Литература и искусство » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

Литература и искусство » Осетия и Осетины :: Алания, Аланы, Северная Осетия

 

Навигация по сайту

:: Главная страница

:: Обратная связь

:: Поиск по сайту


 ::

 

Видеоархив

:: Осетинские фамилии

:: Фыдæлты уæзæгмæ

:: Док. фильмы

:: Худ. фильмы

:: События

:: Передачи

 

Осетия и Осетины

:: Каталог Осетии (объявления)

:: Новости Северной Осетии

:: Авторские статьи

:: Ирон къӕлиндар

:: Былое

:: Коста Леванович Хетагуров

:: Осетинская музыка

:: Кодекс аланской чести

:: Кто такие Осетины?

:: Осетинские имена

:: Фотогалерея Осетии

:: Построй свою башню

:: Осетинская поэзия

:: Осетинский Язык

 

Духовный мир осетин

:: Святые места Осетии

:: Нарты кадджытæ

:: Нартский эпос

:: Галерея Нартов

:: Осетинские сказители

:: Древние знания осетин

:: Осетинская литература

:: Традиции и обычаи осетин

:: Осетинские писатели

:: Быт осетин

 

История Осетии

:: Происхождение иранских народов
:: Формирование осетин
:: Осетины и Кавказ
:: История скифов
:: История сарматов
:: История алан
:: Осетия в XV - XVIII вв
:: Осетия в XVIII в
:: Осетия в первой половине XIX в
:: Осетия во второй половине XIX в
:: Осетия в XX в
:: Осетия в конце XX начале XXI в

 

Библиотека

:: Три слезы Бога
:: Осетины за рубежом
:: Из истории Осетии
:: Из истории Алан
:: О верованиях Осетин
:: О культуре Осетин
:: Литература и письменность
:: Другие статьи
:: Сказания и героика

 

Популярное

 

Опрос

Когда вам нужно найти какой-либо товар или услугу в Осетии, чем вы пользуетесь?

ПС Яндекс
ПС Google
Каталог-Осетии.рф
Сайт "Вся Осетия"


 

Календарь

«    Октябрь 2007    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

 

Архивы

Июль 2017 (1)
Апрель 2017 (1)
Март 2017 (1)
Ноябрь 2016 (1)
Октябрь 2016 (1)
Август 2016 (1)

 

Статистика

Рейтинг@Mail.ru

 

Рекомендуем

Осетины. Осетия-Алания

Проект патриотов Осетии

Осетия. Известные люди

 

     
 
   

Литература и искусство

Раздел: Осетинская литература  

 
 

Во второй половине XIX в. большим событием в культурной жизни осетин явилось зарождение национальной литературы, основателем которой был Коста Хетагуров (1859—1906). Выход в 1899 г. его знаменитой «Осетинской лиры» (Ирон, фандыр), сборника стихотворений, открыл «.новую эру в культурной истории осетинского народа». Одна из характерных черт творчества К. Хетагурова заключается в том, что он широко использует осетинские народные мотивы. Многие произведения поэта («Всати», «Песня бедняка», «Новогодняя песня», «Хетаг» и др.) основаны на фольклорных сюжетах. Эта традиция К. Хетагу-рева позже была перенята многими осетинскими поэтами и писателями,, создавшими свои лучшие произведения на основе фольклорных сюжетов и образов. Появление «Осетинской лиры» К. Хетагурова оказало большое влияние на развитие художественной литературы Осетии и способствовало пробуждению революционного самосознания горцев. Многие стихотворения поэта становились подлинно народными и передавались на память. Создавая свои произведения на двух языках — осетинском и русском, К. Хетагуров ярко отобразил идею дружбы народов, прежде всего горских, разоблачал колонизаторскую политик) царизма, дал высокую оценку значения передовой русской культуры для развития культуры осетин и других кавказских народов.

В начале XX в. стали появляться произведения осетинских писателей на двух диалектах осетинского языка — иронском и дигорском. Выход сборников основоположника осетинской прозы Сека Гадиева {1855—1915) и поэта Александра Кубалова (1871 —1944) явился новым значительным событием в культурной жизни осетин. К этому времени относится издание сборников стихов на дигорском диалекте Блашка Гуржибекова (1868—1905); тогда же произведениями Елбиздико Бритаева положено начало осетинской драматургии. Пьесы Е. Бритаева «Побывавший в России» и «Две сестры» ставились первыми осетинскими сельскими кружками самодеятельности. Основное острие критики в произведениях этих писателей было направлено прежде всего против. феодально-родовых пережитков: против калыма, кровной мести, на борьбу за раскрепощение женщин и т. д. В советское время у осетин появилось много талантливых поэтов, прозаиков, драматургов, внесших значительный вклад в развитие своей национальной культуры. К ним относятся: Ц. Гадиев, И. Джанаев (Нигер), Г. Бараков, Б. Боциев, А. Гулуев, Д. Мамсуров, X. Плиев, Г. Плиев и др.

В послевоенный период в ряды осетинских литераторов влилось новое значительное пополнение: Д. Туаев, Е. Уруйматова, М. Цагараев, Е. Бекоев, С. Марзоев, Г. Дзугаев, М. Цирихов и др., отразившие в своих произведениях многие стороны жизни своего народа, его героического прошлого, трудовых подвигов, быта и культуры. Ярким свидетельством роста осетинской литературы является существование у осетин двух правлений Союза писателей — в Северной и Южной Осетии, объединяющих большое число литераторов и журналистов.

В развитии художественной литературы и в подготовке писательских кадров большую роль сьиграла организация до революции издательского дела и периодической печати. Появление сборников первых осетинских писателей, а также публикация текстов фольклора являлись заслугой издательского общества «Ир», созданного в 1906 г. передовой интеллигенцией. Важньш событием в культурной жизни народов было издание первых осетинских газет и журналов, выходивших .на средства сборов и частного пожертвования во Владикавказе, в Тифлисе и Петербурге. Однако в условиях царской цензуры при отсутствии материальных средств их сразу же закрывали или же они сами прекращали свое существование. Так, например, по распоряжению губернатора первая осетинская газета «Ирон газет» была закрыта через месяц после ее появления. Характерно, что выход этой газеты, по словам ее редактора Цомака Гадиева, был встречен повсюду в Осетии устройством пиршеств, как всенародный праздник.

Только благодаря Советской власти и осуществлению ленинской национальной политики, осетины, как и другие народы нашей страны получили возможность создавать свою национальную культуру. Появление в Северной и Южной Осетии газет и журналов на родном языке, а также организация книжного издательства сыграли важную роль в культурном строительстве Осетии. Через газеты и журналы проводилась большая массово-воспитательная работа, велась борьба против патриархально-родовых пережитков: калыма, умыкания, разорительных погребальных обрядов и т. д. Периодическая печать, издание книг и брошюр на родном языке в массовых тиражах сыграли большую роль в создании единого литературного осетинского языка и в ликвидации диалектальных языковых различий, пока еще действующих. Однако процесс сближения этих диалектов продолжается и его может ускорить рост общей культуры осетин, литературы, искусства, а также расширение издательской деятельности и увеличение выпуска газет, журналов, книг и пр., выходящих в настоящее время исключительно на иронском диалекте, ставшем осетинским литературным языком. О росте печати за годы Советской власти в Осетии можно судить на примере Северной Осетии. В 1965 г. здесь издавались три республиканские, восемь районных и несколько Многотиражных местных газет, три журнала, «Блокнот агитатора» и около двухсот названий различных книг и брошюр.

Вместе с развитием художественной литературы и печати успешно развивается в Осетии и театр.

Отметим, что история создания осетинского, профессионального театра, возникшего лишь в советское время, уже освещена в ряде специальных работ, насыщенных интересными (фактами и примерами. Тем не менее в этих работах мало или совершенно ничего не говорится о народных театральных традициях, поражавших своим богатством. С театральными представленияхми выступали главным образом популярные народные сказители, каким, например, был Бибо Дзугутов (сел. Старый Батакаюрт), живший в конце прошлого столетия. Вот что писал о нем народный художник Северо-Осетинской АССР и известный собиратель устного народного творчества Махарбек Туганов: «Репертуар его был настолько богат и неисчерпаем, что он мог занимать народ своими сказаниями, песнями, прибаутками и шуточными песенками, рассказами в течение всей свадебной недели... Для молодежи у него были веселые танцевальные мотивы, для любителей нартских сказаний и исторических песен — богатые по содержанию и языку кадджыта (сказания). От грустного сказания о гибели Афхарты Хасана и др., от которых у слушателей по щекам текли слезы, Бибо сразу переключался на веселые шуточные песенки... Нахмуренные лица расплывались в широкой улыбке. Лучшей подмогой в этом случае служили ему „чындзыта" (куклы), одетые в черкески и девичий наряд. Мальчик-поводырь расставлял куклы на опрокинутой вверх дном большой чаше с небольшими отверстиями. Вдруг куклы начинали вертеться и танцевать под веселую игру Бибо...»
.
Почти в каждом селении был свой известный сказитель, который под аккомпанемент народного музыкального инструмента (фандыр)] рассказывал нартские сказания, пел героические и шуточные песни. Большой популярностью пользовался древний хоровой шуточный осетинский танец «Чепена», исполнявшийся на свадьбах, а также выступление в национальных масках во время больших религиозных праздников.

Идея создания профессионального театра зародилась у передовых представителей осетинской интеллигенции еще в начале XX в. В этом большую роль сыграло прежде всего творчество Коста Хетагурова, а также влияние русского и грузинского театрального искусства и помощь его талантливых актеров, работавших в двух культурных центрах Осетии — Владикавказе и Тифлисе. Существование старейшего на Северном Кавказе русского театра с 1869 г. во Владикавказе и грузинского в Тифлисе явилось важной предпосылкой для создания профессиональных театров в Осетии, возникших на базе художественных кружков, основанных в начале XX в. в указанных городах, а также в ряде осетинских сел — Ольгинском, Ардон, Алагир, Цхинвали и др.

Тем не менее, профессиональные театры у осетин были открыты только в 30-х годах XX в.: в Южной Осетии в 1931 г., а в Северной в 1935 г.

Большую помощь в подготовке в Осетии мастеров сцены оказали студия МХАТа и Ленинградский театральный институт, куда были направлены наиболее одаренные представители осетинской молодежи. Вот что писала «Комсомольская правда» про будущих актеров, приехавших учиться из Северной Осетии в студию МХАТа: «12 ноября 1931 г. 12 девушек и 18 парней с узелками, с гармошкой — вечной их спутницей, в черкесках, домотканых суконных ноговицах, самодельных чувяках и больших барашковых шапках остановились в Театральном комбинате. Среди них были шахтеры, бывшие батраки-колхозники, в большинстве комсомольцы (14 человек), члены и кандидаты партии (9 человек).

Подготовка актеров для Осетии в центральных театральных учреждениях продолжалась и в последующие годы. В настоящее время в театрах Северной и Южной Осетии появилось много талантливых мастеров искусства, самостоятельно ставящих пьесы осетинских, русских дореволюционных, советских и западных драматургов. Широко известно в нашей стране, например, имя народного артиста СССР Владимира Тхапсаева, лучшего исполнителя роли Отелло, сыгравшего более 70 ролей. Большой популярностью пользуются также народные артисты РСФСР и СО АССР И. Икаева, В. Каргинова, М. Цаликов, К. Сланов, В. Мерденов и др., народные артисты Грузинской ССР С. Джатиева, 3. Гаглоева, Н. Чабиева, Д. Мамиев и др.

Осетинский народ гордится своими талантливыми артистами конного циркового искусства — труппами Кантемировых («Джигиты Осетии») и Тугановых («Иристон»), пользующихся большой популярностью у советских и зарубежных зрителей. Основателем группы «Джигиты Осетии» является один из старейших артистов советского цирка, ныне 75-летний Али-бек Кантемиров, житель Даргавского ущелья Северной Осетии. В созданной им конной группе, в которой участвуют и его трое сыновей — известные мастера конного спорта страны, широко используются, как и в группе Туганова, элементы народного спорта, традиционных обычаев, празднеств, костюмов и т. д. В 1965 г. в состав группы «Иристон» входило более 70 артистов, представителей самых различных национальностей (русские, украинцы, осетины, армяне, грузины, туркмены, цыгане).

Наряду с театральным и цирковым искусством большое развитие у осетин получило и музыкальное искусство, имеющее глубокие традиции. Ярким свидетельством богатства народного музыкального искусства и любви к музыке осетин служат нартские сказания, где игра на музыкальном инструменте жвляется любимым развлечением не только знаменитого нартского Орфея—Ацамаза (носящего аланское имя), который пробуждает своим (чудесным пением окружающую природу, но и выдающихся героев эпоса — Сослана и Батраза. Об этом же говорит появление двенадцатиструшюй арфы, изобретенной хитроумным Сырдоном и не нашедшей своего отражения в других национальных версиях нартского эпоса.

При характеристике музыкального творчества осетин нельзя не отметить большое сходство осетинских мелодий с народными музыкальными мелодиями ингушей, чеченцев, адыгов и абхазцев. Это сходство настолько поразительно, что адыгейскую или абхазскую музыку иногда трудно отличить от осетинской и наоборот. Такую же общность музыкальных мелодий, но совершенно отличную от северокавказской мы находим у народов Дагестана. Значительное сходство имеется и у музыкальных инструментов народов Северного Кавказа.

В прошлом осетинам были известны только три музыкальных инструмента: пастушеская свирель (уадынз), двенадцатиструнная арфа (дыууадастанон фандыр) и струнный смычковый инструмент (хъис фандыр), причем первые два иструмента известны и нартам, что говорят об их древнем происхождении. Можно полагать, что арфа, бытовавшая до недавнего прошлого у адыгов, балкарцев, сванов и абхазцев, была занесена на Кавказ из Средней Азии скифами, где, судя по археологическим раскопкам, она имела широкое распространение, в частности у древних хорезмийцев. В раскопках в районе нижнего течения Аму-Дарьи обнаружено два изображения типа арфы: одно из них — большая угловая девятиструнная арфа — датируется IV в. до н, э., другое — трехструнная — относится к III в. н. э.

О значительном распространении арфы в центральной части Средней Азии в период так называемого Кушанского государства (I—IV вв. н. э.) свидетельствует также изображение женщины с девятиструнной арфой на фрагменте Айртамского фриза, найденного близ Термеза и хранящегося ныне в Государственном Эрмитаже. Наличие арфы у скифов еще в VI в. до н. э. подтверждается археологическими раскопками в горном Алтае. Так, во втором Пазырыкском и особенно Башадарском скифских курганах были обнаружены С. И. Руденко следующие части арфы: стенки и основание корпуса, ушки для прикрепления струнодержателя. Таким образом, археологическими раскопками и фольклорными данными арфа обнаруживается на огромной территории — от горного Алтая, Средней Азии до Кавказских гор, что свидетельствует о популярности этого музыкального инструмента, прежде всего у иракоязычных народов. Однако в быту у осетин самое широкое распространение из народных музыкальных инструментов имел хъисын -фандыр. По словам С. Кокиева, относящимся к 80-м годам XIX в., этот инструмент встречался в Осетии в каждом доме и в каждой кунацкой; «всякий хозяин,— отмечает он далее, — скрипичный мастер. Такую распространенность дает ей простота ее устройства». Однако с проникновением тогда же русской гармоники в Осетию почти все народные музыкальные инструменты были «изгнаны из употребления». Наряду с этим поменялись местами и музыканты. Теперь женщина, не имевшая права играть на народных инструментах, стала обладательницей гармоники, и очень редко, когда на этом инструменте играли мужчины. Позже в Северной Осетии получили распространение трещотки (къарцганаг), проникшие, по-видимому, из Кабарды, и бубны — из Дагестана.

Отметим также, что в отличие от фольклора собрание и изучение осетинского народного музыкального творчества начались только в советское время, что объясняется отсутствием у осетин своих профессиональных музыкантов. После революции благодаря братской помощи деятелей русской и грузинской музыкальной культуры в Осетии были созданы национальные кадры композиторов и музыкантов. Десятки осетинских юношей и девушек окончили Московскую и Ленинградскую консерватории, Институт им. Гнесиных, Ленинградское хореографическое училище. В самой Осетии имеется несколько музыкальных училищ и школ — в Орджоникидзе, Цхинвали, Алагире, Моздоке и т. д,

Уже после революции началась большая работа по обработке и популяризации осетинской народной музыки. Большая заслуга в этом деле принадлежит известному грузинскому композитору, автору первой осетинской оперы «Замира» В. И. Далидзе (1890—1933), а также осетинским композиторам П. Б. Маодулову (1881 —1929) и Б. А. Галаеву. Проводя ряд специальных музыкально-фольклорных экспедиций по разным районам Осетии, каждый из них записал свыше 200 осетинских песен и танцевальных наигрышей, вошедших в золотой фонд осетинского музыкального искусства. Ими обработано и создано много оригинальных песен и танцевальных мелодий, создан ряд популярных произведений на основе музыкального фольклора. Большой вклад в развитие осетинской музыкальной культуры внесли также А. Н. Аликов, Е. А. Колесников, А. С. Тотиев, Т. Кокойти и др. В последние десятилетия появилось новое поколение осетинских композиторов (в их числе Л. Кулиев, X. Плиев, И. Габараев и др.), создавших ряд оригинальных произведений, в которых широко используются .народные песенные и танцевальные мелодии, образы и сюжеты традиционного фольклора.

За это же время выросло число профессиональных музыкальных коллективов, основанных главным образом в г. Орджоникидзе. Так, в 1944 г. здесь создан Северо-Осетинский государственный симфонический оркестр; в его репертуар входят произведения русской и зарубежной классики и многих советских композиторов, а также осетинских.

Крупным событием в культурной жизни осетин было создание оперного искусства, что было вызвано не только значительным ростом музыкальной культуры осетин, но и насущной необходимостью ее дальнейшего развития. В 1951 г. из воспитанников студии Московской консерватории и Северо-Осетинского музыкального училища был создан Северо-Осетинский оперный ансамбль, который показал в 1953 г. свой первый спектакль — оперу Чайковского «Евгений Онегин». Открытие позднее Северо-Осетинского музыкально-драматического театра позволило ему 'включить в репертуар другие классические и современные произведения, в том числе осетинских музыкантов, способствовало дальнейшему развитию музыкальной культуры осетин.

Важным достижением является рост числа талантливых исполнителей оперного и балетного искусства осетин; среди них особенно славится народная артистка Северо-Осетинской АССР, балерина Большого Академического театра СССР Светлана Адырхаева, воспитанница Ленинградской балетной школы. Широко известно также имя народной артистки РСФСР, дирижера Московской областной филармонии Вероники Дударовой.

Большую роль в популяризации осетинских песен и танцев играют Северо-Осетинский и Юго-Осетинский государственные ансамбли, основанные в 1938 г. из участников художественной самодеятельности. Творчество этих коллективов, ярко отражающее своеобразие национального искусства, получило признание далеко за пределами Осетии. Коллективы ансамблей опираются на лучшие традиции народного творчества и систематически пополняют свой репертуар новыми советскими произведениями.

Наряду с осетинскими народными песнями и танцами ансамбли исполняют также песни и танцы русского, украинского, грузинского и других народов СССР.

Особенно большим успехом пользуются хореографические группы ансамблей, полностью сохранившие элементы народного танца. Из массовых таниев наиболее популярным является хороводный — симд, известный также у адыгов под названием «удж» и исполняющийся ими обычно в конце веселья. Симд наряду с общей горской лезгинкой (тымбыл кафт) является наиболее древним танцем, восходящим к аланской эпохе, а может быть, и более раннему периоду. Подтверждением этого может служить нартский эпос, в котором нашли отражение древнейшие черты быта предков осетин. Симд — единственный массовый и наиболее популярный танец нартов, исполнявшийся героями на особом игровом поле и вызывавший изумление даже у богов, взиравших с небес на богатырский танец.

Общим и распространенным у осетин и адыгов танцем является также танец приглашения (хонга кафт) или, как его часто называют у осетин, кабардинский танец (касгон кафт}. Возможно, что этот танец занесен к осетинам из соседней Кабарды, о чем говорит его название. Отсутствие упоминания о нем в осетинских нартских сказаниях свидетельствует также и о его сравнительно позднем появлении в Осетии. В пользу нашего аргумента говорит и наиболее широкое распространение этого танца у адыгов, у которых он является почти единственным исполняющимся в течение всего веселья. У осетин же он сочетается обычно с лезгинкой.

К древнейшим танцам, по-видимому, можно отнести и танец на носках. Судя ото описанию его в эпосе, он исполнялся с большим искусством и ловкостью на знаменитых нартских пиршествах. Как показал М. С. Туганов, хореографическое искусство осетин в прошлом содержало и ряд других народных танцев («индейка», «дажгуй кафт», «устыты кафт» и др.), утраченных ныне в связи с появлением новых современных танцев, С организацией ансамблей песни и танца выросла и певческая культура осетин: вместо традиционного мужского двухголосного пения началось развитие одноголосного и многоголосного пения с участием женских голосов. Немалую роль в этом деле сыграло появление значительного числа талантливых профессиональных национальных певцов и певиц, а также развитие сельской художественной самодеятельности. Характерно, что в прошлом у осетин, как и у других горцев Северного Кавказа, участие в пении на общественных и семейных торжествах ограничивалось, возможно в силу патриархально-родовых пережитков, только одними мужчинами. Исключение составлял Дагестан, где, наоборот, в таких случаях женщине принадлежало ведущее место. Различие между этими двумя народами прослеживалось и в их сольно-хоровой традиции исполнения. Песни у народов Дагестана обычно исполнялись под сопровождение музыкальных инструментов, в то время как у осетин, например, пели в основном без аккомпанемента.

В богатом и многообразном народном творчестве осетин важное место занимает изобразительное прикладное искусство, отличающееся весьма глубокими традициями. Сюда входят резьба по дереву и камню, вышивка, художественная обработка металла (гравировка, насечка,
чернение), прошедшие ряд этапов в своем развитии. В послемонгольский период в горах наибольшее распространение получила резьба по дереву. Глубокие традиции орнаментальной резбы сохранились не только в таких выдающихся средневековых памятниках, как святилище «Реком», имеющее большое количество оригинальных геометрических резных украшений, но и в обычной жилой архитектуре: на опорных столбах в старых жилищах, а также на многих предметах домашнего обихода (кресло, тахта, круглый столик на трех ножках и т. д.), покрывавшихся тончайшей рельефной или сквозной резьбой. Наиболее распространена у осетин трехгранно-выемчатая резьба. Преобладают геометрические орнаменты: мотивы круга, волнообразных линий, зигзагов, призм и т. д. Выполняются также зооморфный и растительный орнаменты.

В настоящее время традиция украшать деревянные части жилого дома тончайшей резьбой не только сохраняется, но и развивается, особенно в лесных районах Осетии. Резным орнаментом украшаются карнизы балконов, балкончики, наличники окон, ворота, калитки и т. д.

К периоду после монгольских завоеваний следует отнести появление у осетин-горцев резьбы по камню, однако по сравнению, например с Дагестаном, где это искусство характеризуется своей оригинальностью и глубокими традициями, менее развитой. Резьба по камню наносилась у осетин в основном на стенах боевых башен в виде крестов, четырехугольников, а также на надгробных памятниках. Однако, как показывают данные этнографии, появление орнаментальных надгробных плит у осетин, как и у чеченцев, ингушей, адыгов и других горцев Северного Кавказа, относится только ко второй половине XIX в., и в этом большую роль сыграли дагестанские мастера-камнерезы. Первым крупным центром Осетии но изготовлению орнаментированных надмогильных плит было сел. Заманкул; известностью пользовались также мастера из селений Окрокана и Реш в верховьях Терека. На надмогильных плитах изображались резным орнаментом фигуры мужчин и женщин, сцены из погребального ритуала, обряд посвящения коня покойнику, отдельные элементы национального костюма (бурка, пояс, газыри и пр.), оружие и орудия труда и т. д. Очень часто сюжеты, образы и предметы расписывались не углубленной линией, а красками различных тонов.

В советское время широко используются орнаментальные мотивы, отражающие новые художественные вкусы и запросы людей, вызванные изменением их образа жизни и быта.

Ведущими отраслями изобразительного искусства осетин являлись художественное шитье и рукоделие, давшие, особенно в Северной Осетии, образцы высокого мастерства. Наиболее характерными по технике исполнения, многообразию и изяществу орнамента была вышивка золотыми, серебряными и шелковыми нитками (хардгахуд), которыми украшали женскую и мужскую одежду, а также подушки, карманчики для часов, коврики и т. д. Материалом для художественной вышивки и отделки мужского костюма служили тесьма, галуны и шнур, сделанные простой ниткой. Национальный мужской костюм, обувь и т. д. украшали также аппликацией из цветного сафьяна, войлока и сукна.

Узоры художественного шитья осетин отличаются большим многообразием, мотивы одних уходят своими корнями в кобанскую эпоху, другие относятся к аланской и более позднему периоду. Преобладающим орнаментом осетинской вышивки является рогообразный узор, присущий всем скотоводческим народам, но у осетин ведущий свое происхождение от древних кобанцев, где этот мотив, судя по многочисленным изображениям бараньих голов на бронзовых предметах, являлся также наиболее распространенным.

В настоящее время художественное шитье и рукоделие осетин почти исчезли. В какой-то степени это объясняется изменением национального костюма, украшением которого они служили, а также трудоемкостью этого занятия, требовавшего большого количества времени.

Значительное развитие у осетин, особенно во второй половине .XIX в., получила художественная обработка металла. Осетинские мастера искусно изготовляли, используя традиционный орнамент, женские и мужские украшения: золотые и серебряные пояса, нагрудные пуговицы, газыри, кинжалы и пр. Декоративные изображения широко применялись и на металлических изделиях бытового назначения. Очень часто на подставках для лучины встречаются скульптурные изображения бараньих, козьих, турьих и оленьих голов, имеющих близкие аналогии с памятниками кобанской культуры. В целом обработка металла в горах, несмотря на имеющиеся глубокие традиции, не получила у осетин в отличие от других отраслей их изобразительного искусства большого развития. Этому мешало не только отсутствие сырья в горах, но и географическая замкнутость тогдашней Осетии. Развитие художественной обработки металла, в частности златокузнечного дела, началось после переселения их на равнину и установления более широких связей с соседними народами.

Анализ этнографического и археологического материала позволяет судить о прямой преемственной связи всех отраслей изобразительного искусства осетин с искусством древних кобанцев, скифо-сарматов и алан. В прикладном искусстве осетин сохранились почти без существенных изменений орнаментальные мотивы древних кобанцев и скифов, художественная обработка металла, искусство шитья и вышивки алан.

Вторая половина XIX в. явилась самым крупным этапом в развитии всех видов изобразительного искусства осетин. Этому способствовали рост основных отраслей хозяйства горцев, развитие торговли и влияния городов. В этот период отмечается появление большого числа талантливых мастеров во всех областях прикладного искусства осетин.

Осетинская живопись зародилась еще во второй половине XIX в. Она была основана К. Хетагуровым, воспитанником петербургской Академии художеств. Пройдя здесь курс обучения с 1881 по 1885 г. у талантливого русского живописца и педагога П. П, Чистякова, К. Хетагуров создал ряд превосходных портретов и жанровых картин («Дети-каменщики», «За водой», «Аул Нар», «Долина Теберды» и др.), оказавших огромное влияние на дальнейшее развитие этого вида искусства у осетин. Однако в дореволюционное время К. Хетагуров почти не имел в этой области последователей. Они появились только в советские годы, В Осетии выросло большое число талантливых мастеров живописи, графики и скульптуры. Среди старшего поколения художников широко известно имя М, С. Туганова (1878—1958), окончившего петербургскую Академию художеств, автора ряда исторических картин («Расстрел тринадцати коммунаров в Цхинвали», «Генерал Тормасов и пленные вожди-повстанцы») и многих замечательных графических зарисовок, ярко отражающих обычаи и нравы осетин в прошлом («Примирение кровников по адату», «Посвящение коня», «Осетинский танец соревнования», «Постройка боевой башни» и др). Большой популярностью пользуются его иллюстрации к нартскому эпосу, среди которых особенно славится «Пир нартов». Махарбеку Туганову принадлежит инициатива открытия в 1932 г. художественной студии в г. Цхинвали, которой позднее было присвоено его имя. Многие питомцы Туганова из этого училища стали видными мастерами живописи. К числу старейших осетинских художников относятся заслуженный деятель искусств Северо-Осетинской АССР А. 3. Хохов, создавший ряд широко известных произведений («Переход партизан через Мамисонский перевал», серия картин, посвященных Великой Отечественной войне, иллюстрации к сводному тексту нартских сказаний), художник А. М. Дзантиев, график С. Кусов.

В области скульптуры из представителей старшего поколения особенно успешно работает С. С. Тавасиев. Среди его произведений выделяются памятник М. В. Фрунзе для Москвы, памятник Салавату Юлаеву, установленный в столице Башкирской АССР, памятник Коста Хетагурову в Орджоникидзе.

В послевоенный период вырос целый ряд молодых талантливых художников и скульпторов, уже создавших много оригинальных произведений, отражающих исторические события разных лет, быт народа в прошлом и настоящем. К ним относятся художники А. Джанаев, Б. Калманов, Б. Санакоев, Н. Кабисов, М. Кокиев, Г. Догузов и др.,. скульпторы С. Санакоев и В. Кокоев.

Лучшие произведения осетинских мастеров изобразительного искусства часто экспонируются на республиканских, всесоюзных выставках и пользуются большой известностью за пределами Осетии.


Б. А. Калоев. Осетины.

 

 

 

 

 

 

 

Просмотров: 9560 | Автор: admin | Дата: 2 октября 2007 | Напечатать

 


1. Gegusia Зарегистрирован: -- | ICQ: -- |

Написано:
5 октября 2009 04:58
1.А как на счет инструментов "уасжн, лалым уадындз, уджвдз, фидиужг, дала фжндыр, хъырнжг фжндыр, , гумсаг (осетинское название доули) и кжрцкжнжг???
2. Ну во первых не ДАлидзе а ДОлидзе, и не МАОДулову а МАМулову, да и Долидзе оперу так и не закончил...так что вряд ли ее назовешь "первой осетинской оперой".
3.Интересно с каких пор Хонга кафт стал называться Касгон кафт? «Хонгж кафт» несет в себе свадебную семантику.про «Хонгж» обычно говорят что это танец приглашения по тому что в его названии присутствует глагол «хонын» – приглашать, но «хонын» еще имеет значение – звать в жены. В диалектном названии поезжан , эта семантика совершенно ясно прослеживается: по-иронски поезжане называются «чындзхжсджытж», то есть те, кто привозит невесту; а по-дигорски они называются «киндзхонтж» – те кто приглашает девушку, те кто зовут ее замуж...

 
     

 

 

 

Каталог Осетии - ищете товар, услугу или определенную организацию? А может вы руководитель фирмы и хотите разместить информацию о ней?
Здесь вы найдете все - http://каталог-осетии.рф

 
  Главная страница | Новое на сайте

Copyright © 2005-2016. Осетия и Осетины
При использовании материалов гиперссылка обязательна!