябрь 2007    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

 

Архивы

Июль 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)
Август 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

Боевая служба осетин

Раздел: Библиотека » Из истории Осетии » Боевая служба осетин  

 
 

Поведение Осетин в эту кампанию, по
беспримерному самоотвержению и ры-
­царской храбрости выше всякой похва-
лы...

1877—1878 гг.
Генерал Скобелев



Пришествие русских войск в конце 18-го столетия было избавитель­ным моментом в жизни Осетин, стесненных соседями в суровых елчях центрального Кавказа. Осетины массами стали выселяться из гор и высоко-знаменательным в этом переселении под за­щиту единоверной России было то, что впер­вые переселенцы вынесли с собою из гор в урочище Моздок чудотворную икону Божией Матери, древнее благословение их народа грузинской царицы Тамары.
Здесь впервые образована была горская команда из них и крещеных черкесов, под названием «Моздокских казачьих брать­ев», вошедшая в 1824 году в состав Гор­ского полка.
Не успели заложить Владикавказскую кре­пость, как под стенами ее в несколько лет образовался огромный осетинский аул Вла­дикавказский, жители которого принимали деятельное участие в охране крепости, в сопровождении частей войск и обозов при передвижении их с линии Терека в Грузию и обратно. Пешие и конные сотни осетин Владикавказского округа всегда призыва­лись комендантами Владикавказской кре­пости, как незаменимые в те времена бое­вые части, ибо за ними было знание местно­сти, языка и выдающееся природное уме­ние владеть конем и оружием. В особенности они сделались незаменимыми и полезными воинами, когда раздалось в Дагестане и Чечне учение Кази-Магомы и Шамиля о священной войне; Чечня и Прикаспийская плоскость, покоренная в 1820-х годах Ермо­ловым восстали и началась знаменитая горская война длившаяся вплоть до 1864 года. За это время Осетины выселяются все энер­гичнее на плоскость. В 1810 году два осе­тинских поселения на Тереке Ново-Осетин­ское и Черноярское зачислены были в ряды бывших линейных казаков. В 1830 году 100 дворов охотников осетин заня­ли Эльхот, приняв на себя перед правитель­ством обязательство охранять дорогу по Тереку. В Чеченском походе всегда участво­вали несколько дружин осетин. В отрядах генерала Слепцова осетины работали со славой и память об этом герое еще жива в Осетии.
В 40-х годах 19 столетия до 1000 человек-осетинской милиции, с осетинами офи­церами во главе, принимало деятельное уча­стие в отряде полковника Барона Врев­ского против Шамиля и за свою боевую службу были тогда же награждены ИМПЕ­РАТОРОМ НИКОЛАЕМ I почетным народ­ным знаменем при следующей грамоте: «Божиею Милостию Мы Николай первый Император и Самодержец Всероссийский и прочая и прочая и прочая.


Нашим верноподданным Осетинам Влади­кавказского округа.
Отлично-усердное и ревностное служение, постоянная преданность Правительству и примерная храбрость, оказываемая Осети­нами Владикавказского округа против враж­дебных горцев, обратили на себя особенное наше благоволение, в ознаменование коего Всемилоставейше жалуем им почетное зна­мя, которое препровождая при всем, Пове­леваем хранить оное - - как знак МОНА­РШЕГО НАШЕГО внимания, и в случае на­добности употреблять при ополчении против неприязненных ИМПЕРИИ НАШЕЙ наро­дов.
Пребываем И МП ЕР А ГОРСКОЮ НА -ШЕЮ милостию к Осетинам Владикавказ­ского округа благосклонны С.-Петербург 15 марта 1845 года.
На подлинном подписано: НИКОЛАЙ».

В 49 г. Горский эскадрон под командою ротмистра Кундухова участвовал в Венгер­ской кампании.
В 58 г. Шамиль пришел из Чечни по р. Ассе к Аки-Юрту, желая напасть на Владикавказ.
В славном Акиюртовском бою осетинами ко­мандовал их пристав Козлов. Шамиль по­терпел полное поражение.
В 1861 г. Архимандрит Иосиф, впослед­ствии первый Епископ Владикавказский, этот славный Апостол Осетии, писал Экза­рху Грузии: — «Осетины в делах против не­приятелей всегда составляли самое надеж­ное и храброе войско; а Владикавказские осетины составляли личный охранительный конвой самого Командующего войсками».
Такова вкратце боевая история осетин до 1864 г. Свою оценку эта боевая служба осетин нашла себе в прекрасных словах Августейшего Наместника Кавказского Ве­ликого Князя Михаила Николаевича, кото­рый, объявляя осетинам 30 октября 1865 г. о введении у них подымного сбора для рас­ходов на содержание управления, сказал cледущее:
— «Всем племенам области говорил я, что в случае беспорядков и мятежа, они потеряют право на отведенную им теперь землю, — Вас, Осетины, я считаю лишним предупреждать об этом, так как ваша пре­данность уже столько раз была доказана Вами и никто в ней не сомневается».
Времена горской войны миновали. Край наш был призван к новой гражданской жиз­ни. Закипела могучая созидательная рабо­та в сфере административного и хозяйствен­ного благоустройства нашего края под ру­ководством незабвенного в памяти всего ме­стного населения графа Лорис-Меликова. Он вверил управление осетинами полковнику Эглау, который, с 1863 по 1874 год оте­чески управляя населением, сблизил его с основными началами русской гражданст­венности и культуры. Одной рукой он на­саждал и русскую школу, а другой улучшал всесторонне сельское хозяйство, его же ста­раниями в 1871 году осетины были удостоены заменить свой горский суд общими судебными учреждениями. Неудивительно, что такая подготовительная школа выработала из населения готовых и преданных воинов. Не успел раздаться призыв к войне в 1877 г., как осетины на свой счет выста­вили дивизион из охотников, ушедший в составе Кавказской казачьей бригады в Ду­найскую армию, сотню ушедшую в Чечню, около сотни были вызваны Графом Лорис-Меликовым под Каре.
За Дунаем осетины еще раз доказали ка­ких готовых воинов мы в них имеем. Я позволяю себе привести здесь краткий очерк действий осетинского Задунайского дивизи­она. С этой целью мы воспользовались сле­дующими сочинениями: И. Тутолмин, — «Кавказская казачья бригада в Болгарии 1877 —1878 г. (походный дневник), Конница за Видом (Военный сбор, за 1881 — кн. 6 и 7), — От Плевны до Царьграда. Воен. Сб. 1882 г., А. Верещагин - Дома и на войне; — П. Паренсов - «Воспоминание о войне 1877 года» - в «Русской старине за 1899 год»; — Генерала Куропаткин «Ловча и Плевна» изд. 1885; Подполковник Епанчин - «Очерк действий западного отря­да Ген. Ад. Гурко». Воен. сб. за 1877, 1878 и след. гг.
В состав Кавказской казачьей бригады входил Терско-Горский полк, состоявший из двух дивизионов — Осетинского и Ингушского.
В командном составе Осетинского диви­зиона состояли:
Командир-Ротмистр Асламурза Есиев.

Первая сотня:
Командир — Дударов.
Офицеры - Есенов.
Газданов.
Тхостов.
Абисалов.

Вторая сотня:
Командир — Зембатов.
Офицеры - Гутиев.
Дзугаев.
Череков.
Каргиев.

«Во всех оттенках этого полка (говорит Тутолмин}, проявлялось строго выдержан­ное военное щегольство; сухие кровные ко­ни, исправные седла, нарядная сбруя, изя­щная отделка шашек и кинжалов выказы­вали их любовь к боевой обстановке. Они от всей души откликнулись на призыв и жаждали войны».
Осетинский дивизион перед переходом че­рез Дунай был присоединен к Владикавказ­скому казачьему полку, с которым все вре­мя братски разделял труды похода, так что полк получил официальное название Владикавказско-Осетинский.
«Осетины во главе Кавказской бригады первыми вступили в бой за Дунаем, и если им приходилось бывать последними, то толь­ко при отступлении».
Эти слова их начальника, сказанные на основании целого ряда фактов, не являются преувеличением, как мы увидим ниже.
Дивизион был составлен из лучших лю­дей Осетии. Вот как описывает А. Вереща­гин этот дивизион: — «Я побывал в Осетин­ском дивизионе. Какой все видный народ Осетины, молодец к молодцу точно как на подбор. Весь дивизион состоял из охотни­ков. У некоторых всадников полное снаря­жение с лошадью стоило 700—800 р. и да­же 1000 р. Что мне в особенности броси­лось в глаза у осетин, это их осанка и по­ходка. Каждый осетин имел походку точно князь какой: выступал важно, степенно с чувством собственного достоинства».
Вот описание боя у Дели Сулы — 22 июня 1877 года: — «Командир Владикавказского полка полковник Левис узнав все, что отно­силось до его полка, уже скакал к своим Осетинам. Выехав вслед за ним на левые высоты я увидел, как черкесы джигитовали, вытянувшись густой вереницей на ближай­шем к нам поперечном кряже. Осетины раз­вернулись конною цепью в 300 шагах от про­тивника, от которого отделяла их глубокая балка.
Никогда не видавши черкеской схватки, я невольно был очарован открывшимся мне зрелищем. Настоящая боевая джигитовка была в полном разгаре, ружейная пальба трещала по холмам; в густом пороховом дыму мелькали кабардинцы.
Осетины не уступали в ловкости черке­сам; их обычно покойный взор заискрился под свистом пуль и гул знакомых звуков Кабарды, казалось ободрял их молодечест­во и удаль. Этот поединок соплеменных про­тивников был первою задунайскою пробою осетинской верности русскому знамени. Гор­цы манили их на свою сторону и, после ответов, пришедшихся им не по нраву, пули летели в отместку осетинам».
В ночном бою под Самовидом 3-го июля, Кавказской бригадой было взято три знаме­ни, из них два взяты с бою в одиночных схватках осетинами Гуда Бекзаровым и Бесланом Сокаевым.
Из описания рекогносцировки Зеленых гор 17 июля: — «Генерал Скобелев приказал от­ступать мимо Брестцова по Ловчинскому шоссе. Но отступить было не совсем легко, потому что у осетин все более и более раз­горалась перестрелка с усиливающимся ко­личеством черкесов. Осетины завидев не­приятеля уперлись в виноградники, маячи­ли перед Кришином и не отступали, несмотря на то, что трубач уже давно трубил им сбор.
В это время я подъехал к Генералу Ско­белеву, только что исполнив его поручение.
—«Однако ваши Осетины не знают сиг­налов» заметил он мне с тою сдержваемою усмешкою, которая всегда у него обознача­ла, что покамест он шутит, но недалеко и до настоящего гнева. С точки зрения Началь­ника отряда, который дорожит возможно­стью достигнуть успеха с наименьшею поте­рею людей, конечно нельзя было допустить, чтобы часть вырывалась у него из рук. Но хотя и немного времени я был с осетинами, а много раз уже видел их в огне и знал, что как только закипит их горячая кровь, то ни­какая труба не отзовет их назад. К тому же нас не раз предупреждали, что турки желя ввести нас в обман умышленно подавали русские сигналы.
Поэтому я позволил себе ответить нача­льнику отряда — «Большинство из них дей­ствительно сигналов не знает, но они зави­дели неприятеля и по трубе не отступят».
Для того тобы отрезвить их, я просил поз­воления передать приказания в два три ме­ста их цепи с человеком, которого они зна­ют в лицо.
Это увлекающееся упорство, выказываю­щее душу наездника, не могло не понрави­ться начальнику. Гнев переложился на ми­лость, а боевой глаз его еще долго любовал­ся, как отдельные кучки осетин нехотя оставляли свои места. Медленно они отсту­пали, но порывисто бросались в сторону Плевны, готовые при первом поводе завя­зать общую драку.
Велико значение в военном деле пред­приимчивой и смышленой конницы, какую представляли собой эти охотники горцы и представители кавказских станиц».
Наиболее славные подвиги выпали на долю Кавказской казачьей бригады и Терского эс­кадрона конвоя Его Величества под коман­дою ротмистра Кулебякина под ловчею. Осе­тины покрыли себя в этих боях громкою сла­вою. 26 июля во время рекогносцировки во­круг Ловчи турки густыми массами спусти­лись в долину и бросились было, в числе чело­век 300, на правое крыло ближайшей к ним 2-й осетинской сотни; но осетины вовремя поддержанные свежею сотнею, ударили на них опрокинули и гнали до турецкого ру­жейного огня.
«Одновременно с натиском нашего пра­вого крыла произошла такая же молодец­кая схватка 1-й осетинской сотни с черке­сами у Омаркиоя, сотник Шанаев, оставленный с наблюдательным постом у Омар­киоя, заметил в кустах скрытное приближе­ние 150 человек черкесов, направляющихся в обход горы по левому берегу Осмы. Шана­ев озадачил их своевременным открытием ог­ня с вершины горы, №-я сотня успела взять их с тыла, ударила на нее и вошла в Осму... Ду­шою этого осетинского дела была всегдаш­няя их отвага, но запевалами этой увлека­тельной отваги были сотенные командиры Дударов и Зембатов».
По поводу этого дела Скобелев писал полковнику Тутолмину: «пошел к вам на выручку с драгунами, но Свидин остановил. Поздравляю с молодецким делом на глазах всех. Недаром Царь благодарил, сердцем поздравляю Вас»...
27 июля Осетинский дивизион имел круп­ное дело у Омаркиоя. Вот как описывает это дело Тутолмин:
«Ясно было, что турки всеми мирами ста­рались удержать наши сотни на своих ме­стах, но осетины не желая упустить чер­кесов, охватили каменоломни и ударили на черкесов в шашки. Черкесы не выдержали и бросились врассыпную, частью под окопы Ловчи, частью на свою пехоту, что была на Плевнинском шоссе. Но вот в разгаре этой погони они узнают, что 4 свежие сот­ни наступают на наше левое крыло от Лов­чи.
В это мгновение осетины выполняют тот недосягаемый для обыкновенной конницы прием, который, в большинстве таких слу­чаев, относится к области отрадных мечта­ний. Они, — это олицетворение вдохновен­ных наездников, находясь в пылу опьяня­ющей погони, не теряют способность оста­вить полусотню для наблюдения за турками идущими на Плевну, а с остальными внезапно бросаются во фланг и тыл черкесам (турецким),..
Тот кто действительно служил в коннице, (а не был ее гостем), и по опыту знает сокрущающую силу ее в бесповоротном пря­молинейном направлении, тот поймет труд­ность приема, выразившегося в осмыслен­ной удали осетинского народа. Не успели еще черкесы развернуться, как осетины уже насели на них в шашки... Увлекаемые сво­ими начальниками и старшинами, опроки­нули черкесов и с обычным своим гигом бросились в погоню»...
Под конец этой молодецкой атаки осети­ны подвели на своих плечах черкесскую кон­ницу под огонь спешенных казачьих сотен»; причем турки понесли крупный урон.
С захватывающим интересом описана ата­ка под Ловчею: — «С Богом други, шаш­ки вон» — прокатилось в рядах Владикав­казского полка, и 4 его сотни (3-я и 4-я Владикавказские и 1-я и 2-я осетинские) вырвались из рук и полетели.
Обрывистый, невидимый доселе, ручей преградил им гладкую дорогу и казаки на миг укоротили ход, тут то вот во рву ручья стояло несколько домов, а Владикавказцы шли между курганом и этими домами. Перепра­ва сузила длину полка и оттянула его кры­лья, атака выходила клином. Турки встре­тили ее ружейным огнем. Осетины переле­тели через ручей и ударили вполоборота направо на тех, которые были ближе к ним; 3-я и 4-я сотни врезались в полоборота влево».
Генерал Куропаткин, участник этого слав­ного боя, в своем капитальном труде — «Ловча и Плевна» — говорит следующее по поводу этой атаки:
—«Храбрые сотни кавказцев только и ждали приказа идти вперед. Они видели темную массу редута, видели как дрогнув­шие турки бежали из своих укреплений. Уничтожить потрясенного и расстроенного неприятеля было под силу кавалерии и по­тому сомнения в успехе не было. Но толь­ко что Владикавказцы спустились с зани­маемой ими высоты, они наткнулись на две неожиданности. В минуту решительного на­ступления нашего на правых флангах турок у них еще сохранилось в резерве два ба­тальона. Появление наших резервов на гре­бне было для турок также сигналом ввести в дело эти батальоны с тем, чтобы если и не оспаривать победу, то по крайней мере прикрыть отступление остальных шестивосьми батальонов, защищавших редут и траншеи.
Эти два батальона стояли к югу от дере­вни Порадимца и не были видимы ни Кав­казской казачьей бригаде, ни нашим вой­скам, наступавшим из Ловчи. Двинутые на позиции они вышли из-за деревни и тут их неожиданно для себя увидали Кавказцы.
Из 10 случаев, быть может в 8, неожи­данное появление нерасстроенной пехоты бы­ло бы достаточно, чтобы остановить насту­пление каждой кавалерии и не доводить ее до атаки; но в данном случае полков­ник Левис поступил иначе со словами: «с Богом други, шашки вон».— Он повел 4 сотни в атаку на два табора свежей пе­хоты... Оправданием полковнику Левису в этой решимости служила прежде всего глу­бокая вера в отвагу казаков и осетин, ко­торыми он командовал. Преследование ве­лось непрерывно до передних гор, где изму­ченных осетин и Терцев сменил следовав­ший сзади Владикавказцев Кубанский полк с 8-ю батареек»».
«Действия полковника Тутолмина указы­вают насколько лихая кавалерия может быть полезна даже при штурме таких укреплен­ных позиций, как Ловченская...»
28 августа в бою на Зеленых горах Ско­белев остался вполне доволен работою осе­тин, которые на этот раз не остались пра­здными зрителями пехотного боя, но дружно наседали на цепь турецкой пехоты.
31 августа в памятном зеленогорском бою страшная масса турок ринулась на Скобе­лева, но была отброшена стрелками и рота­ми Либавского полка, поддержанными осе­тинами.
«Деятельное содействие стрелкам и либавцам — доносил Скобелев по случаю это­го боя - оказывали осетины, рассыпанные мною в цепь левее цепи стрелков. Вообще, поведение Осетин в эту кампанию, по без-примерному самоотвержению и рыцарской храбрости, выше всякой похвалы».
Лучшую оценку этой боевой работы мы находим в телеграмме Главнокомандующе­го Дунайскою Армиею Великого Князя Ни­колая Николаевича Августейшему Намест­нику Кавказскому от 24 сентября 1877 г. следующего содержания:


«С разрешения Государя пишу Тебе прось­бу выслать осетин сколько можно с лошадь­ми. Осетины герои — каких мало, дай мне их побольше. Прошу выслать как можно ско­рее. Осетины так работали, что буду про­сить Георгиевское знамя».
После обложения Плевны, для того, что­бы иметь возможность сразу же создать строгую блокаду вокруг армии Османа-Па­ши был образован сводный кавалерийский корпус под командою ген.-лейтен. Крылова, задача которого было уничтожение за рекою Видом всех мостов, телеграфов, порчи до­рог, идущих в Плевну от Софии, по каковым дорогам турецкая армия продолжала полу­чать жизненные и боевые припасы, а также подкрепления. Этот кавалерийский корпус назначался для большого партизанского дей­ствия и все зависело от предприимчивости начальников, их смелости и настойчивости и от лихости самих нижних чинов.
В приказе присланном из штаба запад­ного отряда по этому корпусу говорится: — «глубоко уверен, что каждый кавалерист поймет всю важность и великость подвига, на который он призывается; будет веровать и помнить, что партизанские действия, на которые он идет есть страшный молот, ко­торый медленно, но верно нанося удары по самым чувствительным частям противника может довести его до гибели и до такого отчаяния, до которого даже не в силах дове­сти артиллерия, пули и штыки. Дождевые капли, падая на камень, пробивают его!.. Кавказская казачья бригада покрыла се­бя опять громкою славою. Владикавказски-Осетинский полк, вместе с Мариупольским гусарским полком и 8-ю Донскою конною батареею работали на Софийском шоссе. В 4.30 часа пополудни два табора турок и сотни две черкесов, выступивших из Пле­вны, подошли к мосту на р. Виде. Стоявший вблизи того места, сторожевой эскадрон Ма­риупольских гусар бросился на черкесов и между противниками завязалась свалка. Черкесы преимущественно ударили на один взвод гусарского эскадрона и может быть окружили бы его совершенно, но вовремя поддержанные своими соседями, осетинами, гикнувшими в шашки, — Мариупольцы с честью пробились сквозь неприятеля, осетины же погнали черкесов.
Отряд полковника Левиса, высланный 17 сентября с целью пресечения всякого сооб­щения на Софийское шоссе и перехватыва­ния неприятельских транспортов, имел близ деревни Луковиц серьезный бой с турецкой кавалерией. По этому поводу в донесении Ген.-Лейтенанта Крылова сказано: «Около 3-х сотен черкесов заняли позицию впереди деревни Луковиц; виден был большой зе­леный штандарт. Бывшая в авангарде сот­ня осетин заскакала во фланг, спешилась, залегла за каменьями и открыла фланго­вый огонь, а вторая сотня шедшая в голове авангарда, бросилась в шашки, черкесы не выдержали и бросившись за деревню при­остановились несколько за кладбищем; ког­да же осетины и подошедшая из резервов сотня кинулись в деревню, то черкесы, сор­вав свое знамя с древка, без остановки помчались за деревню Петравен. Осетины и вторая сотня преследовали их до этой деревни. Черкесы оставили на месте более 20 тел: оружие и лошади, оставленные чер­кесами розданы казакам».
18 сентября Командир Кавказск. брига­ды полковник Тутолмин пред сдачею брига­ды полковнику Свиты ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА Черевину имел счастие представиться Госу­дарю и ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО удостоил бри­гаду милостивой похвалы, распрашивая о трудной службе казаков и осетин.
20 сентября флигель-адъютант полковник Черевин принял бригаду.
Тогда же было объявлено бригаде, что Великий Князь Главнокомандующий исхо­датайствовал у Государя Императора раз­решения вызвать с Кавказа казаков и осе­тин для пополнения бригады.
27 сентября генер.-адьютант Гурко при­нял от генерала Крылова начальство над сводным кавалерийским корпусом, в кото­рый вошла и Кавказская бригада, и вплоть до Филиппополя она шла в авангарде от­ряда генерала Гурко. Под Телишем осетины были высланы вперед с целью уничтожить телеграф из Телиша на Софию, не доходя дороги, они были встречены огнем спешанных черкесов, отчасти турецкой пехоты, за­севших на опушке густого кустарника. Уведомив о том полковника Черевина, осетины спешившись завязали перестрелку.
На поддержку осетин была двинута пер­вая кубанская сотня.
16 октября князь Кирканов, подполковн. Кубанского полка, доносил Черевину:
«По приказанию Вашему я занял шоссе с 2 сотнями осетин, жду приказания от Вас, податься левым плечом, чтобы стать на шос­се тылом к Телишу».
31 октября была произведена рекогносци­ровка у Правда и Орхоние Балканских пере­валов начальником штаба 2 гвардейской пе­хотной дивизии генералом Паринцевым с 50 осетинами.
10 ноября во время 3-х дневного боя под Правцом и Этрополем обе сотни осетин, уси­ленные сборною сотнею из Владикавказско­го полка вошли в состав отряда Принца Александра Ольденбургского. Начальник бригады находился в том же отряде.
«В этом отряде произошло важное собы­тие, а именно высокая господствовавшая, над всею местностью гора Острома, была отнята у турок охотниками Преображенско­го полка и осетинских сотен. Дело это про­изошло следующим образом.
В отряде Принца Ольденбургского ро­дилась мысль о том, что недурно было бы вызвать охотников, чтобы нечаянным напа­дением завладеть орлиным гнездом. За охо­тниками дело не стало.
Осетинского дивизиона корнет Абисалов и с ним 10 человек осетин заявил о своем желании Начальнику бригады, который и доложил о том Принцу Ольденбургскому. Преображенцы с своей стороны выставили до 100 человек. Так составился отряд охот­ников, общее начальство над которым по­ручено было Преображенского полка штабс-капитану Рейтнеру 2-му.
Было уже далеко за полночь когда охот­ники выступили в путь. Благополучно добра­лись они до половины высоты, но изнемогли от трудного подъема, а между тем неда­леко было до рассвета. Сознание, что с пер­выми лучами солнца они будут обнаруже­ны, а потому и не сбудется их дело, придало новые силы охотникам. Снова полезли они на вершину и под кровом густого тумана зашли в тыл турецким окопам, подползли они шагов на 10 — и не единого неприятель­ского часового не оказалось перед ними, — турки спали; мгновенье было счастливое и дружный выстрел из винтовок потряс орли­ное гнездо.
Эта неожиданность ошеломила находив­шихся там турок и они кинулись бежать из развалин. Бежали ближайшие соседи, но видя, что пред ними не более как горсть людей, вовремя спохватились и успели увез­ти покинутое ими орудие. Тем не менее пе­ревал был занят и остался за охотниками.
С боязливым трепетом ожидали главные силы Принца Ольденбургского развязки де­ла своих товарищей. Недоступною казалась им Острома и сулила им на утро упорный бой за обладание ею.
Поэтому легко представить себе могучее ура, которым отряд приветствовал охотни­ков, когда они показались ему из своего уже «Орлиного гнезда».
23 ноября вся Кавказская бригада бы­ла собрана под Этрополем.
15 декабря авангард передового отряда Гурко спустился на Софийское шоссе.
По этому поводу генерал Раух в приказе своем обращаясь к отряду говорил: «Вам выпала почетная и славная доля: в голове наших победоносных войск спуститься со снежных высот Балканских, чтобы поразить врага в его неприступном убежище... Пой­дем же смело и браво вперед...»
Бригада очутилась в Софийской долине и 16 декабря отбила огромный обоз, шедший под прикрытием значительной турецкой кон­ницы, которая от первого удара бросилась наутек...
Казаки наседали шибко и врубились в ряды турецкой пехоты, захватив немало в плен.
Осетины были посланы в погоню за бежав­шею конницею и не ушла она от них — 14 тел, в том числе два офицера, оставлены на месте схватки. Было отбито 300 подвод и 600 голов скота. Турки наседали для от­бития этого обоза, так что для удержания противника генерал Черевин начал развер­тываться в боевой порядок и неприятель начал медленно отступать. Следом за ним двинулись осетины, завязали с его цепью перестрелку, которую продолжали до насту­пившей скоро темноты.
Ни единый всадник русской конницы не появлялся еще в Софийской долине в это время.
С 19 декабря бригада подчиняется гене­ралу Вельяминову.
23 декабря Кавказская бригада снова от­била обоз под Софией, с занятием кото­рой она немедленно была послана впере­ди отряда за отступавшими по всей линии турецкими войсками.
1 января 1878 года турки отступили к Базарджику. Генерал-адьютант Гурко, обог­нав передовые части Графа Шувалова, лич­но произвел рекогносцировку Базарджика под прикрытием своего конвоя, 2-х осетин­ских сотен. Осетины получили приказание сбить сторожевые посты неприятеля и в те­чение 2-х часов не прекращалась живая перестрелка с обеих сторон.
Наконец, около 5 часов пополудни гене­рал Гурко узнал, что части барона Криднера и Карцева подходят с севера, и желая дать время ближе подойти к Базарджику, решил прекратить действия на сегодня. Осе­тины остались на сторожевых постах у мо­ста через реку Марицу.
Турки не допустили окружить себя под Базарджиком, Сулейман решился отступить к Филиппополю. Темная ночь благоприятствовала отступлению турок, но осетины, составлявшие конвой генерала Гурко и сто­явшие на передовых постах, заметили уси­лившееся движение в городе, они донесли о том, что пожар увеличивается и, наконец, что неприятельские конные посты втягива­ются в город. Тогда Гурко двинул их по пятам турок, а вслед за ними пошел и аван­гард графа Шувалова под начальством ге­нерала Брока.
После 3-х дневного боя под Филиппополем часть армии Сулеймана-Паши броси­лась на юг, в Родопские горы; преследо­вать их было возложено на славную Кавказскую бригаду и она выполнила это трудное дело с полным самоотвержением, до­стойнейшим образом закончив этим подви­гом свою славную роль в этой великой войне. В рапорте Начальника западного отряда ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ Гос­подину Главнокомандующему действующей армией от 28 Января, по поводу этой экспедиции сказано: «Блестяще веденное пре­следование, несмотря на крайне неблагоприятные условия местности и времени го­да, веденное беспрерывно в течение 9 дней, без дневок и часто при полном отсутствии хлеба для людей и корма для лошадей, и крова для людей, достаточно говорит за доблести молодецкой бригады, всю войну пробывшей в авангардах».
По поводу этого похода Кавказской бри­гады капитан Германской армии Кардинал фон-Видерн говорит следующее: «Девяти­дневная экспедиция Кавказской бригады, ис­полненная среди зимы, в страшно гористой местности, в которой было возможно толь­ко медленное и трудное движение, при все­возможных лишениях, в пище, корме, жилье, составляет самое блестящее, наиболее энер­гично выполненное кавалерийское предпри­ятие за всю войну».
Война окончилась и осетины были отчи­слены от Владикавказского полка, с кото­рым так славно работали они от берегов Дуная до стен Стамбула.
Заканчивая свою боевую быль Кавказ­ской бригады, славный ее командир, пер­вый поведший ее с первого выстрела в этой войне на громкие подвиги полковник Тутолмин говорит следующее: — «Таким образом соединился Терско-Горский полк полковника Панкратова, разделенный в начале похода на две отдельные части. Нельзя было не сочувствовать этому соединению как для са­мих представителей, так и лично для Пан­кратова. Строгая необходимость военного времени принудила прибегнуть к разделению полка, но теперь тот же Панкратов приво­дил к седым дедам и отцам отважных мо­лодцов, врученных ему с полной верой в их услугу - Белому Царю, как говорили старики, отпуская своих внуков в турецкий поход и они вернулись с громкою славой, приобретая себе почет в единодушном от­зыве об их отваге всех, кто видел их в огне, от берегов Дуная до Царьграда».
- «С первого шага похода и до последне­го Кавказская бригада не выходила из пе-педовой цепи. Под пулями она сжилась и, не зная отдыха, под пулями дневала, под пулями и ночевала»...

8-го Августа 1878 года Осетинскому ди­визиону было пожаловано георгиевское зна­мя при следующем рескрипте:
«БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ МЫ АЛЕКСАНДР ВТОРЫЙ

Император и Самодержец
ВСЕРОССИЙСКИЙ, ЦАРЬ ПОЛЬСКИЙ,
Великий Князь Финляндский,
и прочая и прочая и прочая...


НАШЕМУ Осетинскому дивизиону Терско-Горско-конно-иррегулярного полка.
В ознаменование особенного МОНАРШЕ­ГО благоволения (7) НАШЕГО, за оказан­ные подвиги мужества и храбрости Осетин­ским дивизионом Терско-Горского конно-иррегулярного полка в делах с Турками в 1877 и 1878 годах, ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕ жалуем дивизиону сему Георгиевское зна­мя с надписью «за отличие в Турецкую войну 1877—1878 годов». ПОВЕЛЕВАЕМ: освя­тить жалуемое знамя, по установлению упо­треблять на службу НАМ и ОТЕЧЕСТВУ с верностию и с усердием Российскому воин­ству свойственным.

На подлинном написано:
«АЛЕКСАНДР»

Царское село 8-го августа 1878.8.»


Знамя это было торжественно освящено в г. Владикавказе в 1884 году, в присутствии представителей Осетинского народа и участников этого славного дивизиона. С торжеством вернулся на родину диви­зион. Многих он потерял на полях битв, но зато сколько новых веяний и впечатлений принесли на родину эти скромные охот­ники. Все они вспоминают этот поход, как лучшие дни в своей трудовой жизни посе­лянина. В честь некоторых джигитов, пав­ших в боях, составлены были бандуристами боевые песни, распеваемые и поныне..
Ввиду волнений в Чечне, сотня осетин охотников была двинута в отрядах Генерала Свистунова и Смекалова, для усмирения восстания Чеченского предводителя Алибека. В ту же кампанию одну сотню увел с собою под Каре поручик Ашахмет Али­ков.
В 1881 г. Скобелев, отправляясь в Текин­скую экспедицию вызвал к себе для лич­ного конвоя, и для ординарческой службы охотников осетин.
За все время этой продолжительной бо­евой службы офицерский состав состоял ис­ключительно из природных осетин.
В 1886 г. была введена общая воинская повинность для христианского населения Кавказа; магометане Кавказа были обложе­ны особым налогом, взамен натуральной по­винности.
Из горных племен Кавказа только пра­вославная Осетия была призвана в ряды армии - для сынов ее был учрежден Осе­тинский конный дивизион, являющийся для молодежи Осетии прекрасной школой их лю­бимого воинского дела.
Осетины магометане - (на 300 тыс. осе­тинского населения 25 тыс. душ магометан) - испросили себе также право на равных с православными осетинами началах нести воинскую службу.
3 ноября 1899 г. состоялость во Влади­кавказе торжество освящения ВСЕМИЛОТИВЕЙШЕ пожалованного Осетинскому конному дивизиону штандарта, в присутст­вии Начальника Кавказской Кавалерийской дивизии и других начальствующих лиц.
Освящение штандарта было совершено Епископом Владикавказским и Моздокским Преосвященнейшим Владимиром, много по­трудившимся за десятилетнее свое управле­ние Владикавказскою епархиею над духов­ным просвещением Осетии.
Чины дивизиона были приведены к присяге на верность и Начальник дивизии вручил штандарт коленопреклоненному Командиру дивизиона, последний — штандартному уря­днику.
Когда штандарт был пронесен вдоль фрон­та и поставлен на установленное место ди­визион молодецки прошел мимо своего На­чальника, весело отвечая на его привет. В тот же день Командир дивизиона Пол­ковник Лещинский издал следующий при­каз по вверенной ему части:
«3-е ноября 1899 года Гор. Владикавказ. Еще в старые времена осетины, теснимые в горах соседними племенами, стали мас­сами выселяться на плоскость, под защиту единоверной Великой России.
Укрепившись в урочище Моздок, куда они вынесли с собою святыню, чудотворную ико­ну Божией Матери, а также под Владикавка­зом, они стали уже навсегда верным оплотом против враждебных ей племен, в особен­ности во время нашествия Шамиля.
В 1877 г., в начале русско-турецкой вой­ны, осетины выставили на свой счет диви­зион охотников, которые за свою беспри­мерно честную и храбрую службу удостои­лись получить Георгиевское народное знамя, хранящееся ныне, за расформированием ста­рого дивизиона, по окончании войны, в доме Начальника области.
Во внимание к самоотверженной деятель­ности осетинского населения на пользу Ца­ря и общей родины, в Бозе почившему Импе­ратору Александру III угодно было снизой­ти к просьбе осетин допустить их к отбыва­нию воинской повинности наравне с прочими верноподданными Великого Императора Всея России.
Приказом по военному ведомству 1886 го­да осетины призваны на службу, составив сотню при Сунженско-Владикавказском пол­ку, а уже в 1890 году они выделены в отдель­ный осетинский конный дивизион, в коем мы имеем честь служить в настоящий день.
Не прошло семи лет, как дивизион был осчастливен новою Монаршею милостию: в 6-й день мая 1897 г. ГОСУДАРЬ ИМПЕРА­ТОР НИКОЛАЙ II даровал дивизиону свой штандарт, сегодня мне врученный.
Помните же, братцы, что дарованный нам штандарт - этот высокий знак Царской милости, должен быть для вас дороже жиз­ни. Им осеняет нас Наш Государь на вер­ную службу в мирное и военное время. Бу­дем его хранить, как драгоценный дар и да не посягнет на него дерзновенный враг!
Издревле в Осетии укоренился обычай не расходиться ни на какое дело, в поход и путешествие, не пропев сложившегося среди народа гимна Св. Георгию, незримо со­путствующему и осеняющему верующих в него на все честное и достойное воинов.
Пусть отныне Святой его облик, красу­ющийся на нашем штандарте, будет слу­жить нам всегда и везде напоминанием благословия Божиего, данной клятвы на вер­ность и путеволной звездой на славу наше­го дивизиона».
В этот день начальник дивизии имел сча­стие телеграммою на имя Военного Мини­стра повернуть к стопам ЕГО ИМПЕРАТОР­СКОГО ВЕЛИЧЕСТВА чувства беспредель­ной любви и преданности чинов дивизиона, на что последовал следующий ответ:
«ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР искренно бла­годарит чинов Осетинского конного дивизи­она за выраженные чувства.
Генерал Куропаткин».
ИХ ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЫСОЧЕСТВА Великие князья Михаил Николаевич и Ни­колай Николаевич на посланные им Коман­диром дивизиона всепреданнейшие телеграм­мы ответили;
«Поздравляю Осетинский дивизион с по­жалованием штандарта и благодарю за депещу. Уверен, что молодые осетины будут также верно и храбро служить под новым штандартом, как служили их отцы и деды под старым народным знаменем.
Михаил.»
«Сердечно поздравляю Осетинский диви­зион с Монаршею милостью. Уверен, что он всегда своей службой будет этого до­стоин.
Генерал-Адьютант НИКОЛАЙ».
Такова вкратце история боевой службы осетин в продолжение XIX столетия.


Г. Баев. "Боевая служба осетин".

 

 

 

 

 

 


Другие новости по теме:

  • Японская война
  • Вторая отечественная война
  • К сынам Осетии!
  • Примечания
  • Предав забвению унижения и защищая Россию...
  •  

     

     

     

    Просмотров: 6347 | Автор: admin | Дата: 17 ноября 2007 | Напечатать

     


     
         

     

     

     

    Каталог Осетии - ищете товар, услугу или определенную организацию? А может вы руководитель фирмы и хотите разместить информацию о ней?
    Здесь вы найдете все - http://каталог-осетии.рф

     
      Главная страница | Новое на сайте

    Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
    При использовании материалов гиперссылка обязательна!