Формирование населения Центральной и Южной Осетии » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

Формирование населения Центральной и Южной Осетии » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


:: Каменные драконы Алании


Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Каменные драконы Алании
:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Октябрь 2007    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

 

Архивы

Декабрь 2017 (1)
Июль 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

Формирование населения Центральной и Южной Осетии

Раздел: Осетия в XV - XVIII веках  

 
 

Центральная Осетия расположена в верховьях рек Ардона и Те­река. Ее территория включает Мамисонское ущелье, Зарамагскую кот­ловину, довольно большую Нарскую котловину с ее ответвлениями (ущелье рек Зругдон, Гуркумтиком, Джинат), Закинское и Трусовское ущелья, а также Кобинскую равнину близ Военно-Грузинской дороги, Некоторые исследователи всю эту территорию наряду с верхними районами Юго-Осетии считают Туалетией. При этом обычно ссыла­ются на автора исторической географии Грузии — Вахушти. Но, по Вахушти, центром формирования этнической общности туалов была только часть Центральной Осетии: Зарамагская котловина, Нарское> Зругское, Закинское и Касарское ущелья. Позже это наименование распространилось и на другие районы Центральной и Южной Осетии.

Однако ни один осетин из других районов Юго-Осетии не назовет себя туальцем, а скажет, что он «хусайраг», т. е. южанин из Юго-Осе­тии. Это же относится и к жителям Закинского и Турсовского ущелий, которые называют себя по имени своих ущелий — закинцы, турсовцы.

У осетин имя «туалы» прежде всего относится к жителям Наро-Мамисонского района — Туалгома (Туальского ущелья). Осетины этого района сохраняют особый говор, весьма близкий к джавскому наречию осетинского языка, распространенному в Юго-Осетии. В то же время жители Закинского и Турсовского ущелий, а также верховьев Большой. Лиахвы разговаривают на диалекте населения восточной Осетии. Воз­можно, что туальский говор, возникший в весьма изолированном Наро-Мамисонском районе, представлял собой в средние века отдельный диалект осетинского языка, какими, например, являются современные иронский и дигорский диалекты. После монгольского нашествия и оттес­нения алан-осетин в горы, когда в среду туалов влилось много новых поселенцев, разговаривавших на другом наречии, туальский диалект по­терял свои многие черты. Несомненно Вахушти именно поэтому пи­шет, что двалы, имея свой «древнедвальский» язык, говорят «на собст­венном осском». «Двальский язык», составлявший один из диалектов осетинского языка, не мог быть языком другой этнической группы, как это полагает В. Н. Гамрекели.

Первое упоминание о туалах как об одном из племен алан-осетин встречается в «Армянской географии». Однако В. Н. Гамрекели, оши­бочно принимая за туалов племена «талы», «валы», «уалы», встречаю­щиеся в трудах античных авторов Плиния Секунда и Клавдия Птоломея, относит появление туалов к I в. н. э. Не останавливаясь подробнее на этом вопросе, можно отметить, что, по данным этих древних авторов, племена, принимаемые .В. Н. Гамрекели за туалов (талы, валы, уалы), этнически были, вероятно, далеки друг от друга. Они были рас­селены на огромной территории, простиравшейся от Черного до Кас­пийского моря. Во всяком случае нет оснований утверждать, что эти племена населяли именно центральную часть Главного Кавказского хребта.

Нельзя согласиться и с другим положением В. Н. Гамрекели, в ко­тором отрицается идентичность туалов и осетин. На протяжении всей работы автор старается доказать существование двух самостоятельных народов — осетин и двалов. По его мнению, до XV в. двалы были пле­менем совершенно обособленным от осетин. В территориальном, куль­турном, административно-политическом и языковом отношениях двалы были нечто другое, чем «оси». В. Н. Гамрекели не учитывает ни све­дений античных и средневековых авторов, ни тем более данных архео­логии, доказывающих существование многих аланских памятников на территории Центрального Кавказа и, в частности, в горной Осетии.

Мнение Гамрекели не подтверждается и данными древнегрузинской исторической хроники. В таком известном грузинском историческом ис­точнике, как «Картлис Цховреба», нет ни одного упоминания о двалах — явное свидетельство того, что древнегрузинские летописцы не от­деляли двалов от осетин и считали их одним народом.

К сожалению, письменные источники умалчивают о времени посе­ления осетин-двалов на современной их территории. Но, как говорилось выше, языковая иранизация коренного населения в центральной части Главного Кавказа, в том числе в Центральной Осетии, закончилась в I в. н. э. Появление же алан в самых высокогорных районах Главного Кавказского хребта после гуннского разгрома подтверждается многими находками аланских могильников. Заселение аланами-осетинами Цент­ральной Осетии засвидетельствовано и рядом христианских памятников в частности Зругским храмом, датируемым X—XI вв.

Зафиксировано это и некоторыми грузинскими письменными источ­никами, среди которых особый интерес для нас представляет «Родо­словная хроника ксанских эриставов». Этот документ хотя и датирует­ся началом XV в., но описываемые в нем события относятся к более раннему периоду. В нем упоминается ряд существующих и ныне селе­ний Центральной и Южной Осетии, возникших задолго до монгольско­го нашествия. Достаточно отметить, что родоначальники ксанских эриставов были осетинами — выходцами из Нарской котловины. В дру­гом документе, «Рукописном автографе Иоанна-царевича», время появ­ления этих осетин в Ксанском ущелье относится к началу XIII в.

Таким образом, и археологические данные и письменные источни­ки явно свидетельствуют о том, что территория современной Централь­ной Осетии была населена предками осетин-туалов еще в период ран­него средневековья. Они опровергают необоснованное утверждение В. Н. Гамрекели, отрицающего факт пребывания алан-осетин в горах Центрального Кавказа до XV в.

Расселение осетин в Центральной Осетии после монгольского на­шествия хорошо выявляется при изучении этнографических материалов и фольклора. Особенно большой интерес в этом отношении представля­ют фамильные предания. Однако этот материал дает возможность судить только о притоке сюда последней волны алано-осетинской мигра­ции из предгорной равнины Северного Кавказа, относящейся к XV — на­чалу XVI в. и вызванной агрессией кабардинских князей. Наряду с пришлыми фамилиями, главным образом из Алагирского ущелья, в Центральной и Южной Осетии часто встречаются и коренные фамилии, сохранившиеся от прежнего населения алан-осетин. К их числу относят­ся, например, Бигулаевы из сел. Тоборза, расположенного по Воен­но-Осетинской дороге, напротив сел. Нижний Зарамаг, на правом бе­регу Ардона. В ряде преданий, записанных в 1930-х годах, рассказы­вается, что предки Бигулаевых, живя здесь веками, приютили многие осетин, прибывших сюда на поселение. Такое гостеприимство, напри­мер, было оказано ими предку фамилии Хетагуровых — Хетагу.

После Хетага в Туалетии обосновались родоначальники Хурумовых. и Туаевых — Хурум и Туа. Хурум, вышедший из сел. Архон, насильствен­но занял ущелье р. Цмидон, принадлежавшее Бигулаевым. На этой почве между ними в течение многих лет происходила борьба, получив­шая в народе название «война Бигулаевых и Хурумовых. Давность поселения названных фамилий здесь подтверждается не только народны­ми преданиями, но и многочисленностью потомков этих фамилий. По­томками Хурума являются также Газаевы, Кобесовы, Хосоновы, Маргоевы, Халаевы, Ильяевы. Вся Нарекая котловина заселена почти од­ной родственной группой Хетагуровых — потомками Хетага.

Выше мы говорили, что много фамилий средневекового рода Царазоновых находилось в Туалетии. Современные жители селений Ниж­ний и Верхний Зарамаг также считают себя потомками этого рода. Со­гласно преданию, записанному нами от 82-летнего Аузби Мамитова из сел. Верхний Зарамаг, одним из первых здесь поселился его предок Мамит, вышедший из сел. Нузал. От его потомков возникло много родст­венных фамилий — Мамитовы, Кайтмазовы, Текаевы, Сикоевы, Абоевы, Кудзаговы, составляющие население обоих Зарамагов. Все эти Уаллаг (Верхние) Царазоновы в случае внешней опасности приходили на по­мощь своим сородичам, жившим в Алагирском ущелье. Еще в XVIII в. в Касарском ущелье находился наблюдательный пост, через который из Нузала передавался на огромные расстояния сигнал тревоги жителям Зарамага. Селение Нижний Зарамаг было важным стратегическим пунк­том, об этом свидетельствуют сохранившиеся здесь развалины огромной средневековой крепости, называемой башней Зураппа Магкаева. В одном из преданий рассказывается, что войска шаха Аббаса, вторг­нувшегося якобы в Туалетию в 1614 г. через Касарский проход, не смог­ли взять Зарамаг и вынуждены были вернуться.

В 1783 г. в Верхнем и Нижнем Зарамаге насчитывалось 240 дворов, владевших небольшими участками земли. К 80-м годам XIX в. число дво­ров здесь уменьшилось вдвое, что объясняется выселением значитель­ной части горцев на равнину.

Рядом с Зарамагским обществом находилось Мамисонское, состав­лявшее одну из основных частей Туалетии. Территория расселения ма-мисонцев, простирающаяся по ущелью р. Мамисондон, имела особенно большую плотность населения. В 1783 г. в девяти мамисонских селе­ниях было 1304 двора, из них 210 дворов находилось в сел. Тибе. Это селение — центр Мамисонского общества — было одним из древ­них в Туалетии. Из него образовалось несколько выселков, в том числе сел. Нижний Тиб.

По преданию, записанному в XIX в., первыми поселенцами Тиба считаются Кучиевы, вышедшие из сел. Верхний Мизур, где сохрани­лась до сих пор их родовая башня. Кучиевы поселились здесь 300 лет назад. Вслед за Кучиевыми в Тиб пришли Боциевы, составлявшие наибольшее количество дворов и имевшие четыре родовые башни, среди ко­торых особенно выделялась наиболее древняя семиярусная боевая баш­ня. В Тибе жили также Икоевы, Багаевы, Тедеевы. Многофамильность была характерной чертой и для других селений Мамисонского общест­ва. Возможно, это объясняется постоянным притоком новых поселенцев и одновременно отливом коренного населения в районы Юго-Осе­тии и Западной Грузии.

Наряду с осетинскими по происхождению фамилиями в Мамисонском ущелье жили также потомки выходцев из Грузии. Так, например, потомками Мегрела считается многочисленный род Дарчиевых из сел. Лисри, который, по словам 70-летнего Антона Дарчиева, вынужден был покинуть родину, спасаясь от кровной мести.

К юго-востоку от Зарамага располагалось Нарское общества. В его состав входили кроме селений Нарской котловины также селе­ния, расположенные в ущельях Джинатдона и Зругдона. В селениях Нарской котловины жила одна родственная группа — потомки Хетага, о котором упоминалось выше. Легенда о происхождении Хетага впер­вые была записана в начале XIX в. и после этого много раз публикова­лась. В наиболее полном варианте она приводится в известном этногра­фическом очерке «Особа» Коста Хетагурова.

По преданию, Хетаг был младшим сыном кабардинского князя Инала, жившего за Кубанью. Приняв христианство, он бежал в горы Осетии, спасаясь от мести братьев — приверженцев ислама. В Нарскую котловину Хетаг добрался, по одной версии, через Стыр-Хохский перевал, а по другой — по Алагирскому ущелью. Время поселения его здесь определяется 10 поколениями, т. е. приблизительно XVI в. «Я, например, являюсь,— писал Коста Хетагуров,— одним из многочис­ленных членов десятого поколения и могу перечислить своих предков».

В истории Осетии это был тот период, когда кабардинские князья окончательно оттеснили алан-осетин с предгорной равнины в горы. Ко времени появления Хетага Нарекая котловина была, по-видимому, бро­шена прежними жителями-осетинами, которые, покинув свою суровую и труднодоступную страну, переселились на юг. Предки современных нарцев, как можно заключить по легенде о Хетаге, обосновались здесь не ранее XVI в. Центром Нарского общества, в которое входило 20 неболь­ших селений рода Хетагуровых, было сел. Нар, или Стыр-Нар (Боль­шой Нар), как оно называется в документах XVIII в. Отсюда проис­ходило заселение потомками Хетага Нарской котловины, ущельев Гуркумтиком и Джинатком. «Каждая семья, — писал Коста Хетагуров, — за­хватив известный район, селилась особняком и затем, разветвляясь по мере своего разрастания, за недостатком места в родовом поселении строила в возможной к нему близости новый отселок».

Во второй половине XVIII в. в Нарском обществе было около 175 дворов, но уже к 1884 г. здесь насчитывалось 305 дворов и 1951 житель. В это число входили и жители Зругского ущелья: Козаевы, Таугаевы, Хозиевы и Бираговы, жившие в своих фамильных селениях. По преданиям, все эти фамилии считаются выходцами из Алагирского ущелья. Они появились здесь не ранее XVI в. О центре Нарского общества — сел. Нар Коста Хетагуров писал, что «это селе­ние с окружающими его родственными отселками многие столетия служило законодательным центром и охраной народных традиций не только для Нарской котловины, но и для многих примыкающих к ней южных и северных ущелий».

К юго-востоку от Нара, на расстоянии около 15 км, находилось Закинское общество, состоявшее во второй половине XVIII в. из 12 не­больших селений, принадлежавших в основном отдельным фамили­ям. Некоторые из них (Кесаевы, Калоевы) занимали от 3 до 6 насе­ленных пунктов. Время поселения закинцев определяется также толь­ко по родословным преданиям. По сообщению 100-летнего Дохцико Кесаева (сел. Кесатикау), одними из первых в Закинском ущелье обо­сновались Битаровы и Кесаевы, владевшие до появления других фами­лий всей территорией этого района. Полуподземные склепы Битаровых (сел. Битартикау), относящиеся к средневековому периоду, свиде­тельствуют о том, что носителей этой фамилии, по-видимому, можно считать потомками прежних обитателей — алан. Потомками прежних насельников — алан — являются также Сазардтовы (по-осетински Сазаридта) и Галоевы (Галота), жившие, по словам того же Дохцико Кесаева, в Закинском ущелье до водворения здесь Кесаевых. По­следние связывают свое происхождение с огрузинившейся осетинской фамилией Херхеулидзе. Позднее всех в Закинском ущелье поселились предки Тамаевых и Калоевых. В преданиях говорится, что они вынуж­дены были наниматься в работники к коренным обитателям — Битаровым и Кесаевым, чтобы затем здесь обосноваться.

Поселившись в сел. Зригата, Сабо, Тапсико и Уардасау — сыновья Кало, жителя Алагирского ущелья, основателя фамилии Калоевых, — оставили после себя большое потомство, занимавшее во второй поло­вине XVIII в. примерно шесть селений.

Предки почти всех фамилий закинцев происходят из разных селе­ний Алагарского и Куртатинского ущелий. Так, из Куртатинского ущелья вышел родоначальник Абаевых — Тотербег, основатель круп­ного Закинского селения Абайтикау, в котором поселилось позже око­ло 20 разных фамилий, вышедших также в своем большинстве из Кур­татинского ущелья.

Закинское общество окончательно сложилось к XVIII в. Но мигра­ции его населения продолжались и в последующие века. Так, во вто­рой половине XIX в. значительное число закинцев переселилось в Моз­док. Центром Закинского общества считалось сел. Кесатикау. Но дела, касавшиеся членов одной родственной группы, разбирались обычно в главных фамильных селах. Через Закинское ущелье проходило не­сколько перевальных путей в сторону Южной и Северной Осетии. От­сюда, например, не трудно было попасть в Турсовское ущелье, находя­щееся у истоков Терека.

Турсовское ущелье наряду с Кобинской котловиной на Военно-Грузинской дороге можно считать частью Центральной Осетии, ее во­сточной окраиной. Вся территория Турсовского ущелья была заселе­на аланами-осетинами задолго до монгольского нашествия. Подтверждением этого могут служить памятники средневековья, в частности аланские кладбища «царциат» (селения Берозтикау, Абана, Шуатис), подземные склепы (сел. Реш), а также сообщения об этом в некоторых грузинских письменных источниках. Среди последних особенный инте­рес представляет «Хроника Ксанских эриставов». К памятникам этого же периода относится сирийско-несторианская надпись, найденная на­ми в 1957 г. на древнем кладбище около р. Шуатишидон в Турсовском ущелье. Надпись эта, составленная на иронском наречии датируется, по расшифровке Г. Ф. Турчанинова, 1326 г.

Однако предки современных фамилий осетин, как показывают эт­нографические материалы, поселились здесь уже в послемонгольский период, придя из соседних районов Северной Осетии.

Прежнее аланское население ушло из этих мест на юг во время нашествия Тимура. Новые пришельцы — предки современных турсовцев — обосновались здесь не ранее XV—XVI вв. По данным Вахушти, к XVII в. в Турсовском ущелье было 8 небольших селений, состояв­ших исключительно из пришлых фамилий.

В родословных осетин часто указывается точное название селе­ния или местности, откуда вышли предки тех или иных фамилий. Это обычно подтверждается наличием данных фамилий в местах преж­него обитания. Так, например, Туаевы (18 дворов) переселились а сел. Бурмасыг из сел. Шатат Мамисонского ущелья, где до сих пор живут их однофамильцы. Куртатинцы Хамицаевы, Шауталовы, Тотровы, Казиевы и др., обосновавшиеся в селениях Верхний и Нижний Деш в Турсовском ущелье, имеют однофамильцев в разных селениях Курта­тинского ущелья. В состав турсовцев особенно много влилось фамилий тагаурского происхождения, в частности из Даргавского ущелья. Бла­годаря удобному сообщению многие даргавцы перебирались в соседнее Турсовское ущелье, образуя здесь нередко целые селения, например Джимара.

В Кобинской котловине осетины несомненно поселились намного позже, чем в Турсовском ущелье. Многие современные селения (Базидан, Коби), расположенные на трассе Военно-Грузинской дороги, воз­никли не ранее XVII—XVIII вв. В то же время некоторые селения кобинцев — Мна, Окрокана — упоминаются в средневековой грузинской хронике. Основное население Кобинской котловины, формировалось главным образом из турсовцев и отчасти переселенцев из других мест Осетии. Во второй половине XVIII в. в сел. Верхняя Ухта были извест­ны фамилии Туаевых, Кобловых, Кусаевых, вышедших из Турсовского ущелья. Более поздними поселенцами среди кобинцев считаются Абаевы — выходцы из сел. Сба в верховьях Большой Лиахвы.

Изучение фамильных преданий южных осетин показывает, что предки их являются выходцами из Северной Осетии и что они появи­лись в местах современного обитания не ранее XVI—XVII вв. Преж­ние же жители этих мест спустились в равнинные районы Грузии и растворились там среди коренного населения. Можно назвать десятки фамилий, носители которых теперь считаются грузинами, но помнят, что предки их были осетинами: Хетагури (Хетагуровы), Хубулури (Хубуловы), Казишвили (Казиевы).

О времени переселения осетин на юг существуют разные мнения среди дореволюционных и советских исследователей. Некоторые доре­волюционные авторы датируют переселение осетин на юг III в. н. э. Советские историки Г. А. Кокиев и Б. В. Скитский связывают пере­селение осетин с нашествием гуннов (IV в.). Археолог Е. Г. Пчелина и известный иранист акад. Г. С. Ахвледиани приурочивают появление Осетин на современной территории Юго-Осетии к VI—VII вв.

Специальную работу по данному вопросу написал 3. Н. Ванеев, Он совершенно правильно подчеркивает, что «эмиграционные процес­сы из Северной Осетии на юг начались с древнейших времен», но со­временные осетины из Южной Осетии «не являются потомками преж­них юго-осетин». На основании фамильных преданий 3. Н. Ванеев при­ходит к выводу, что и современные юго-осетины живут в Юго-Осетии четыре-пять столетий, т. е. переселились сюда в XV—XVI вв.

В последнее время вопрос о переселении осетин на юг сделался предметом специального исследования некоторых историков и этногра­фов Грузии. Проф. Д. В. Гвритишвили, опираясь в основном на автора XVIII в. Вахушти, отрицает тождество двалов с осетинами и приурочивает пере­селение последних на юг только к послемонгольскому периоду. Этой же точки зрения придерживается и Г. Д. Тогошвили. Наиболее аргумен­тирован такой взгляд в работе А. Н. Гамрекели.

В средние века аланы-осетины уже занимали всю высокогорную и среднюю полосу южного склона Главного Кавказского хребта, В. И. Абаев утверждает, что топонимика имеет «грузинский облик» только в низменных местах Юго-Осетии, в горных же районах Юго-Осетии, как и по всей горной Осетии, многие топонимические названия не поддаются объяснению при помощи грузинского и осетинского язы­ков. Наиболее древними районами заселения в Юго-Осетии являются бассейны рек Большой Лиахвы, Громулы, и Джорджари в Кударском ущелье.

Это подтверждается не только данными археологии и этно­графии, но и наличием здесь отдельного джавского наречия, имеющего «глубокие фонетические различия с североиронским диалектом осетин­ского языка». Акад. Г. С. Ахвледиани усматривает в нем даже са­мостоятельный диалект, называя его условно «двальским».

Известно, что арагвские эристави были осетинами, вышедшими в 1407 г. из юго-осетинского селения Ванети, возникшего несомненно в глубокой древности в бассейне р. Большой Лиахвы. Все это является веским доказательством того, что территория современной Юго-Осе­тии была заселена осетинами в период раннего средневековья.

С XIV—XV вв., когда аланы-осетины под напором феодальной Дабарды вынуждены были окончательно покинуть предгорную равни­ну Северного Кавказа и уйти в горы, начался новый и последний мас­совый переход осетин на юг. Частичная миграция осетин сюда продол­жалась вплоть до середины XVIII в., т. е. до присоединения Осетии к России, когда перед горцами открылась возможность выхода на рав­нину Северного Кавказа.

Одним из крупных центров формирования южных осетин был бас­сейн Большой Лиахвы, населенный наиболее многочисленными и ста­рыми фамилиями Юго-Осетии. Здесь много родовых групп (Цхурбаевы, Гаглоевы, Санакоевы, Харебовы, Хубуловы), предки которых были исконными обитателями этих мест. Время поселения их здесь, по фа­мильным преданиям, определяется десятью поколениями, что подтверж­дается иногда и письменными источниками. Так, Харебашвили (Харе­бовы) и Цховребашвили (Цхурбаевы) упоминаются в одном из грузин­ских документов, относящихся к 1672 г. Более того, родоначальник Харебовых — Хареб наряду с основателем фамилии Бибиловых —Биби упоминается в «Хронике Ксанских эриставов», что свидетельствует о принадлежности их к коренному аланскому населению.

К другим крупным родовым группам, занимавшим довольно боль­шое число фамильных и смешанных по составу селений, относятся так­же Хубуловы, происходящие от одного предка — Хубула, коренного жителя этих мест. От потомства Хубула образовалась большая родственная группа: Джиоевы, Гассиевы, Остаевы, Кокоевы, Магкоевы, Карсановы, Бабатаевы, жившие в Джавской котловине. Центром этих родственных фамилий было сел. Гуфта, где они ежегодно отмечали день своего родового покровителя — «Гуфтайы дзуар».
Коренным жителем считается и предок многочисленного родствен­ного коллектива Гаглоевых — Санакоевых — Урызмаг. Эти фамилии воз­никли в одном из ответвлений Джавского ущелья — Уанеле. Согласно преданию, записанному нами от 80-летнего Тембола Санакоева (сел. Дзау), Урызмаг жил в уанельском селении Кусджита. После ссоры между родственниками Санакоевы перешли жить в сел. Дзау, а Гаглоевы остались жить на прежнем месте, т. е. в Кусджита. В настоящее время в сел. Дзау Санакоевы составляют более 400 дворов, почти столько же составляют и Гаглоевы. От этих фамилий произошло не­сколько больших родственных коллективов (Габараевы, Джиоевьг, Шушаевы и др.), занимавших значительное количество однофамильных: селений в Джавской котловине.

Заселение осетинами верховьев Большой Лиахвы происходило в основном мелкими родовыми группами, большинство которых возникло гораздо позже, чем фамилии, жившие в низменных местах Джавского ущелья. Все это говорит о том, что состав населения в высокогорных районах постоянно менялся и в послемонгольский период. На место осетин, уходивших в долины, предгорные и равнинные районы Гру­зии, приходили новые поселенцы из Северной Осетии. Территория рас­сматриваемого района изрезана неглубокими ущельями, в которых осетины селились обычно мелкими родовыми группами. Например, в ущелье р. Дзомагдон, притока Большой Лиахвы, были небольшие фа­мильные селения Плиевых (селения Сомих, Саджшкурф), Дзугаевых (сел. Уаллагкау) и Джикаевых (сел. Дзомаг). Из этих селений более древним, по-видимому, следует считать Дзомаг, давшее наименование всему ущелью.

Селение Сомих, в котором жили Плиевы, было основано рядом со средневековым селением, которое местные жители называли Сомихыкау, что в переводе с осетинского означает «Армянское село». Здесь сохранились остатки жилых построек и древнее кладбище, на котором в 1961 г. нами были найдены плохо сохранившиеся грузинские надпи­си на двух надмогильных камнях, последние несомненно имеют более позднее происхождение. Скорее всего здесь находилось алано-осетинское селение, покинутое его обитателями в период монгольского нашествия. Появление современных фамилий относится к разным периодам. Предок Дзугаевых, например, считается выходцем из сел. Урсдон Алагирского ущелья, где жили до недавнего времени их однофамильцы. Наиболее ранними поселенцами Дзомага являются Джикаевы, фамилия которых образовалась в этой местности. Плиевы явились сюда сравни­тельно недавно из соседней Рукской котловины, расположенной восточ­нее Дзомагского ущелья. Эта котловина населена в основном той же большой фамилией Плиевых, предок которых принадлежит к коренным обитателям этих мест. Остальные фамияии сел. Рук, в том числе Томаевы, вышедшие из сел. Кора в Куртатинском ущелье, обосновались здесь позже. Однако уже в документах, относящихся к середине XVIII в., встречается первое упоминание о Томаевых, участвовавших в войне на стороне Грузии. Формирование населения Сба и Урс-Туалта, располо­женных восточнее Рукской котловины, у самых истоков Большой Лиахвы, происходило также главным образом из осетин северных районов. Ущелье Сба заселяли в основном Абаевы, жившие в своих трех неболь­ших фамильных селениях, возникших не ранее XVI—XVII вв. Согласно преданию, Абаевы считаются выходцами из сел. Кора в Куртатинском ущелье. Однако, как отмечалось, носители этой фамилии живут и в дру­гих местах Северной Осетии, в том числе в соседнем Закинском ущелье. Поэтому, возможно, что Абаевы и родственные им фамилии, например Зораевы, переселились сюда непосредственно из Закинского ущелья. Следует отметить, что в «Хронике Ксанских эриставов» Сба не упоминается, тогда как названия соседних районов (Рук, Згубир, Урс-Туалта) уже встречаются. Объясняется это, видимо, тем, что ущелье Сба, отли­чавшееся большей труднодоступностью, было освоено гораздо позже в послемонгольский период. В «Хронике Ксанских эриставов» особенно часто упоминается местность под названием «Магран-Двалетия» (по-осетински Урс-Туалта), (находящаяся восточнее Сба, у самых истоков Большой Лиахвы. Однако современные жители Урс-Туалта — это потом­ки осетин, выселившихся из Северной Осетии после монгольского наше­ствия. Самыми ранними поселенцами здесь считаются Бегизовы из сел. Едыс. Согласно преданию, записанному в 1939 г. от известного сказите­ля Осетии Давида Бегизова (сел. Едыс), время появления этой фамилии в Урс-Туалте определяется 12 поколениями. Бегизовы переселились сю­да из сел. Хынца Даргавского ущелья. В предании говорится, что посе­лившиеся в Урс-Туалте первыми Сауджины и Ахан Бегизовы нашли эту местность совершенно необитаемой. Это свидетельствует, видимо, о том, что еще до прихода новых поселенцев прежнее население Урс-Туалта — аланы-осетины — покинуло свою страну и спустилось в долины Грузии. Из семи селений урстуалтцев в трех жили отдельные фамилии -Галуевы (сел. Галуатикау), Слановы (сел. Бритат) и Тибилоовы (сел. Далаг-Ерман). Более древними селениями здесь являются Ерман, упо­мянутое в «Хронике Ксанских эриставов», а также Едыс, составляв­шее центр урстуалтцев. В этих селениях живет много фамилий, вышедших из Центральной и Северной Осетии, — Туаевы, Джельдиевы (Мамисонское ущелье), Габуевы (Алагирское ущелье), Фарниевы, Караевы (Куртатинское ущелье) и т. д. К коренным фамилиям относятся Слано­вы, Тибиловы и Дзесовы, возникшие непосредственно в Урс-Туалте.

Заканчивая описание формирования населения Джавского ущелья, нельзя че упомянуть о сел. Тли, известном находками кобанской куль­туры. Оно находится наряду с поселками Висто и Абаза в ущелье р. Тлидон, притока Большой Лиахвы. Все эти селения составляют фа­мильные селения Маргиевых, потомков выходца из Северной Осетии.

Одним из древних центров формирования Юго-Осетии является также Кударское ущелье, или просто Кударо (р. Джоджари). Оно близ­ко примыкает к Туалетии, поэтому большинство населения здесь при­надлежит к туальским фамилиям. Среди туальцев особенно много мамисонцев, заселявших издавна Кударо большими группами. Наиболее многочисленными из них являются Наниевы, Багаевы, Челдиевы, занимав­шие нередко несколько однофамильных селений. Например, большое селение Накрепа населено Наниевыми, потомками мамисонца из сел. Тиба.

Согласно преданиям, записанным нами, первыми поселенцами Кударо были Челдиевы (сел. Надарваз), выходцы из того же Мамисонского ущелья. Наряду с мамисонцами в Кударском ущелье обосновались пере­селенцы и из других мест Осетии. К ним, например, относятся Качмазо­вы и Алборовы. Качмазовы живут в ущелье Кеселта в трех фамильных селениях, в которых насчитывается более 30 дворов. Они являются по­томками Бисолтана Кайтмазова, выходца из сел. Зарамаг. Спасаясь от кровной мести, он покинул родину и обосновался в Кударо под фамили­ей Качмазова. От потомства Бисолтана образовались новые фамилии — Джусоевых и Туриевых, носители которых живут ныне в разных районах Осетии и Грузии.

Довольно многочисленны среди кударцев и Алборовы (сел. Надар­ваз), потомки алагирца из сел. Луара. Предания связывают с Алагирским ущельем происхождение и некоторых других кударских фамилий. В одном из них, записанном нами, рассказывается о переселении в Ку­даро трех братьев — Зассе, Хуга и База, живших в сел. Верхний Мизур. Они покинули свое село после того, как оно было разорено в результа­те какого-то вражеского набега. Кударо они застали безлюдным. Обосно­вавшись здесь, они разделили его на две части, в одной из них поселил­ся Хуга, в другой — Зассе и База. От этих братьев образовались три фамилии — Хугаевы, Зассеевы и Базаевы, считающиеся, по словам нашего информатора, одними из первых поселенцев Кударского ущелья. После этого сюда стали переселяться Качмазовы, Алборовы, Теблиевы. Всего здесь обосновалось 17 фамилий, вышедших из Северной Осетии. Таким образом, согласно преданиям, Кударо населялось преимуществен­но мамисонцами и алагирцами. Предки современных кударцев появи­лись здесь не ранее XV—XVI вв. Выходцы из Кударского ущелья стали обосновываться и в соседних районах, в частности в ущельях рек Паца и Квирили. Здесь возникло, например, много селений Багаевых, потом­ков мамисонца из сел. Тиб, живших какое-то время в Кударо.

Наиболее поздними поселенцами в Юго-Осетии считаются так на­зываемые ксанские осетины (чысан), живущие в ущельях рек Меджуды и Лехуари. Они разговаривают на особом ксанском наречии, мало от­личающемся от иронского. Это говорит о том, что ксанские осетины, формировались в основном из иронцев, живших в высокогорных районах Южной и Центральной Осетии. Гонимые земельным голодом и нище­той, они переселялись оттуда на юг, в предгорные районы. Время пере­селения осетин в долину р. Ксани относится приблизительно к XVIII в. В состав южных осетин входят также жители верховьев Ксани и Арагвы — дзимрские и кудские осетины. Живя в весьма труднодоступ­ных горных ущельях, каждая из этих групп занимает не более семи небольших, большей частью фамильных, селений. Эти осетины происходят .в основном от куртатинцев и тагаурцев, что подтверждается и сходством их наречий.


Б. А. Калоев. Осетины.

 

 

 

 

 

 


Другие новости по теме:

  • Осетины-иронцы
  • Осетины-дигорцы
  • Заселение осетинами предгорьев Северного Кавказа
  • Поселения Осетин
  • К вопросу о Двалах. Территория Двалетии
  •  

     

     

     

    Просмотров: 9413 | Автор: admin | Дата: 14 октября 2007 | Напечатать

     


     
         

     

     

     

     
      Главная страница | Новое на сайте

    Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
    При использовании материалов гиперссылка обязательна!