ГЕРМАНЦЫ И АЛАНЫ: О РАЗРУШЕНИЯХ В ПРИАЗОВЬЕ В 236-276 ГГ. Н.Э. » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

ГЕРМАНЦЫ И АЛАНЫ: О РАЗРУШЕНИЯХ В ПРИАЗОВЬЕ В 236-276 ГГ. Н.Э. » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


 ::

 

Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Каталог Осетии (объявления)

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Октябрь 2007    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

 

Архивы

Июль 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)
Август 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

ГЕРМАНЦЫ И АЛАНЫ: О РАЗРУШЕНИЯХ В ПРИАЗОВЬЕ В 236-276 ГГ. Н.Э.

Раздел: История алан  

 
 

Примерно в середине III в. н.э. в степях Восточной Европы и Северного Кавказа от Урала до Дуная разразилась настоящая катастрофа, приведшая к полной перекройке этнополитической карты огромного региона. Благодаря археологическим исследованиям последних десятилетий ее картина становится все более и более впечатляющей. Аргументированного объяснения этим переменам в литературе пока не дано. Запустели многие ранее наиболее заселенные кочевниками регионы - верховье и правобережье низовьев Дона, Прикубанье, Центральная Украина, Молдавская Лесостепь. Остатки прежних кочевников отчасти бегут на север - в Поволжскую Лесостепь (Матюхин, 1992: 155), в Башкирию (Скрипкин, 1984: 106-107). Напротив, в Крыму и под Одессой обосновываются новые группировки, вытесненные с востока. Сильно уменьшилось население Южного Приуралья (где во II-III вв. существовала мощная группировка, культурно тесно связанная с Хорезмом и Кангюем). Можно было бы подумать, что все это тесно связано с изменениями климата (свидетельство Аммиака о том, что группировки "аланов" в III-IV вв. н.э. кочевали на больших расстояниях друг от друга: Amm. Marc. Res Gestae, XXXI,2, 17). Однако этому противоречит тот факт, что во многих случаях запустели именно самые плодородные во все времена пастбищные угодья.
Последним правителем Боспора перед длительным периодом внутренних смут и варварских вторжений 239-276 гг. был Иненсимей (234-239) (сарм. "Имеющий большую храбрость"), которого есть много оснований считать узурпатором из кочевой среды. Редкое имя и тамга этого царя аналогичны таковым у одного их правителей сарматов Западной Украины 70 - 80-х гг. I в. н.э., чеканившего монету в Ольвии. Тамги родственников Иненсимея Боспорского присутствуют, в отличие от остальных боспорских царей, в степных святилищах и на зеркалах сарматского типа в разных частях Степи (Яценко 1992: 196-197). Интересно, что параллельно с ним, в Риме, правил первый император варварского происхождения Максимин (235-238); его матерью была кочевница-аланка Габаба, а отцом "гот", точнее гет (lul. Kapit. Duo Max., I; Баран, Гороховский, Магомедов 1990: 42). Царствование обоих закончилось трагически, после чего и в Риме и на Боспоре наступил длительный период смут. Около 239 г. от неких варваров неожиданно погибла Горгиппия - самый восточный город Азиатского Боспора. В междуцарствие в государстве 2 года (239-241) не чеканилась монета (Алексеева 1988: 83).
К началу 40-х годов III в. письменные источники фиксируют к западу от Днепра новую мощную группировку "аланов", которая, видимо, уничтожила большинство прежнего кочевого населения региона (ср.: Гудкова, Фокеев, 1984:92; Курчатов, Чирков, 1991: 145; Симоненко, 1994; 17) и выступила активным союзником соседей-германцев. В 242 г. н.э. впервые со времен Маркоманнских войн "аланы" наносят крупное поражение войскам Гордиана III во Фракии (lul. Capit. Gord., Ill, 43, 4). И позже, в 270-273 гг. они сражаются с римлянами на Дунае в союзе с готским королем Каннабой (Vopisc. Avrel., 22). Аланы 1 степей Буджака названы "аланами европейскими" рядом с костобоками (Amm. Res Gestae. XXII, 8, 42), а их страна - "Аланией" (Oros. Hist. adv. pag., 1, 2, 53). В целом нет никаких оснований связывать разрушения ольвийской округи именно и исключительно с "готами"2 Даже в составе сильной "державы Германариха" во 2-ой пол. IV в. положение части "европейских" аланов было, видимо, весьма привилегированным. (Ср., например: в 376 г. аристократ с иранским именем Сафрак назначен вместе с готом Алафеем регентом малолетнего короля грейтунгов Витериха; дальнейшее сотрудничество этой группы аланов с грейтунгами (Amm. Res gestae, XXXI, 3,3 и 12, 2 и 12, 17).
К середине III в. н.э. в Крыму гибнет бывшая Малая Скифия, а на ее территории появляются могильники новой волны "аланов", явно пришедших сюда с Северного Кавказа (могильники типа Дружное) (Айбабин 1990: 65-66; Храпунов, Мульд, Хайретдинова 1994: 195). Сегодня больше оснований полагать, что столица Скифии - Неаполь была разрушена во 2-ой четв. III в. "аланами" (Зайцев 1995: 10, 22). Эта группировка сразу же после появления в Крыму активно включается в мировую политику. Так, в 260 г. после пленения императора Валериана персидский Шапур I счел необходимым из всех европейских народов известить о триумфе лишь "тавроскифов". Последние в ответ предложили сыну пленного императора военную помощь для его освобождения (lul. Kapit. Duo Avrel., 7). Показательно, что крымские соседи аланов (германцы и боспорцы) в это время проводили антиримскую политику. Антиперсидский настрой "тавроскифов" естественен, учитывая их недавний приход из вовлеченного в противодействие экспансионизму Арташира I Предкавказья. Центральный Крым, присоединенный к Боспору после победы Савромата II в 193 г., был, несомненно, потерян, отчасти потому, что были истреблены жившие там боспорские подданные - сарматы и поздние скифы. Но с конца III в. н.э. основным военным союзником боспорских царей стали именно обитавшие непосредственно на границах Европейского Боспора "савроматы" (Konst. Porth. De adm. imp., I, III, 244-254), а сам Боспор именуется "страной боспорианцев и савроматов" (там же).
Германцы после сер. III в. проживали на южных склонах Крымских гор. Можно думать, что они участвовали в разгроме Малой Скифии, хотя не смогли закрепиться на ее территории (ср.: Мыц, 1989: 78-79; Казанский, 1991: 56-57). Эти германцы не относились к "готам" в узком понимании, т.к. их культура не связана ни с ранней готской (вельбаркской), ни с более поздней черняховской (с сер. III в.). Видимо, здесь расселились евдусиане (Казанский 1991: 56-57) и, возможно, герулы (Sincell, 717) или бургунды (Шаров 1991). Интересно, что готы короля Филимера до ухода в страну Ойум (находившуюся, вероятно, между Днепром и Днестром (Баран, Гороховским, Магомедов 1990: 54-56) имели кратковременно "первое расселение ...около Меотийского болота" (Jordan. Getica, 38, 39). Сегодня археологически выявлен только один район расселения германцев в Приазовье - Юго-Восточная часть Горного Крыма. После столкновения у Меотиды с неким народом спалов готы "завязав сражение, добиваются победы", но не поселяются в их земле, а " спешат (почему? -Я.С. ) в крайнюю часть Скифии, которая находится по соседству с Понтийским морем", т.е. в Ойум (lordan. Getica, 28). Речь, несомненно, идет о сатархах-спалеях - оседлом уже сарматском этносе, пришедшем с востока (Plin. NH, VI, 23) и обитавшем до прихода готов в степном Крыму (ср.: Ольховский, 1981:56). Вывод о проживании их на Кавказе основан на буквальном понимании путаных поэтических образов Валерия Флакка (ср. Десятчиков, 1973: 137; Place. Argon., VI, 145). Судя по письменным источникам, сатархи (включая спалеев?) занимали значительную часть территории Крыма. То, что группировка Филимера не осталась в Таврике, а отступила на запад, видимо, объясняется давлением конкурентов - других групп германцев и аланов.
Принято думать, что разрушение Танаиса в сер. III в. не было выгодно "сарматам" (Скрипкин, 1984: 106). Такой аргумент мог бы " работать", если бы племенной состав номадов в это время не менялся. Однако в действительности именно около сер. III в. на Нижнем Дону появляются кочевники юго-восточного происхождения, которые занялись здесь господствующий позиции. При них в донских степях "сразу меняется весь культурно-археологический комплекс" (Безуглов, 1990: 82). Одним из важнейших его элементов являются специфические "Т-образные" погребальные катакомбы. На Дону могилы прежнего кочевого населения в III-IV вв. довольно бедны, богатством отличаются лишь катакомбы пришельцев. Последние явно овладели не только кочевьями Нижнего Дона, но и Ставропольем. "Т-образные" катакомбы изредка доходят "шлейфом" до бассейна Орели и Самары на левом берегу Днепра, т.е. до владений "готов" (черняховской культуры, проникшей в Преднепровье одновременно) (Бузуглов, Захаров 1988: 21; Безуглов 1990: 85; Мошкова 1994: 20). Именно такую ситуацию имеет в виду Орозий, помещая европейскую (к западу от Дона) часть Алании восточнее Дакии и Готии (Oros. Hist, I, 52; этот труд написан в 417 г. явно с опорой на сведения III-IV вв. (Рис.1).
Однако основным районом концентрации "Т-образных" подкурганных катакомб III-IV вв. является Центральное Предкавказье (Средний Терек). Именно отсюда, по единодушному мнению сарматологов, происходила экспансия новых пришельцев. Но "Т-образные" катакомбы и здесь стали массовым явлением лишь к cep.III в. н.э., появляясь эпизодически с сер. II в. н.э. В сер. II - нач.III вв. в этом районе на "позднесарматской" основе вызревала этнополитическая общность, которая в данное время никак не отражена в письменных источниках. В контактной зоне горцев с кочевниками возникают несколько крупных прото-городов - ремесленных центров, подобных Зилги (см., например: Аржанцева, Деопик 1989: 97-99). Именно с этим объединением можно связать и появление монетной чеканки на Северном Кавказе. С начала III в. от округи Горгиппии (основной район концентрации) до Центрального Предкавказья и Танаиса входят в обращение "варварские подражания" денариям Марка Аврелия. Они использовались "варварами" в пограничной полосе с античными государствами (Боспор, Иберия) для внешней торговли (Малашев 1994: 50). Большинство исследователей связывает чеканку подражаний с "аланами" (см., прежде всего: Шелов 1973: 194; Виноградов 1982: 25-26).
Между тем, аналогии "Т-образными" подкурганным катакомбам в более раннее время известны в Средней Азии (Габуев 1986: 7-8, 20; Simonenko 1995: 353) и конкретно - на территории крупнейшей "кочевой империи" Туркестана - Кангюя в бассейне Сырдарьи (ср.: Заднепровский 1994: 59-60; Заднепровский 1994а: 25). Немало общих черт и в материальной культуре кочевников Предкавказья и Кангюя (см., например: Берлизов, Каминский 1993: 94).
"В начале III в." аборигенное население запада Центрального Предкавказья уходит в горы от новых врагов (Абрамова 1986: 16), а дружинные могильники сираков (?) Средней Кубани были повсеместно заброшены (Ждановский 1985: 2, 17). В Центральном Предкавказье интересующая нас группировка вскоре фиксируется письменными источниками разных стран. Новых "аланов" к северу от лазов и гениохов знают авторы "Певтингеровой карты", причем сведения эти, видимо, относятся еще к первой редакции 1-ой пол. III в. (упоминание рядом аспургиан и др.) (Тав. Peuting., segm IX). Новую страну Аланию рядом с Иберией и Дарьяльским перевалом упоминает между 276-282 гг. надпись главного иранского жреца Картира (Луконин 1979: 19). "Отечество аланов" локализует там же Равеннский аноним VII в., опиравшийся на сведения IV в. Исходя из письменных источников и современного состояния археологических исследований (которые, на мой взгляд, полностью, подтверждают этнокарты Аммиана и армянских историков) (Рис.1), группу "аланов", которая совершала в III-IV вв. походы одновременно до Керченского пролива, Армении и Лидии (Amm. Res Gestae, XXXI, 2,17) можно сопоставить только с могущественными кочевниками Центрального Предкавказья. Гончарная керамика, произведена в Предкавказье, низовьев Волги и Дона. Подобное преобладание можно объяснить политическими причинами, а не только пресловутым "кризисом экономики Рима и Боспора".
Вернемся к ситуации в Приазовье. С рубежа 70 - 80-х годов в литературе господствует версия, согласно которой гибель около сер. III в. землевладельческий поселений вплоть до Ставропольской возвышенности на востоке 3, и названные выше миграции номадов связаны с появлением в Приазовье германцев ("готов"). Этим разрозненным группам лесных земледельцев из Скандинавии, Дании и Средней Германии многие исследователи теперь приписывают небывалые военно-политическое могущество в Приазовье и смелые рейды в 30-40-х годах III в. вглубь непривычных им засушливых степей Сала и Прикубанья. Другая версия, преобладавшая ранее, связывала разрушения в Приазовье с активностью "сармато-аланских племен". Ее придерживались и ведущие исследователи-античники (Кругликова 1966: 13, 16-17; Шелов 1972: 302, 304). (Аргументы И.Т. Кругликовой в своей основной части никем не опровергнуты и актуальны сегодня). Обе версии развития событий в их сложившемся виде сейчас вызывают немало недоуменных вопросов (в частности, они плохо вписываются в материалы, добытые сарматологией за последние 15 лет).
Решающий вклад в разработку "готской версии" внесло открытие Д.Б. Шеловым в 1972 г. в подвале "3" в Танаисе умбона германского щита. На сегодняшний день в слое танаисского пожара сер. III в. германские умбоны типа "Конин" и "Хорула" (Каргопольцев 1991: 59) найдены еще в трех постройках (помещения "КЕ" 1982/83 гг. и "КЖ" 1984 г., подвал "ЕЮ" 1989 г.). Они обнаружены вместе с вещами, упавшими вниз с 1-го этажа при пожаре. Принято думать, что это доказывает штурм города германцами. Однако, по справедливому замечанию Е.Л. Гороховского (устная информация, 12. 11. 1995, г. Киев), это свидетельствует лишь о том, что "готы" могли быть здесь союзниками осаждавших или осажденных. Сегодня ясно, что Танаис был разрушен позже, чем предполагалось - около 251/254 гг., в период, когда на Боспоре Рескупориду V, видимо, противостоял варварский "соправитель" с сармато-аланским именем Фарсанз ("Власть фарна"). В это время по всему Боспору зарывались монетные клады (Анисимов 1989: 129-130). После гибели Танаиса еще целое столетие (!) никаких следов контактов нижнедонских кочевников с германцами не прослеживается (Безуглов 1990: 82-83). Импорты от причерноморских германцев III-IVвв. известны лишь на новых скромных оседлых поселениях, оставленных в дельте Дона бывшими местными кочевниками II-III вв. (Гудименко 1991: 102; Гудименко 1993: 118-119), которые, видимо, находились под политической властью влиятельных тогда номадов Предкавказья (см. выше). Зато импорты от "черняховцев" документируются именно у тех групп кочевников, которые, якобы, "бежали от готов" на окраины Степи в Заволжье, в Поволжскую Лесостепь - (Скрипкин 1984: 106;Матюхин 1992: 156).
Новые хозяева устья Дона на рубеже III-IV вв. не были заинтересованы в восстановлении разрушенного Танаиса и окрестных городищ; жизнь на них едва теплилась, судя по отдельным грунтовым могилам Танаиса (Безуглов, Захаров 1989: 62-63) и Подазовского городища (Гудименко 1991: 102), монетам Рискупорида VI с Темерницкого (Ильин 1914: 169), отдельным монетам того же правителя и Фофорса из Танаиса (который был отчасти выставлен варварами лишь около 350 г.).
Важно отметить, что документированная на сегодняшний день военная угроза Боспору возникла первоначально на Азиатской его стороне, в районах, максимально удаленных от германских поселений и обращенных в глубь степи. В частности, серьезная опасность для Танаиса возникла за 17 лет до его разрушения, когда с 236 г. жители этого удаленного от Боспора города, в отличие от остального государства, были вынуждены пойти на "лихорадочное строительство и восстановление оборонительных сооружений" (Шелов 1972: 301). С 236 по 239 г. его возглавлял энергичный царский наместник из туземцев Хавразм с помощью римского архитектора (КБН, №№ 1249-1252). Однако ранее всего беда обрушилась на Прикубанье. В 239 г. пали Горгиппия и Раевское городище. Клады с боспорскими монетами до 239 г. чеканки найдены, кроме городов Боспора (что естественно), на независимых "варварских" землях Средней Кубани (Фролова 1996: 44). Никаких следов присутствия германцев на Азиатской стороне Боспора в III в. не обнаружено. Зато именно с сер. III в. в главном городе Азиатского Боспора фиксируется массовое проникновение новых групп "аланов" (Даньшин 1992: 13). В целом наличные факты говорят скорее в пользу предположения И.Т. Кругликовой о том, что резкое уменьшение владений Боспора в Азии и разгром ряда городов связаны с установлением в регионе гегемонии некой группы "аланов" (Кругликова 1966: 13). На Европейском Боспоре германцы в III в. н.э. также не оставили никаких заметных следов. В многочисленных сообщениях о походах варваров из Приазовья 254-275 гг. нет ни намека на насильственные действия "готов" на Боспоре. Наоборот, подчеркивается, что предоставление "скифам" боспорского флота (до 500 судов) с 254 г., союз с варварами и антиримская ориентация стали возможны, так как "по исчезновении царского рода во главе правления стали недостойные и презренные люди" (Zosim. Hist, nova, I, 31). Несомненно, речь идет о Рискупориде V, чье двусмысленное царствование, подчас - с 1-2 "соправителями" (претендентами на власть?) продолжалось с 241 по 276 г. (ср.: Фролова 1985: 30-31; Кругликова 1966: 17).
Если бы Боспорское царство целенаправленно разоряли между 240 и 255 гг. именно германцы как самостоятельная сила, то это нашло бы какое-то отражение в письменных и археологических источниках, в именах, в эпиграфике и, кроме прочего, больше пострадал бы расположенный близко к германским селениям Европейский Боспор. В действительности ничего подобного мы не наблюдаем. Около сер. III в. действительно был разрушен с соседней столицей Мирмекии, сожжены отдельные кварталы Пантикапея и т.д., однако, весьма вероятно, что это были последствия внутренних смут ("соправители" 253/ 254 и 275/276 гг.?). В 70-х годах боспорские владения на западе по-прежнему включали Феодосию (КБН №36). Правительство Рискупорида V (241-276) в целом контролировало ситуацию на Европейском Боспоре и на Тамани ("на Острове"). Вероятно, оно содействовало переселению жителей из окраинных районов, пострадавших от вторжений варваров. Так, население округи Горгиппии и позже - Танаиса, видимо, частично оказалось на другом берегу пролива - в Пантикапее (Даньшин 1986: 46-47), и, наоборот, пострадавшие жители Малой Скифии отчасти осели на Тамани (Емец 1991:43-44).
Германцы-готы как заметная сила в Причерноморье впервые упоминаются на Нижнем Дунае в 238 г. Петром Патрикием (угроза Танаису на другом конце северопонтийского региона возникла на 2 года раньше!). Однако даже ближайшие к ним античная Ольвия с сельской округой были взяты ими, скорее всего, лишь около 269-270 гг. (Гороховский, Зубарь, Гаврилюк, 1985: 26, 29-30, 36-37; ср.: Крапивина 1988: 9, 16). Приход готов в Приазовье ("для поселения": Iordan. Getica, 27), исходя из данных письменных и эпиграфических источников и анализа ситуации на Балканах и в Северо-Западном Причерноморье (где концентрировались германские мигранты), пока нет никаких оснований датировать раньше 251 г. (разгром готов в Мезии императором Децием). Позже, во 2-ой пол. III-IV вв. восточной границей поселений германцев были в Крыму район Судака, а в Приазовье - узкая полоса левого берега Днепра. Инициаторами первых морских походов варваров против Рима и Боспора были некие бораны (254 и 258 гг. (Zosim., I, 31-33),(Лавров 1997: 8)), которых многие исследователи всегда считали не германским, а иранским этносом (см. библиографию, например: Буданова 1990: 93). Действительно, бораны упоминаются только в Приазовье и никогда - западнее (в отличие от известных германских участников событий III-IV вв. ), они не участвуют в "общегерманских меропрятиях" (походы на Балканы в 259 и 268 гг.), а при планировании похода 259 г., как будто, противопоставлены германцам (Zosim., I, 34). Вполне вероятно, что "бораны" - это самоназвание крымских "аланов"4.
Походы боранов произошли сразу после гибели Танаиса и предполагаемой усобицы на Боспоре. Участники последующих морских экспедиций на юго-восток в 264 и 265 гг. неопределенно названы "скифами" (Pollion. Gallien, II, I; XII, 6). В составе похода из Приазовья на запад (на Балканы) в 268 г. были, возможно, лишь германцы: они ясно названы готами (Pollion. XIII, 6-10) и гелурами (Sincell, 717). Однако, когда в 275 г. вновь состоялся поход на юго-восток, в нем приняли участие не только готы (Буданова 1990: 102), но и разнопленные "многие варвары с Меотиды" (Vopisc. Tacit., XI1I, 2-3). Экспедиция была организована, когда на Боспоре одним из "соправителей" Рискупорида V стал Савромат IV, объявивший себя "другом римлян", а другим - Тейран (правил затем единолично в 277-278 гг. и занял проримскую позицию) 5. Вопреки всегдашней политике германцев, участники похода первоначально собирались оказать помощь Аврелиану в борьбе с персами (Vopisc, XIII). У нас есть и другое, весьма необычное свидетельство того, что аланы участвовали в походе 275-276 гг. и в вероятном походе 292-293 гг. (Харматта 1967: 205-206; Konst. Porth. De adm. imp., LIII, 244-251), которые в обоих случаях завершились у р. Галис (Ешиль-Ирмак). В самых ранних записанных текстах осетинского нартского эпоса важнейшие события истории предков (аланов) связаны именно с этим районом (крепость Хыз - у г. Амасей, степь Зилахар - у г. Токата: Хамицаева 1991: 68, 71; прим.2 и 7); в другие периоды аланской истории походы сюда не проводились.
Для понимания политических процессов, происходивших на Боспоре, принципиально важен анализ фамильных тамг новой аристократии. Сегодня датировка знаменитых богатых могил из Пантикапея (погребение "с золотой маской" 1837 г., погребение 1841 г., комплекс Е. Запорожского 1891 г.) несколько омоложена. Их относят к смутному времени 3-ей четв. III в. н.э. (Безуглов, Захаров 1989: 48-58). Ранние аналогии этим тамгам (сер.1 - нач.III вв.) происходят с Западной Украины, Нижнего Днепра и крымских предгорий (Яценко 1994: 187-188) 6. Это относится и к более поздним боспорским царям. Тамга клана будущего Рискупорида VI (319-342) на монете 319 г. (Драчук 1975: т. XI, №845) известна на сармато-аланском надгробии II-III вв. под Бахчисараем под центральной фибулой умершего (?) (Чореф 1975: р.1-2). Создается впечатление, что новая боспорская элита пополнилась сармато-аланскими беженцами с северо-запада, спасшимися в городах от вторжения германцев и новых "аланов". Боспорские цари рубежа III-IV вв. часто имеют сармато-аланские имена нового облика (Фофорс по Я. Харматте - Взрослый", Радамсад - "Самый благородный").
Проведенный нами анализ показывает, что версия о решающем вкладе в событиях в Приазовье 239-276 гг. германских мигрантов не соответствует известным сегодня археологическим, письменным и эпиграфическим источникам. Главным "нарушителем спокойствия" в регионе есть все основания считать господствующую на Среднем Тереке группировку кочевников. Судя по молчанию письменных источников, II- нач.III вв., первоначально эта группировка не проявляла самостоятельной военной инициативы и, возможно, подчинялась более сильным соседям. Такими могли быть только "массагеты" (маскуты равнинного Дагестана, которых поздние закавказские хроники именуют "хазарами" (см.: Яценко 1996: 152-156).
Выход предкавказских аланов на политическую арену можно связать с двумя событиями. Первое относится к 215-216 гг. (2-3-ий годы правления парфянского Артабана V), когда после похода в Армению царя "хазаров" Внасена Сурхапа, новый армянский Трдат II разгромил кочевников на их землях за Кавказом и принудил к союзу, временно ослабив их (Мовсес Хоренаци. История Армении, 11, 65, 67) 7. Во-вторых, в январе 230 г. в Китай, ко двору династии Вэй (220-264) прибыло кушанское посольство царя Бо Даю (Васудэвы) (Вэйшу, III,6а). Только с ним в оторванный от запада Китай в официальный "Вэй люэ" могли попасть сведения о серьезных политических переменах в Средней Азии. От Кангюя откололись все его западные вассалы, перечисленные с запада: Лю, граничившее с Римом /Дацинь (волго-донские "аланы"), Янь (Южное Приуралье) и Яньцай/Алань (Нижняя Сырдарья), которые ранее, I-нач.Ш вв. "весьма зависят от Кангюя" (Чэнь Шоу. Саньго чжи, XXX; 1995: 39-40). Описанные события между 216 и 229 гг. привели к изменению баланса сил на востоке Сарматии и каким-то образом усилили центральнопредкавказскую группировку.
Не менее важны два свидетельства закавказских хроник. Во-первых, это ответный поход на предкавказских аланов грузинского царя Амазаспа, впервые за долгое время ставшего союзником персов, Аланы ("овсы" 8), которые "Картлис цховреба" отличает от более восточных "хазаров" (маскутов, решили ни много ни мало, как неожиданным нападением взять столицу соседней Грузии, однако были разбиты спешно собранным огромным ополчением, а их царь был убит грузинским на р. Лиахви. В следующем году Амазасп перешел Кавказ и, якобы, "полонил всю Осетию" (Мровели 1979: 36-37). Четвертым царем после Амазаспа (правившего, по общему мнению, в III в., но не в самом начале) был Аспагур, умерший в 266 г.9. Следовательно, поход Амазаспа следует отнести к 30-м годам, когда позиции персов усилились при первом шахиншахе династии Сасанидов Арташире I (226-241). Во-первых, после воцарения Арташира армянский Трдат II ("Хосров", 216-252) не признал новую персидскую династию и 10 лет (до 236) совершал победоносные походы на Иран в союзе с кочевниками Предкавказья (Мовсес Хоренаци. История Армении, 11, 65, 67). О причинах прекращения набегов не сообщается, но оно, видимо, объяснялось серьезной угрозой в тылу союзников, т.е. проперсидской активностью Амазаспа. Кажется наиболее правильным отнести события между сражениями у Лиахви и Гутисхеви к 236-238 гг. После этого задачи политики аланов на юге были решены надолго (до убийства персидским агентом Трдата II в 252 г. и особенно - до удачных персидских походов на запад в 257-260) созданием антиперсидской коалиции с грузинским Ревом и армянским Традатом II. В 239 г., видимо, начинается наступление на северо-западных соседей. В целом вплоть до крещения Армении в 301 г. армянские источники конкретно не упоминают об аланах, не выделяя их из группы антиперсидских союзников. Для соседей Грузии контакты с ними были гораздо важнее: как с врагами при царях - вассалах персов (Амазасп, Мирван III) или как с союзниками (Аспагур).
В 236-239 гг. опасность нависла над окраинными ("внеостровными") городами Азиатского Боспора - Танаисом и Горгиппией. Укрепления кубанских меотов были сожжены, а окрестности названных городов были к сер. III в. потеряны боспорцами навсегда. Военная угроза возникала и позже. Так, с теми же восточными противниками явно следует связать и неудачный штурм Фанагории в 335 г., в ходе которого пострадали крепостные стены (КБН №1.112).
Описанные выше события в степях изменили картину кочевой Сарматии. К сер. IV в., кроме интегрированных в Готию "европейских аланов", известны 5 независимых группировок "аланов": басилы (барсилы, маскуты) массагеты, аланы Терека, танаиты и аланы Крыма ("тавроскифы"(Рис.1). Показательно, что в наиболее распространенном варианте алано-осетинской этногенетической легенды утверждается, что сыновья общего предка Ос-Багатара когда-то разделились именно на 5 групп (Ванеев 1956: 3-4; Гаглойти 1974: 128). На Северном Кавказе к V в. обитали при этом 4 "аланских" объединения; интересно, что разделение кавказских аланов на 4 крупных племени зафиксировано ибн-Рустэ и 5-6 веков спустя (Минорский 1963: 221).

Комментарии
1 На мой взгляд, "аланами" многие греко-римские, армянские и персидские авторы называли всех поздних иранских мигрантов из Туркестана, пришедших в Европу после кон. II в. до н.э. (т.е. после второй волны "сарматов": аорсов, роксолан, сатархов, и др.): орду Анавсия I в. до н.э. в Предкавказье, орду Базука I в. н.э. на Дону и др. С рубежа II-III вв. "аланами" начинают называть практически уже всех ираноязычных кочевников европейских степей (подобно тому, как раньше их всех именовали "сарматами"). Последнее упоминание других этносов (сираки) относится к 193 г.н.э. Я не исключаю, что разные группы "аланов" I в. до н.э. - IV в. н.э. объединяет их изначальная этническая и политическая связь с территорией крупнейшей "кочевой империи" Кангюя..
2 С IV в. этноним изначально небольшого племенного объединения готов часто переносится на все германские этносы Причерноморья ("Готия" Орозия).
3 Доклад И.С. Каменецкого на I чтении памяти К.Ф. Смирнова. Москва, Институт археологии РАН, 28.11. 1995г.
4 О морском пиратстве полукочевников в Приазовье есть прямое свидетельство надписи Посидея из Неаполя Скифского кон. II в. до н.э. (о только что пришедших в Крым сатархах). О том же, видимо, говорит Страбон, отмечая, что припонтийские номады "со времени знакомства с морем (!) ...стали разбойничать, убивать иностранцев" (Strabo. Geogr. 111,4,15).
5 К 277 г. Тейрану был воздвигнут крупными чиновниками памятник за некую победу особой важности (КБН №36). Речь явно идет о полной победе проримской партии на Боспоре.
6 Тамги на 5 уздечных пластинах из могилы 1841 г. имеют точную аналогию не в Чугуно-Крепинке, а на котле I-II вв. у Богуслава (гр. II, курган 2) в Днепропетровской области Украины.
7 Средневековый редактор хроники ошибочно назвал пришельцев "горцами", а многие современные исследователи без аргументации датируют набег 198 г. н.э.
8 В "Картлис цховреба" все ираноязычные этносы Предкавказья всех времен (от скифов до осетин) названы "овсами".
9 По данным "Картлис цховреба", в год смерти Аспагура будущему крестителю Грузии Мирвану III было 7 лет, а в год смерти его отца - долго правившего персидского царя (каковым мог быть только Варахран II), т.е. в год нашествия аланов Фероша и Кавтии, в 293 г. - 40 лет. (Ср.: Гаглойти, 1992: 201-202 - иначе аргументирован тот же вывод). Но в хронике неверно утверждается, что отец Мирвана (Мириана) правил Ираном уже в 266 г.

Яценко С.А. (Петербургский археологический вестник)

 

 

 

 

 

 


Другие новости по теме:

  • Аланы в Крыму
  • К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ РАННИХ АЛАН
  • АЛАНЫ, КТО ОНИ?
  • АЛАНЫ В I-IV вв.
  • Король Артур был родом из Крыма?
  •  

     

     

     

    Просмотров: 5713 | Автор: admin | Дата: 9 октября 2007 | Напечатать

     


     
         

     

     

     

    Каталог Осетии - ищете товар, услугу или определенную организацию? А может вы руководитель фирмы и хотите разместить информацию о ней?
    Здесь вы найдете все - http://каталог-осетии.рф

     
      Главная страница | Новое на сайте

    Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
    При использовании материалов гиперссылка обязательна!