На главную   |    Рекомендуем - {sape_links}


Развитие школ в Осетии


В конце 18-го века часть осетин, стесненных в своих горах более сильными соседями — магометанами-кабардинцами, принуждена была выселиться из гор и отдать себя под покровительство России. Первым поселением осетин на плоскости был Моздок, куда была вынесена ими с собою из гор известная моздокская икона божьей матери. Екатерина Великая учредила в 1793 году моздокскую духовную комиссию для восстановления в Осетии древнего христианства. Правда, немногое могла совершить в то время моздокская комиссия для успешного распространения евангельского учения, но если принять во внимание, что ею отпечатана первая церковная книга на осетинском языке, создано несколько церковнослужителей из природных же осетин, то и эти результаты нужно признать довольно значительными, судя по времени и обстоятельствам тогдашней боевой жизни края. Комиссия эта скоро должна была прекратить свою деятельность и только при императоре Александре I, когда церковное управление Кавказом было сосредоточено в Тифлисе, моздокская духовная комиссия снова возродилась. В отчете совета «Общества восстановления христианства на Кавказе» за 1870 г. по этому поводу помещена интересная историческая справка: по высочайшему повелению от 21-го февраля 1816 года учреждена была в Тифлисе осетинская духовная комиссия, которой по тому же высочайшему повелению отпускалось из государственного казначейства на содержание духовенства и школ и на вспомоществование новообращенным горцам 23552 руб. в год. Из этой суммы от недостатка причтов и от многих других обстоятельств образовался при комиссии экономический капитал, который с процентами к 1860 г., ко времени учреждения «Общества восстановления христианства на Кавказе», простирался до 231 793 р. 36 к. На проценты с этого капитала комиссия строила церкви и снабжала их всеми необходимыми принадлежностями.
По учреждении «Общества» возникло предположение соединить с ним осетинскую духовную комиссию, так как цель последней во всех отношениях совершенно была тождественна с целями первого и соединение это могло усилить средства «Общества». Предположение это было высочайше утверждено, причем штатные и экономические капиталы комиссии были переданы в распоряжение «Общества», с возложением на него установленных комиссиею расходов, т. е. содержания духовенства, школ и сооружения в горах церковных зданий и скабжения их ризницею, утварью и другими предметами.
«Общество восстановления христианства на Кавказе» со дня своего учреждения вплоть до настоящего времени ревностно продолжало дело насаждения в Осетии христианства и просвещения, начатое вышеуказанными осетинскими духовными комиссиями. За последнее время открылся целый ряд женских школ, важное значение которых в жизни кавказского сельского населения признавал уже на заре своей деятельности совет «Общества», что видно из того, что в 1863 году им была основана Владикавказская осетинская трехклассная женская школа, принятая с самого начала под покровительство великой княгиней Ольгой Федоровной, попечительницей совета «Общества». Школа эта, находясь в г. Владикавказе, умственном и административном центре осетин, оказала самое благотворное влияние на положение женщины в Осетии. Из стен этого заведения, одного из лучших светочей христианского просвещения среди горских племен Кавказа, вышли десятки интеллигентных осетинок, примерных тружениц — матерей семейств и народных учительниц, в которых все сильней и сильней ощущается потребность для духовно-нравственного воспитания как мужского, так и женского сельского населения. Опыт земских, министерских, а также церковноприходских школ с несомненностью подтверждает тот факт, что учительницы достигают зачастую более благотворных результатов в сельской среде, чем учителя. Во всех своих отчетах совет «Общества» отзывался самым благоприятным образом о постановке учебной и воспитательной части в этой школе. Правда, в 1889 г. совет «Общества» думал совершенно закрыть эту школу, признав ее почему-то бесполезной после двадцатипятилетнего ее существования. Передовые осетины, которые всегда гордились этой школой, не могли не возвысить своего голоса в пользу оставления ее для просвещения своих темных земляков. Высокое заступничество, оказанное в 1889 г. их ходатайству неликим князем Михаилом Николаевичем, сохранило эту школу до настоящего времени, благодаря чему окончившие курс воспитанницы могли послужить толчком к открытию целого ряда женских школ. Без учительниц немыслимо было бы никогда достичь тех благотворных результатов, которые мы теперь видим. Владикавказская женская школа незаметно сделалась по требованиям и обстоятельствам времени женскою учительскою семинариею. Не о закрытии или перенесении ее из края, светочем просвещения которого она была сорок лет, должен идти теперь вопрос, а о более рациональной постановке в ней учебной и воспитательной части согласно требованиям настоящего времени. Наиболее успешные ученицы из сельских школ могли бы поступать с известной подготовкой в эту школу, что дало бы возможность расширить программу и достигнуть более благотворных результатов. В особенности дорого сохранение этой школы в настоящее время, когда стремление к более полному просвещению женщин уже пробудилось в народе. Если школа эта давала, судя по отчетам совета «Общества», полезные результаты в 60-х, 70-х и 80-х годах, когда просвещение и начала гражданственности только проникали в жизнь осетин, то нет никакого сомнения, что школа эта в настоящее мирное гражданское время окажет неоценимую услугу целому краю, будучи преобразована.
Прежде всего необходимо, чтобы во главе школы стояло лицо с подготовкой к педагогической деятельности. Настоящая начальница и ее предшественница ничего общего с педагогикой не имеют. Попали они в школу только благодаря своей связи, как в какую-то богадельню. При первой из них, несмотря на то, что она морила пансионерок голодом и холодом и большую половину года кормила их недоброкачественной постной пищей, во время ревизии школы обнаружено более двух тысяч недочета. Из-за нее и была тогда закрыта школа среди учебного года, и только благодаря протесту осетин и их жалобе школа была оставлена под названием приюта. Теперешний состав служащих нисколько не лучше. Преподавание идет настолько плохо, что детям, поступившим в школу с 7—8-летнего возраста, приходится трехклассный курс проходить в продолжение 8—10 лет — время, за которое учащиеся в женских гимназиях оканчивают 8 классов. В школе в составе преподавателей, исключая учительницы рукоделия, нет осетинок, которые, несомненно, с не знающими русский язык детьми проходили бы более успешно все предметы преподавания. Было бы желательно расширение программы по крайней мере до типа обшеучительских семинарий с рукоделием, шелководством, пчеловодством, огородничеством, садоводством и молочным хозяйством. Отпускаемые в настоящее время «Обществом восстановления христианства на Кавказе» средства, если будут недостаточны для такого типа школы, то можно войти с ходатайством в подлежащие учреждения о пополнении недостающих для такой школы средств хотя бы даже из епархиальных сумм. А школьное здание можно выстроить на суммы, ассигнованные Синодом на дело церковного и школьного строительства в Осетии. Владикавказская городская дума, судя по многим примерам, вероятно, не откажет в отводе для оборудования школы необходимого участка городской земли. А если слух о переводе Ардонской семинарии во Владикавказ верен, то ардонцы, несомненно, предоставят семинарское здание осетинской женской школе и она раз навсегда избавится от занимаемого теперь тесного здания с мизерным грязным двором на узкой грязной улице. Местоположение здания Ардонской семинарии с громадным садом при нем и всевозможными надворными постройками даст школе все необходимое для гигиены и занятия сельским хозяйством.


К. Л. Хетагуровскачать dle 12.1


 

 

 

Комментариев 0