На главную   |    Рекомендуем - {sape_links}


17. А. Захаров — Коста Хетагурову


24 апреля 1893. Баталпашинск

Напрасно Вы подозреваете во мне «благородство», я пока еще не «испортился», не знаю, что будет дальше! Здесь не все еще ругают Вас, хотя неругающих очень мало: я, Патрикеевна, Александр Павлович (садовник Марии Яковлевны), Крикливый, Мещеряк, Зайцева, Аушев, Потапов (инспектор), а наипаче холостяки. Они даже просили написать Вам, что целуют Вас - одна в «буркалы», а другая — в «вусы».
Возмущается зело больше всех «Кацо», Мартиновна, Беседин, Потапов (комиссар), который выразился, что это наука Ивану, чтоб не принимал всяких проходимцев. Из Вашего письма я вывел исключение, что Ислам «по этому поводу, т.е. подряжанию» разговор вел с Ваней, и когда он приехал в Баталпашинск и завел разговор, то я упрекнул его, а он в свою очередь удивился, что, наверно, Вы его не поняли: разговору у него никакого не было ни с кем из их семьи, и он написал Вам только свое убеждение и взгляд, считая долгом выразить Вам это, не скрывая, по-товарищески и ничуть не защищая Ваню и Ал. Павл. и не обвиняя Нас, и дружеские отношения с Вами не считает законченными. Он только ругается, что Вы слишком поторопились и тем повредили себе относительно паспорта, и уверял меня, что паспорта Вам не вышлют, если Вы не потребуете законным образом, что и подтвердилось, когда я спросил у Шмыткина. На мой вопрос: «Где паспорт Хетагурова?» - он с сердцем ответил: «в г...» и что Вы черта с два получите его.
Ислам сильно уверяет в недоброжелательстве Каспара, и в медленной высылке красок винонат он, т.к. не дает брату никаких сведений о Вас, а сестра Ваша отговаривается, что ей — некогда. Ислам обещал выслать на мое имя, а я постараюсь «до конца бытъ любезным», ибо «охоты еще не потерял».
Письмо я Вам послал по приезде из Екатеринодара и до получения Вашего, так что упреки и подозрения Ваши опоздали. Кондратьев уехал во Владикавказ; компания составляется будто бы новая с участием Экка; Томашевский в Питере, выслано 23 тысячи, завод будет, как 2x2=4.
Ислам сомневается в том, что Томашевский, повидавшись с Зуботычевым, не переменит к Вам своих отношений.
Отчего так долго не было продолжения «Кому живется весело», здесь уже стали ходить слухи, что будто бы Малама запретил. Ха! Ха! Да? Последнего № Ваня еще не читал.
На своих именинах был очень и очень весел, так как все Лизоблюдовы были налицо, хотя в клуб поотстал ходить.
Я гулял на свадьбе шафером у барышни Наумовой, вышла за писца Окружного суда. Агнега и выходит, и нет, ходят слухи двоякие, а лично не удается не только говорить, но даже видеть. Крутопоп каждый праздник торчит здесь. Потебня приезжал в гости, выдержал на помощника провизора.
Тема для карикатуры: униженные и оскорбленные — Кацо и Радченко (аптекарь бывший) на одной квартире.
Я выписал велосипед за 160 р., открывается клуб велосипедистов: кроме меня, Зюзюлин за 160 р., Ховшанов Л. за 240 р. и Ильин за 240 рубл.

Ваш Митроша.

Кланяются и целуют Вас холостяки.
Ислам, ничего не зная о Ваших стихах, зашел по-старому к Братковым и, очень удивясь ледяному приему, не знал, в какие двери выскочить; причину же узнал только когда зашел к Головкину, и там за чаем тот показал ему стихи, тут же и Каспар только прочел их.скачать dle 12.1


 

 

 

Комментариев 0